Схимонахиня Макария Тёмкинская (Артемьева, 1926-1993)

http://forumuploads.ru/uploads/0017/a0/a2/153/t10346.jpg

Нередко разговор заходил о современной жизни. “Ну что теперь делать, — сокрушалась она, — дожили до плохого. Шли, шли и уперлись. Нынче везде одно горе, сладкого нигде нет. Бог так попускает: на небе темно, а на земле грозно. Бог не дает веселья. Народ теперь в общем не хороший, баламутный народ, он Господа Бога нисколько не слушает. Народ привык жить по своей воле. Свои грехи они на песок перетерли, чтобы безгрешными быть, — нынче такой народ премудрый”.

Слушая Матушку, я вспоминал размышления одного священнослужителя о том, что все больше и больше людей “через неверие, порочность и страстность, через занятие оккультизмом становятся одержимыми, своего рода покорными проводниками демонической воли — воли, направленной к гибели человечества, подготовляющей пришествие антихриста”.

“Весь хороший народ помер, — говорила мне Матушка, — они все в раю, они не знали этой пустоты, Богу молились, им там будет хорошо. А сейчас весь народ пошел под откос. Они Бога не знают, читают что попало, собирают что попало. Божие не любят, а небожие любят. Люди очень переменились, они в Бога не верят, а если и читают молитвы, то небрежно, без внимания. Подумать только, семидесятилетние платком машут и пляшут. В такое-то время только плясать…”

“Время сегодня незнатное — начальство не будет клониться к народу и будет полная разруха. Сейчас усердия у них к народу нет нисколько”, — говорила она в августе 1988 года.

“Преподобных теперь из молодых быть не может, опоздали, — сказала схимонахиня, отвечая на мои вопросы. — Божественные корешки потеряли, а они в сердце, в душе должны бережно храниться. Даются они при крещении один раз, а приносятся издалека, из рая”.

Размышляя над матушкиными словами мы, ее духовные чада, осознавали, что незаметно наступили времена, когда в подобных схимонахине Макарии людях мы, быть может, видим последнее уходящее поколение Божьих людей. А ведь именно они, “святые — соль земли, говорил преп. Силуан Афонский, они смысл ее бытия; они — тот плод, ради которого она хранится. А когда земля перестанет рождать святых, тогда отнимется у нее сила, удерживающая мир от катастрофы”.

На всех нас лежит печать греха, которая не дает нам восходить к небесному, но лишь позволяет скользить по наклонной.

“Как же вы мне жалки, — со скорбью говорила Матушка. — Вот Ангелы небесные, как они дружны между собой”. При этих словах тихий свет словно озарял ее лицо.

Бывая невольным свидетелем многочисленных бесед схимонахини Макарии с приезжавшими к ней людьми, я поражался: мало кто из них знал даже такие известные молитвы, как “Отче наш” и “Богородице Дево”. Невольно приходила в голову мысль: многие страдают болезнями и скорбят потому, что далеко мы все отстоим от Господа. “К Богу сегодня можно прийти только через скорби и болезни”, — словно подтверждала мои раздумья Матушка.

*     *     *

“Москва — город святой, только люди в нем теперь плохие, — сказала схимонахиня Макария и предупредила: Из Москвы никуда нельзя уезжать. Даже если кому посоветуешь так поступить, ответишь за это на Страшном суде”.

Узнал от нее еще и то, как усиленно молится она за всех нас и за каждого в отдельности: “Москву я дюже берегу, как я молюсь за каждого; там весь народ, там народа много”.

Спросил ее, сможет ли она когда-либо побывать в Москве. “Я Москву люблю, — отвечала она, — а Московской не скоро буду”. Смысл слов схимонахини Макарии мне не всегда был полностью понятен, но я чувствовал ту грань, которую в своих вопросах не смел переступать. Я понимал, что со временем все остальное прояснится.

В день Светлого Христова Воскресения 30 апреля 1989 года, после принятия Святых Христовых Тайн она сказала: “Я Темкинская, а еще Московская, Смоленская, Калужская — Российская”. Говорила, верно, перечисляя уделы земные, за которые она молитвенно предстояла перед Господом и Царицей Небесной.

Будучи физически очень слабой, она тем не менее ночи напролет молилась за многострадальную Отчизну нашу. “Я боюсь спать, — призналась она, — в такое тревожное время не спят. Незнамо что творится в нашей России”. Она словно окидывала своим духовным взором всю Россию, видела нестроения, происходившие на ее территории, и говорила с жалостью: “Россия хороша, только люди в ней стали плохие. А я всех жалею и Матерь Божию за всех прошу. И Господа прошу: “Господи, взмилуйся, не дай нам погибнуть”.

Со временем я понял, что молиться за всех не просто, от человека требуются особые лишения. “Чтобы за всех молиться, надо поститься сильно и питаться просфорами и водичкой святой, — говорила схимонахиня Макария. — А я схимница-монашка!.. Буду поворачиваться еще сильнее. А с благословения Матери Божией и на воде проживешь, и еще крепче будешь!”

В последние годы жизни схимонахиня Макария лишила себя не только яблочек, которые ей приносили, но даже и просфор. Ела она черные сухари, размачивая их водой из источника.

Сколь велики были нападки дьявольские на Матушку, если собой закрывала она вверенный ей люд. “Да, Матушка — всем Матушкам Матушка!” — думалось мне тогда. А она, словно читая мои мысли, произнесла горестно: “Вам будет без меня плохо”.

Тяжелую жизнь прожила схимонахиня Макария, но никогда не теряла присутствия духа. Тяжелые жизненные испытания наложили неизгладимый отпечаток на ее лицо, и она в свои шестьдесят пять лет походила на восьмидесятилетнюю старицу.

Посетивший ее протоиерей отец Михаил, сам человек преклонных лет, проведший пятнадцать лет в сталинских ссылках и лагерях, сказал о ней с восторгом: “Какая она молодая!” Конечно, он имел в виду молодость ее духа. Недаром иногда она называла себя “девчонкой”: “Я российская девчонка, никто меня не обидит. Россия меня не обидит”. Правда, в России тогда немногие знали о своей великой молитвеннице. “Я российская девчонка, я люблю Россию и молюсь за нее”, — говорила она мне. И в глазах моих рисовалась матушка Макария, как молитвенно горевшая за всех нас перед Господом и Царицей Небесной свеча от земли до неба. И словно передавая сообщенный ей в горних высотах ответ на ее молитвы, она говорила мне: “Россия никогда не погибнет. Ее Господь просветит, и она будет опять Россия как Россия”. Слова эти были сказаны 5 октября 1988 года.

Как-то протоиерей Петр спросил у Матушки:

— Матушка, сколько я у тебя гостил, а ни разу не помню, чтобы тебя посетил епископ.

— А я, отец Петр, молюсь Матери Божией, чтобы Она никого из них до времени ко мне не допускала.

И такое время пришло. 1 января 1993 года схимонахиню Макарию впервые посетил один из высших иерархов Русской Православной Церкви митрополит Волоколамский и Юрьевский, председатель Издательского отдела Московского Патриархата Питирим.

Митрополит причастил схимонахиню Макарию и после долго беседовал с ней, задавая вопросы. Вдруг Матушка произнесла:

— Мне так жаль, что мы расстанемся с Россией.

— Может, Россия еще возродится? — спросил ее владыка.

— Россия на соль переводится, — дважды повторила она митрополиту.

Как истолковать эти пророческие слова? Читаем в “Библейской энциклопедии”: “Слово соль нередко употреблялось для означения содержания тех лиц, которые находились в услужении у других. …Соль употреблялась при жертвоприношениях. …Выражение в Библии: соляная земля служит эмблемою земли бесплодной и необитаемой. Слово соль употребляется также в Священном Писании и прямо, как очевидный символ бесплодия.

…С другой стороны, так как соль сообщает приятный вкус пище, то под словом соль разумеется чистая и святая жизнь и деятельность. “Вы — соль земли”, — сказал Спаситель Своим ученикам /Мф. 5,13/. Здесь “соль” означает нравственные качества души.

…Наконец выражение: “Всякий огнем осолится” /Мк. 9,49/ означает вечность мучений грешников в геенне огненной”.

Какое из приведенных толкований раскрывает смысл слов схимонахини Макарии? В свое время много писалось о будущем мира, в котором Россия займет центральное место. На память приходят и сказанные за четыре года до этого матушкины слова: “Россия никогда не погибнет! Ее Господь просветит, и она будет опять Россия как Россия”.

Следовательно, если соль предохраняет пищу от порчи и делает ее здоровой, так, может быть, и православные россияне скоро будут “призваны к тому, чтобы своими духовными совершенствами, своим просвещенным умом, своим добрым поведением и примером, своей жизнью и делами предохранить мир от нравственной порчи, от заразы греховной, пороков и растления, развивая, питая и укрепляя вокруг себя во всех добрые расположения, здоровые начала нравственной жизни, здравые мысли, понятия и чувствования”.  Если таков Божий промысел о России, тогда какой ценой за все это будет уплачено?..

Может ли Господь по молитвам праведников помиловать страну и ее народ? Вспомним древнее библейское повествование: “Авраам же еще стоял пред лицом Господа. И подошел Авраам и сказал: неужели Ты погубишь праведного с нечестивыми (и с праведником будет то же, что с нечестивым)? Может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? Неужели Ты погубишь и не пощадишь (всего) места сего ради пятидесяти праведников, (если они находятся) в нем? …Он сказал: не сделаю того и ради сорока. И сказал Авраам, да не прогневается Владыка, что я буду говорить: может быть, найдется там тридцать? Он сказал: не сделаю, если найдется там тридцать. Авраам сказал: вот, я решился говорить Владыке: может быть, найдется там двадцать? Он сказал: не истреблю ради двадцати. Авраам сказал: да не прогневается Владыка, что я скажу еще однажды: может быть, найдется там десять? Он сказал: не истреблю ради десяти” /Быт. 18,22-32/.

Так повествует Библия. И мы знаем, что много-много раз ради молитв праведников Господь щадил всех тех, за кого они возносили свои святые молитвы.

*     *     *

Одна из самых удивительных сторон духовной жизни схимонахини Макарии — это ее общение с Царицей Небесной. Никому много не рассказывала Матушка об этом. Но сегодня, когда ее нет в живых, мне хотелось бы поведать об этом читателям в надежде, что сказанное может послужить во спасение многих душ.

“Когда я была в той стройке (в строящемся доме. — Авт.), Она и тогда приходила. Она дверь не искала — шла там, где народ не ходит. Она как идет с востока — и в стену, а та упадет и как будто открыта. Где Она пройдет, там цветы цветут, и где Она побудет, там цветы цветут.

Впервые Царица Небесная явилась Матушке, когда та после двух лет жизни на улице перебралась к матери Наталье. Явилась тогда Царица Небесная с семьюдесятьючетырьмя девочками лет четырех с половиной и долго разговаривала с Ней. “Меня всю трясло, — вспоминала схимонахиня Макария, — Она руку положила — и хорошо. Я Матерь Божию боялась”.

Рассказывала схимонахиня Макария и о том, как Царица Небесная оказывается на земле: “Она сходит, где лестница есть небесная и где можно сойти. Чуть ли не каждый день в три часа сходит с неба и сразу идёт аромат. От Нее пахнет, как от ягодки какой. Этот аромат каждый может учуять, особенно кто на улицу выходит”.

Являлась Она и иначе, и случалось это, когда схимонахиня Макария о чем-то очень просила: “Когда Она летит, так все равно, что свечки горят — вся светится. Так и прилетает. Каких воздухов (запахов. — Авт.) от Нее только нету”.

“Ее не всегда можно узнать. Когда Она приходит или стоит на расстоянии пяти — семи метров, от Нее исходит неизреченный аромат, какого на земле нет. По этому благоуханию Ее и можно узнать”.

Она рассказывала, в чем была Царица Небесная, когда являлась ей в последний раз: “Одета в длинное-длинное одеяние голубого цвета, а лицо покрыто” /18.01.88/.

Из последующих рассказов схимонахини Макарии я понял, что являться человеку Владычица может по-разному.

“Если захочет — явится во всей Своей славе, — говорила Матушка. — Ах, какая Она нарядная, невозможно!.. Она как маков цвет цветет. Она веселая, радостная, наряженная, в цветах, на голове венок. Она бывает вся в сменной (разного цвета. — Авт.) одежде”.

“Матерь Божия когда в белом приходит, когда в черном. А в красном — когда служба большая бывает”. Спаситель Ей подскажет. Она и наденет, венок наденет на голову. Ее сразу узнаешь, я привыкла, я хоть из тысячи народа Ее узнаю”.

Читал я, что святые при явлении говорят на небесном языке и не каждый может понять их. Вот и спросил, легко ли понимает Ее она. “Как же не понять, Матерь Божия ведь русская, по-нашему и говорит”, — удивительно трогательно отвечала Матушка. И учила: “К Ней надо подступать смело, а Она говорит не сразу. Ее надо спрашивать. Сама Она может ничего не сказать. Надо Ее смелее спрашивать. А говорит Она очень тихо”.

“В последние годы все реже бывает Она радостной, тогда сердце чуть не выскочит”, — передавала Матушка свое впечатление от таких встреч. Царица Небесная являлась к схимонахине Макарии “дюже скорбной”. “Она сейчас же зарыдает, зарыдает, слезы такие крупные. Сейчас бы собрала их”.

Еще в мае 1985 года схимонахиня Макария сказала, что Царица Небесная взяла благодать с нашей земли. Было ли это связано с начавшейся тогда перестройкой? Об этом я ее не спрашивал. А после она словно бы добавила к сказанному тогда: “Матерь Божия говорит, что теперь довести народ до большой благодати нельзя, теперь народ такой стал (в смысле — непригодный. — Авт.)”.

“Я очень редко Ее вижу, потому что Она очень занятая, — поведала как-то Матушка. — Она полетит в чужие страны. Когда Она вернется — не знаю”.

Матушка рассказывала, что Царица Небесная посещает больных, страждущих и просящих у Нее помощи, часто обходит наши города и веси. “По дворам пойду, — передавала она Ее слова, — кого на смерть запишу, а того оставлю, кто тише будет жить”. Матушка же просила Владычицу не раз: “Ты похлопочи, чтобы не было гибели народу”.

И еще об одном посещении Владычицы рассказывала схимонахиня Макария: “Матерь Божия говорит:

— Ты почти дожила до казенных столов, никто куска хлеба не даст, некому тебя будет кормить. Все будет на большом счету.

— Ну и ладно, — отвечала Матушка, — если Ты меня не оставишь…

— Денег не будет, все отберется, — говорила ей Владычица в июле 1989 года, — придешь, пообедаешь и больше ничего не получишь. Тогда ничего не будет, все попрячут, все похоронят, потому что пригону (производства. — Авт.) будет мало.

А я Ей так и сказала: “Была бы Твоя милость!..”

Рассказывала схимонахиня Макария и о других словах Царицы Небесной: “Землю Российскую никому нельзя продавать! Матерь Божия запрещение дает. Нельзя землю продавать, земля хоть и не освященная, но она огражденная. Матерь Божия говорит: “Я наблюдаю!” — Россию бережет и землю Она не отдает никому”.

Когда же настали времена тревожные, грозящие целостности страны, молилась она особенно усердно.

— А Россия-то будет? Будет ли Россия?

— Россия многоправославна, — услышала она в ответ. — Россия не погибнет!

К этой теме Матушка возвращалась в рассказах не раз и радостно поясняла: “Матерь Божия за несколько лет все наладит. Она народ жалеет, всех-всех”. “Россию никто не возьмет, — сказала она, — маленькую Россию”.

— А почему Царица Небесная бывает теперь редко?

— У Нее, знаешь, сколько записей. (Она говорила о людях, записанных на смерть. — Авт.). Ведь одни старые остались. История России в гроб глядит.

Иногда Матушка говорила об отношении Владычицы к тем или иным человеческим слабостям и о Ее страданиях за наши нечестия.

“Гулянок Матерь Божия не любит, пьяных не любит и, когда их видит, очень плачет. Матерь Божия так скорбит, незнамо как. Такая красавица и так плачет. Народ прегрешил, надо умирать за это, а Матерь Божия жалеет народ”.

*     *     *

О наступлении грозных Времен.

А теперь молодых нет, все старые подряд, скоро совсем накакого народа не будет (27.06.88). До 99 года ничего сейчас не должно быть, никакого бедствия (12.05.89). По Библии мы теперь — доживаем. Она называется “Совершаемая”. А когда кончится 99-й, тогда будем жить по “Истории” (02.07.87). Покамест Библия “Совершаемая” не кончилась, ничего не будет, а она до 99-го года! Ты до этого времени не помрешь, я помру, меня Бог приберет (27.12-87).
     
Нынче ладно, а на следующее лето — хуже. Я еще когда говорила: это не к добру такая темнота, какая-то проруха будет (28.06.89). Ничего хорошего не обещает Господь, ничего мы не получим, так и будем канать кое-как (17.12.89). Матерь Божия у нас (имеется в виду, в Российской земле. — Авт.) благодать сняла. А Спаситель послал апостолов Петра и Павла, и Иоанна Богослова у них (в других христианских странах. — Авт.) снимать благодать. Тут надо бы сильно молиться! (14.03.89) Теперь большого ничего не будет (07.07.89).
     
Деньги лучше не станут, только подешевле раза в два, а потом еще подешевеют (11.02. 89).
     
Такое время наступает, сила отнимается колдунами. Будет еще хуже, не дай Бог дожить до того (05.10.88). Скоро пойдет человек нехороший, пойдет колесом. Ладно бы конец света, а тут — ломка построек и народа, все с грязью смешано, будете по колено в крови ходить (25.03.89).
     
Война, все будут в войне, палками станут воевать, бить друг друга, много людей перебьют. Палками когда будут бить, станут смеяться, а из ружья когда ударят — заплачут (04.03.92).
     
Мертвые как следует положены, а нам придется кувырком. Хоронить будет некому, так свалят в яму и закопают (28.05.89).
     
Видишь, как темно, колдунье затемнило. Я еще раньше говорила: скоро будет темно, станете носом торкаться (17.11.87). Зимой светило солнце, а нынче и летом не светит — запрещение читают колдуны на солнце (27.08.87). Волшебники помрачили небо, чтоб их дела не очень видны были, они любят темноту (05.10.87). Темные люди на землю черноту навели, лукавая сила усиливается. Скоро все люди будут это дело (колдовство. — Авт.) знать. Вокруг лукавого вся нечистая сила будет. Соберет их в кучу, и начнут. Плохая жизнь приходит (28.10.87). Теперь их время настает, хорошие времена кончаются (24.05.88). Они людей перепортят, а потом станут показывать друг на друга (27.03.87).
     
Теперь народ, в общем, нехороший. Начальство не будет клониться к народу, и будет полная разруха (11.07.88). Сейчас усердия у них к народу нет никакого, они того и хотят зло сделать: кто ворует, кто пьянствует, а детям-то каково (20.12.87).
     
Никак теперь нельзя на этажи (жить в многоэтажных домах. — Авт.). Теперь теснота, везде народ плохой, теперь своим умыслом нечистым они верующий народ теснят (25.03.89).
     
Страшней для нас китайцы. Китайцы злые очень, будут резать без пощады. Они половину земли возьмут, им ничего больше не надо. У них земли не хватает (27.06.88),

Когда победа тьмы совершится.

Колдуны теменью всю землю покроют, а без солнца ничего не вырастет. А этому никто значения не придает (18.02.88). Солнце в четыре часа чуть-чуть проглянет, и опять станет темно. Мы будем в темноте (27.08.87). И свет не дадут зажигать, станут говорить: надо экономить энергию (28.06.88).
     
Это начало, потом будет холод. Скоро Пасха — со снегом, и зима на Покров будет наступать. А трава лишь к   Петрову дню. Солнце убавится вполовину (27.08.87). Лето станет плохое, а зима — больше. Снег будет лежать, и не сгонят его. А потом морозы незнамо какие будут (29.04.88).

Будет голод большой.

Матерь Божия сказала: “Ты, Матушка, почти дожила до казенных столов. Скоро будут казенные столы. Придешь — покормят, а вынести и куска хлеба не дадут”. Молодежь погонят в деревню. (15.09.87).
     
Скоро вы останетесь без хлеба (29.01.89). Скоро воды не будет, яблоков не будет, картох не будет (19.12.87). Голод большой, хлеба не станет — корочку пополам поделим (18.02.88).
     
Произойдет большое восстание. С этажей (из городов. — Авт.) народ станет разбегаться, в комнатах не будут сидеть. В комнатах сидеть нельзя, ничего не станет, даже хлеба (28.12.90). А если молиться Спасителю, Матери Божией и Илье Пророку, они не дадут умереть с голода, сохранят тех, кто веровал Богу и искренне молился (27.06.88).
     
Начнется неурожай, когда монахов станут ссылать (18.02.88).
     
И не помрешь. Господня будет воля, кто не записан помереть, тот будет мучится и помереть не помрет (21.06.88). Весь хороший народ помер, они все в раю, они не знали этой пустоты: Богу молились, им там будет хорошо (01.02.88).
     
Плохо, что мы дожили до конца света. Скоро будет конец света. Теперь немножко остается (11.12.88). Теперь сказала: (имеется в виду Матерь Божия. — Авт.) “Немножко осталось”. Теперь народ плохой, редко кто на небо пойдет. (04.04.88).

Грядет церковное нестроение.

Библия, что напечатают, неправильная. Они (по-видимому, фарисействующие иудеи. — Авт.) оттуда повыкинут что их касается, они не хотят укоризны (14.03.89).
     
Готовится изменение веры. Когда это произойдет, святые отступятся и не станут молиться за Россию. И тех, кто есть (из верных. — Авт.). Господь заберет к Себе. А епископы, которые это допустят, ни здесь, ни там (на том свете. — Авт.) Господа не увидят (03.08.88).
     
Скоро служба станет половинная, будет сокращена. (11.07.88). Сохранят службу только в больших монастырях, а в других местах сделают изменение (27.05.88). Я только одно говорю: горе священству приходит, рассыпятся поодиночке и будут жить (28.06.89). В церквях в красных платьях станут служить. Сейчас сатана лукавый будет всех брать (20.05.89).
     
Скоро колдуны все просфоры перепортят и не на чем станет служить (литургию. — Авт.). А причаститься можно будет раз в год. Матерь Божия своим людям скажет, где и когда причащаться. Надо только слушать! (28.06.89)

Надеждо моя Богородице.

Когда в четыре часа дня станет темно, как ночью, тогда Матерь Божия и придет. Она обойдет вокруг земли, будет во всей Своей славе и придет в Россию налаживать веру. Матерь Божия придет — все поравняет, не по-ихнему (власть имущих или колдунов. — Авт.), а по-Своему, как повелит Спаситель. Время придет такое, что каждый будет думать, не что поел, а сколько в этот день помолился. Веру Она восстановит на короткое время (11.07.86).

Близко время гонений.

Такую путаницу сделают, и душу не спасешь (01.90). Кто будет входить в церкви, станут записывать (18.02.88). За то, что Богу молишься, за то и погонят (20.05.89). Нужно молиться, чтобы никто не знал, молитесь тихонько! Начнут преследовать, забирать (15.05.87). Сначала отберут книги, а потом иконы. Иконы будут отобраны (07.01.88). Они будут мучать: “Нам не нужны верующие” (14.07.88).
     
Дальше — хуже: церкви закроют, службы не станет, служить будут кое-где. Оставят где подальше, чтобы ни поехать, ни пройти. И по городам, где сочтут, что они не мешают (07.01.88).
     
Церкви эти, которые строятся и ремонтируются, пойдут на другие предприятия, не станет пользы никому. Регистрация будет хитро: они останутся называться церкви, а там будет не поймешь что, свое производство, найдут что делать (11.07.88).
     
Кто Божий, тот антихриста не увидит (07.01.88). Многим будет открыто, куда поехать, куда пойти. Господь своих знает как спрятать, никто не найдет (17.11.87).

Блаженны соблюдающие заповеди Божии.

По Библии мы теперь доживаем, она называется “Совершаемая” (02.07.87). Скоро все будет рядом: и земля рядом, и небо рядом, всего будет много, такой Хозяин (по-видимому, Спаситель. — Авт.) будет (08.06.90). Сказала (Матерь Божия. — Авт.): “Немножко осталось, сойдет на землю со Спасителем, все освятят, и на земле настанет как рай (04.04.88)”.

Из книги Г. Дурасова "Послушница Царицы Небесной. Схимонахиня Макария (Артемьева). Жизнеописание, воспоминания"

Отредактировано Россiянинъ (2021-03-19 20:50:18)