Из фильма "Соль земли". Курсивом выделен закадровый голос иеродиакона Авеля.

В последнее время, говорил, что будет очень много чертей. Люди очень увлекутся этим чародейством, поэтому нам, православным, обязательно нужно знать молитву, и читать её сто раз в день: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, избави мя от антихриста, насилия вражия и чародейства. Аминь. Всем своим духовным чадам говорил всегда эту молитву помнить, до конца дней своих.

Старцам было показано, что колдуны, которые находятся в церкви, стоят спиной к алтарю.

Монахиня Анастасия (Ушакова): «Прихожу к батюшке радостная: «Батюшка, мне Господь послал работу (батюшка очень переживал, что меня уволили)». А он говорит: «Милушка, ну и где же ты нашла?» А я говорю: «Батюшка, в больнице, в «Семашко». А он говорит: «Господи! Какая Божия благодать! Как хорошо в больнице поработать-то! И кем же ты?» А я с радостью: «Батюшка, по своей специальности! (плановик-бухгалтер, экономистом они меня брали)» А он говорит: «Оооо… опять главбух… Нет, не благословляю. Если б ты устроилась в больницу нянечкой, полы мыть, за больными ухаживать, больных кормить, горшочки выносить из-под больных, постельку под ними перестилать – вот награда-то была! Вот радость! А это – не радость, не благословляю».»

Об отношении к грешникам: Всем всё прощать. Они люди больные. Как врач относится к больному – они не смотрят, каков он, а лечат его, так и мы лечить должны любовью, снисходительностью. Вот. Он – больной, он болен душою, не умеет любить, значит ему нужен духовный врач. Духовный врач – наша молитва и наше самое любвеобильное отношение к немощам человеческим.

Иеродиакон Авель: Отошёл ко Господу отец Христофор 9 декабря 1996 года. В этот день некоторые очевидцы, находясь за десятки километров от Тулы, видели, как над городом стоял огромный огненный столб, уходящий в небо. Думали, что это чудо природы, а это Господь показывал людям святость почившего праведника.

Сказал духовным чадам: «Больше у вас старцев не будет никаких. Плохо вам будет без старцев, больше их не будет». (У духовных чад после него или вообще в стране?)

Придёт время, женщины будут носить мужское одеяние, «мужские головы» (все будут стриженые), все женщины оденут брюки – молодые и старые. Подвели к ней маленькую девочку в брюках, батюшка сказал: «Отведите её сейчас же, я её причащаться не буду. Ко мне таких не подводите. Это великий грех. Это не положено. Кто благословлён – тот должен носить, а это не ваше одеяние».

Отец Христофор был из того поколения русских людей, на плечи которых выпала вся тяжесть революции и последующего зловещего становления нового государства и новой большевистской власти. На гигантских обломках монархической России вставал такой же гигантский, утучнённый христианской кровью, истукан безбожия и лжи. Ни один народ не жил на таких контрастах, на каких жила и поныне живёт Россия. И главный парадокс всех эти контрастов – вера в ничто. Мы называем себя «богоизбранным», а оказались оторванными от веры. Эту трагедию многих поколений людей батюшка остро переживал. Он понимал, что революция потому и совершилась, что народ отошёл от Бога. Поэтому веру в Бога батюшка считал величайшем даром. Он говорил: «Великое счастье на Земле – верить в Бога». Мир в его глазах был тяжело болен, и главная причина болезни заключалась в отсутствии любви. «Сам образ жизни современного человечества, - говорил он, - очень греховен. Поэтому се грешники – глубоко больны». Ещё в 60-70-х годах он говорил о грядущем падении нравов. Произойдёт это вслед за разрушением атеизма. Безбожие сменится развращенностью жизни, пьянством, тунеядством, воровством, увлечением восточной мистикой, чародейством, подражанием Западу.

О последних временах говорил (ещё даже в 70-х годах говорил), что подойдёт такое время, что произойдёт великое отступление от Истины, от Правды Божией, когда людям начнут вручать номера, паспорта, ваучеры и какие-то антихристовы документы, которые ещё в 70-х годах батюшка не знал, но он говорил, что это будет.

Ещё в 70-х годах говорил: «Первое, что вам дадут, - ваучер. И кто его примет – тот будет одной ногой стоять в аду. И если не покается, то на веки вечные уйдёт в бездну, в огонь вечный. Для тех людей, кто возьмёт – приготовлен огонь вечный».

Затем говорил, что через какое-то время будут давать паспорта. Российские, новые паспорта. И кто их возьмёт, и далее возьмёт карточки, антихристовы документы, тот будет предателем Христа. Предупреждал заранее о тех временах, которые сейчас подходят.

Батюшка был очень прозорливый, и знал мысли и движение наших помыслов. В Туле был телом, а духом его видели в Колюпанове – ходил по полям около монастыря.

Всех своих чад предупреждал, что наступят антихристовы времена. Остерегайтесь что-то принимать. Ничего не берите, что бы вам ни предлагали. И как Матронушка сказала: «Перед вами положат крест и хлеб, мы возьмём крест». Так же и батюшка говорил: «Идите за крестом».

Говорил: «Бойтесь, как бы вас не обманули, потому что будут действовать очень хитро, очень лукаво – даже умные люди могут ошибиться».

Слова «электронный», «компьютер» не говорил, говорил, что будет с паспортами непорядок, конец через паспорта будет.

Стучал кулаком: «Вы смотрите внимательны будьте, очень внимательны будьте. Господь при дверях».

Всё началось с ваучеров. Ваучеры нельзя брать, я не беру и вам не советую. Это как бы мы продаём имущество царя нашего Николая.

Монахиня Серафима (Пошехонова) вспоминает: «Он мне как-то сказал: «А что же ты имеешь в паспорте одно имя, а в крещении другое имя у тебя?»» Её назвали каким-то модным именем, и, видимо, когда она крестилась (перед постригом?), в паспорте имя не сменила (а был ещё советский паспорт). Батюшка сказал: «Но лучше, если успеешь – заменить, а то будут новые паспорта».

Ещё до канонизации царя у батюшки была фотография всей семьи. Он очень их любил. Говорил: «Царь – Божий помазанник. Ещё народ поплачется». Говорил, что царя нужно почитать, любить. Как можете, чтобы душу свою очистить. Царь не виноват, а мы все перед ним виноваты. Он выбрал себе страдать за весь народ. На реплики, что не нужно было царю отрекаться от престола, батюшка говорил: «Никто не знает, нужно ему было или не нужно. В чём он виноват, если ещё Павлу было открыто? Всё по Божиему промыслу произошло, они ни в чём не виноваты, всё так должно быть. Он же к Иоанну Кронштадтскому всё время обращался. Россия им (царём) жива».

Нужно соборное покаяние, чтобы все покаялись, вся Россия покаялась в соборном покаянии, чтоб был у нас новый царь. Царь не придёт, пока не покаются все и пройдёт война. Тогда только после этого у нас будет новый царь. Пока не покаемся – не будем жить хорошо, будем окровавленные все, в крови купаться. Потому что мы как преступники, пока не покаемся в соборном покаянии за цареубийство. Даже патриарх говорил, что народ русский не раскаялся в грехе цареубийства.

Духовные чада спросили батюшку о власти (тогда был Ельцин), он говорит: «Что – власть? Вы молитесь … (неразборчиво) Ельцин уйдёт, вот будет молодой – вот он вас запутает, тогда узнаете».

Говорил, что уже советский паспорт нельзя было брать, потому что тайно всё равно стоит номер.

Незадолго до смерти отец Христофор говорил, что впереди нас ждут смуты и будет очень-очень тяжело. Что все признаки пришествия антихриста налицо. А значит надо быть внимательным не прельститься и не быть прельщёнными. Ведь для того, чтобы люди приняли антихриста и его печать, надо чтобы у них ум оскотинился, разум помрачился. Чтобы они прельстились и жили одними земными интересами. «Главное, - говорил, - это хранить православие. Именно оно не даёт антихристу прийти в мир, не пускает этого рогатого. А если не пускает, то значит рано ему воплощаться. Ему-то надо везде свою морду сунуть, всех прельстить, а Россия – светильник миру, его надо погасить. Поэтому она и терпит такие напасти». Вспоминая прошедшие годы, батюшка говорил, что гонения и скорби сплачивали людей, а свобода лишила их ума, сделала безумными. Свобода для грешников делает их свободными во грехе. Батюшка так и говорил: «Будет время – настанет свобода, и вы увидите, что это такое. Разбежится стадо, если оно станет свободно». Поэтому в распознавании козней лукавого сейчас сосредоточено всё существо нашего спасения. Это является особенностью нашего времени: все наши добрые дела, монашеские обеты, келейные правила, молитвы, милостыни, хождение в храм, богослужения, причастие Святых Христовых Таин – всё это обезсмыслится, если мы не распознаем действие льсти. Поэтому сохранение трезвенного ума, здравого рассуждения и неприятие ничего нового, ничего от этой власти – он считал высшей добродетелью. Он прекрасно видел, что глобализация ведёт к антихристу, что происходят страшные события, предсказанные Евангелием. И когда впервые на продуктах появились штрих-коды, батюшка показал на них пальцем и сказал: «Во, это они! Это они». Т.е. те самые антихристовы начертания, его печать, о которой говорится в Апокалипсисе. И не благословлял покупать товары с их изображением. Всё это осуществляется через компьютерную систему идентификации, поэтому батюшка был очень настроен против компьютеров, говорил, что это сатанинская машина. Батюшка не благословлял принимать ничего электронного и говорил, что когда будут давать электронные номера, то их ни в коем случае нельзя брать. Сейчас-то мы знаем, что это личные коды: налоговый, пенсионный, медицинский, а тогда он просто говорил: «номера». И батюшка вообще не благословлял принимать ничего, никаких документов, никаких паспортов.

Гонение будет. Бойтесь! Придёт время – не будет ни газа, ни воды. Все побегут в деревни, но всё будет закрыто. Некуда бежать. «Батюшка, а как же так? Как быть-то?» - «Вот тогда и узнаешь».

Говорил: «Будет великое гонение. Монахов погонят – ох как монахов погоня-я-ят… И у кого не будет домика – они будут погибать в дорогах».

Сказал: «До последнего ходите в храмы». Схиархимандрит Куша Одесский говорил одной своей дочери духовной, схимонахине, что подойдёт время, когда на земле будут одни католические храмы. Именно тогда ходить в храмы нельзя будет. Вас Господь защитит. Т.е.  спрячет в свои пустыни, где-то будете молиться и вымаливать остаток тех христиан, которые будут в Истине стоять. Батюшка призывал, чтобы стояли против этой антихристовой системы, очень строго.

«Время такое подойдёт, что вы будете причащаться в катакомбах». Схимонахиня Пиама (Касаткина) спросила батюшку: «Батюшка, а что это за катакомбы?» Батюшка: «Катакомбы – это погреба. Вам надо будет к этому времени приготовить кагор и муку, чтобы причащаться. Ни одной русской церкви не будет. Католики в один день придут и всех выгонят. И будут всех по улицам ходить и загонять в храмы. Туда нельзя входить, а если ты пойдёшь – то надо много-много плакать, слёз пролить, чтобы Господь простил, за то, что ты туда вошла посмотреть: как там, что там. Будут говорить: как же вы ходили туда, а теперь не ходите? Кто не пойдёт – будет гоним».

А если вы с ними будет не согласны (с теми, кто предлагать будет документы), то вас увезут далеко-далеко… и уничтожат.

Говорил, что на Соловках вас всех там уничтожат, всех, кто первый паспорт не возьмёт – будут сразу на Соловки. Кормить нечем, и в одну ночь приказ дадут – сразу в одну могилу. На Соловках первых всех уничтожат сразу.

Монахиня Пиама (Касаткина): «Мы сидим в Почаеве, едим, возле храма, после Обедни. У кого что есть из сумки достаём, едим. Лето, хорошо, тепло. Из-за угла храма выворачивают четыре старца. А Пимен уже был при смерти… А эти старцы глядя на нас: «Последний патриарх умирает, а вы что делаете (дескать, сидите, как ни в чём не бывало)? Хоть бы что, сидите себе… Молитесь Богу! Последний патриарх умирает!»»

Патриархов надо почитать, они не нами поставлены. А что они делают – это они будут отвечать перед Господом.

Раба Божия … принесла батюшке … и говорит: «Батюшка, наш патриарх новый…» Он посмотрел и говорит: «Ооо… Смотри, что тут… (а патриарх значок не снял красный) Видишь, он чей?»

Говорил батюшка и о падении Церкви, что навяжут экуменизм, будет сильное окатоличивание России, и говорил, что какая-то хитрость будет придумана – и в Туле останутся только два-три истинных священника. А потом, помолчав, добавил: «хорошо, если два… хоть бы один, если вымолят». Батюшка так и говорил, что почти всё духовенство предаст Господа, прельститься номерками. Ибо всё это – отречение от Христа. И не просто отречение, а повторение иудина предательства. Предвидя их падение говорил, что владыка Серапион – последний православный митрополит в Туле, который стоял за веру, а Пимен – последний православный патриарх. Говорил так, потому что знал: после них эти номерки, новые паспорта и вообще всё электронное будут вовсю вводить, а архиереи будут это благословлять.

Был против телевидения, новшеств, компьютеров. Ему это было чуждо. «Молитва должна быть в устах. Близость к Богу отошла, вот в чём беды. Люди полюбили мир больше, чем Бога».

Говорил, что будет голод. Много не надо, но чтобы на десять дней у вас водичка была. И сухарики, запасы на десять дней. Потому что иногда такое будет, что даже выйти из дома нельзя будет. Голод не сразу придёт, а так вот, неожиданно скроется всё, потом уберут – и будет голод. Могут даже принуждать к чему-то. Поэтому чтобы десять дней у вас была водичка. Для избранных сократится. Время-то не политическое, а апокалптическое.

Незадолго до смерти сказал: «Двадцать семь лет прибавил Господь. В эти года ужасные бедствия будут. Должна быть война, должен быть голод. А голод страшнее всего. Голод сильный будет. Старцы очень молятся, чтобы была война. После войны будет голод. А если не будет войны, то плохо, все погибнут. Война будет недолгая, всё-таки люди спасутся многие, а если не будет – никто не спасётся».

В Церкви будет резкое охлаждение. Будут вопросы справлять, всё делать, а людям душевной любви к Церкви давать не будут. Больше будут к деньгам идти.

Храмы изменятся. Будет католическая служба. Прислушивайтесь. Не будут читать «Тебе поем», «Отче наш», «Верую», в храм не ходите, делать там будет нечего уже. А это вот будет, изменение будет обязательно службы. Без этого не обойдётся. Тогда некуда будет пойти.

О Евфросинии Колюпановской: «Мощи доставать не надо, осквернят. Пусть она как есть похоронена, так и будет».

Да, действительно осквернят. Он даже сожалел потом, что обрели мощи преподобного Амвросия Оптинского. «Потому что, - говорил, - могут надругаться». Чему же удивляться, если мы понапринимали то, что мерзостно пред Богом. За это Господь и попустит повториться 17-му году. Но конкретно, что можно сделать? Отец Христофор и все мы прекрасно понимаем, что глобализацию не остановишь. Но мы можем в ней не участвовать. Отвергнуть эту систему. Лучше быть гонимыми, но свободными. Поэтому давно батюшка благословлял приобретать домики с земелькой, говоря, что земелька прокормит.

Придёт время, когда будет страшный голод, в своих квартирах-то люди с голода будут умирать, трупы будут валяться, не будет воды, света, газа – ничего не будет, и будут трупы лежать в своих квартирах. А кто купит домик, и у кого есть домик, они будут обрабатывать земельку, и Господь их будет питать. Из больших городов старайтесь уезжать, не оставайтесь в городах. Говорил это уже в 70-х годах. Покупайте хоть земляночку, и сразу копайте колодец, чтоб у вас была водичка. И сажайте вербу. Придёт время, когда будет страшная жара, всё пересохнет, все реки, озёра пересохнут, и льды на севере расплавятся, и горы сойдут со своих мест, а вода пересохнет, воды не будет. И тогда, кто посадил вербочку, под вербой всегда будет мокрая земелька. Вы тогда помолитесь Господу, возьмёте щепоточку земли, скатаете её катышком, перекре́ститесь – и проглотите эту земельку. Вот вам будет хлеб и вода.

От семи до девяти лет будет колебание: то будет жара – всё погорит, урожай не дасться собрать; то будет дождь, урожай хороший будет, богатый, Господь уродит, но собраться он не дасться – зальют дожди, всё сгниёт, а люди его не соберут.

«Дети мои, меня Господь забирает от вас, а вы остаётесь на страшные мучения, на страдания. Но вы не отчаивайтесь». Его спрашивали: «Батюшка, а как нам спасаться в последнее время? Вас с нами не будет». Он говорил так: «Читайте Евангелие, Псалтирь, и пока ещё церкви открыты, нет смешения вер, ходите в церковь, причащайтесь, соборуйтесь, - батюшка всё благословлял. - А когда произойдёт смешение вер, тогда в церкви ходить нельзя будет».

Будет страшный голод, потом будет война. Но война будет очень короткая, и после войны останется очень мало людей. И после этого тогда уже у нас будет новый царь. Жизнь будет очень хорошая, благочестивая, божия. Но это всё будет после войны. Долго ли она продлиться – это угодно только Богу, только Господь ведает: если мы умолим – ещё продлит нам. Говорил: антихрист у порога (вариант: а если не умолим – антихрист у порога).

Батюшка не благословлял уже жениться, замуж выходить, и уходить в монастырь. В последнее время смутное очень трудно будет монахам в монастыре, потому что не будет старцев, Господь всех старцев заберёт, и монастыри окормлять некому будет. И тот, кто уйдёт в монастырь, пострижётся – и не наберёт силу монашескую, которая должна быть у настоящего монаха (это много лет надо молиться, чтобы быть настоящим монахом), так и останутся они «зелёными» монахами. Придёт время, из монастырей очень будут бежать. Так бежать будут, что в монастырях примут паспорта, ИНН, дьявол овладеет этим. Так и говорил: «Ох, как бежать-то будут… И хорошо, у кого будет уголок, куда вернуться. А у кого не будет уголочка, эти люди под забором будут умирать». Не будет благодати. В последнее время покупайте домики, собирайтесь общинками, чтоб вы не по одному человеку жили в домике, а общинками, по 7-10 человек, чтоб вы молились. Благословлял запасаться крещенской водой и просфорами: сушить и складывать их в стеклянные банки и герметично закатывать, чтобы ни одна мошечка не подобралась туда. А когда смешение произойдёт, и в церковь ходить уже нельзя будет, тогда мы будем дома молиться, зажигать лампады, свечи и вкушать кусочек просфорочки, антидорчик, и крещенскую водичку – и тогда Господь сам будет нас причащать. Благословлял общинки, говорил, что надо бы, чтобы священник был, хоть в редкую стёжку бы он мог прийти и причастить нас в общинке. Но священник, у которого будет антиминс. Молитесь, просите Господа, чтобы только не отойти от веры православной.

Сколько в те далёкие времена (17-й год) пострадало священнослужителей, старцев, духовенства… это во спасение души. Страдание – во спасение души.

В последнее время очень люди болеть будут. Много будет людей болеть, но не отчаивайтесь, только Бога благодарите. Это очищение душ ваших.

Когда случился взрыв в Чернобыле, батюшка знал, что там случилось. Он молился, и это место, где произошёл взрыв, его обошло стороной. Говорил: «Вот всё кругом заражено, а Чернобыль – там радиации нет. Не бойтесь радиацию, это сатанинское наваждение, вкушайте даже в самом Чернобыле молоко, мясо – всё вкушайте, но только с молитвой и всё крестите».

Видел штрих-коды на бутылках, говорил: «Не покупайте эти бутылочки, где стоят штрих-коды. А если вы купили (но в то время ещё мало было, не все продукты были клеймёные), срывайте и всё крестите крестом и крещенской водичкой окропляйте – и тогда вкушайте с молитвой.

Про штрих-код отец Христофор говорил, что это та самая печать, которую будут ставить на руку и чело. Мы привыкли все думать, что печать антихриста будет скотская – видна невооружённым глазом, об этом говорили и Нил Мироточивый, и Лаврентий Черниговский, и таково вообще толкование святых отцов, но Господь за нашу нераскаянную и лукавую жизнь попустил и другую печать, такую же лукавую. Она будет наноситься лазером и будет невидимая. Об этом же говорил и приснопамятный схиигумен Иероним Санаксарский. Это откровение последних времён. Но из слов отца Христофора необходимо понять ещё и то, что часто употребляемые слова блаженной Матроны, что «когда нам предложат крест и хлеб – мы выберем крест», надо понимать духовно. Реально нам никто не будет этого предлагать, иначе обезсмысливается предупреждение отца Христофора и других старцев - «чтобы ничего не брать, никаких документов». Если ваучер или паспорт – ещё не печать лазерная, а бумажка, то что от них отказываться? Но в том-то и хитрость, что с каждым таким документом нам предлагается невидимо крест и хлеб, Христос и мир, Распятие или отречение. Прошли те далёкие времена открытых гонений, когда перед глазами мучеников клали орудия пыток и жертвенный ладан, теперь нам предлагают выгоду с патриаршим благословением или клеймо раскольников, миротворцев или противников возрождения России. Таким образом, перед каждым поколением христиан встаёт выбор креста и хлеба. Однако на этом до сих пор спотыкаются многие современники и многие пастыри. Привыкли плотски всё оценивать, и так же плотски понимать пророчества, которые надо осмысливать духовно.

Начали с ваучера, и как по ступенькам антихрист будет подниматься. За ваучерами пойдут ИНН, медицинский полис, пенсионные полиса, потом будут новые паспорта, а потом уже, после паспортов, будут чипы. Если вы приняли полис, ИНН, паспорт – назад дороги нет, вы уже будете как зомбированные, и отнимется ум, вы уже не будете соображать – тогда вы пойдёте дальше, и будете принимать остальное всё. И в конце вы уже просто подставите своё чело и свою руку – и лазером вам поставят чип. Тогда ждёт преисподняя. Начиная с ваучера ничего не берите сатанинского. Меня-то Господь забирает, а вы-то остаётесь на страшные страдания – туча чёрная надвигается. Но живите с Богом и ничего сатанинского не принимайте! Кто не возьмёт всю эту нечисть – Господь при жизни будет давать невидимые венцы, на Земле ещё!

Придёт время, что ни купить, ни продать. Строго говорил: «Выбирайте: или хлеб, или крест! Возьмёте крест – спасётесь, пойдёте в жизнь вечную; если испугаетесь, что вы погибнете без хлеба, возьмёте хлеб – тогда не спасётесь. А Господь не оставит своих избранных чад. На смерть – так на смерть, на страдания – так на страдания, только не брать новые паспорта, ничего не брать сатанинского!»

Говорил, будет голод страшный, и тогда будем питаться земелькой из-под вербы, а ещё: орешками, травками; и нужно собирать цветы и лист липы.

Придёт клеймёный властитель, он будет лысый. Он – от сатаны. С этого времени изменится жизнь, пойдёт разделение, не только Союза, но и семьи все будут разделяться, отходить. Раньше жили большими семьями, а в последнее время не будут уживаться дочь с матерью, сын с отцом, сноха со свекровью, и все будут хотеть отделиться. Это плохо, что пошло разделение.

В последнее время будет смешение вер. Будут наши девушки выходить замуж за иноверцев, смешаются. Особенно Китай пойдёт на нас, и они займут нашу русскую землю, будут жениться на наших девушках. Это недопустимо, это страшный грех. Потому что они должны пойти на нас войной, они нас задушат.

В Брюсселе строят машину «зверь». Охватит она весь мир. Будет перепись. Не вступайте в перепись: все списки пойдёт туда, в эту машину «зверь». А это сатанинское.

Не благословлял ходить на выборы.

Придёт время, когда крестов в храмах не будет. Сначала пропадут параманные крестики, всё, что для монахов, а потом будут и остальные кресты пропадать. Когда задумают родители окрестить ребёночка, а крестов не будет.

Матушка Федотия задала вопрос: «А вот когда нельзя будет в храм ходить (ну, мол, «я просфоры пеку»)». Он говорит: «Да, матушка Федотия, вот ты печёшь просфоры… а вот придёт время, что нельзя в храм, а ты будешь печь просфоры?» Она так улыбнулась, засмеялась: «Не знаю, батюшка…» Батюшка: «Ты не улыбайся, это вопрос серьёзный. Это очень серьёзный вопрос.» Она говорит: «Да буду батюшка! Я ж люблю просфоры печь.» А он и говорит: «А кому ты будешь печь просфоры? Вера-то православная, она уже будет всё». Когда это произойдёт, и причастия в храме не будет.

Истинных священнослужителей в Туле останется два или три.

Когда был ещё патриарх Пимен, и он очень болел, потом у него ноги отказали, его на кресле носили, и батюшка говорил: «Молитесь за патриарха Пимена, молитесь. Дай Бог! Хоть он какой больной, только бы он был у престола Божия. Патриарх – последний».

Вот мы и пришли к концу истории. «Последним христианам, - писали святые отцы, - предстоит пройти путь Христа». Быть такими же отверженными, гонимыми и преданными своими же пастырями. Это время и настало. Отец Христофор говорил всё так, как предупреждал приснопамятный протоиерей Николай Рагозин: о том же духовном обнищании, оскудении веры пастырей, прельщении и предательстве. О том, что из монастырей нас будут гнать за отказ от номерков и паспортов, за голос правды. Кто предал Христа на распятие? Синедрион. А говоря в общем – жиды. Кто предаёт свой народ сейчас? Кто ведёт его в ад, благословляя всё принимать? Благословляя глобализацию, саммиты, призывая быть едиными. С кем? Со Христом? Нет. С тем самым мировым сообществом, которое две тысячи лет назад предало Христа. С теми самыми либералами, которые в 17-м предали государя, а сегодня предают Россию. Так кто это? Подобие очевидное.

Антихрист очень хитрый, очень лукаво будет подползать к каждой душе, чтобы её похитить, заглотить.

Когда он умирал, его спросили: «Батюшка, на кого же вы нас оставляете?» Он ответил: «Меня Господь забирает, а вас оставляю на Господа и Царицу Небесную. Молитесь, не оставляйте молитву – и Господь вас не оставит».

Господь заберёт старцев, а вы будете – стадо овечек, по всему миру, по всей России ездить, выискивать старцев, а старцев истинных не будет, их всех заберёт Господь, а вас оставит на Свою Волю.

По наблюдениям монахини Анастасии (Ушаковой), люди, которые приняли новые паспорта, жалуются на головные боли, проблемы с памятью, в них оскудевает вера, идёт угасание души.

Батюшка говорил: «Иуда предал Иисуса Христа, но вы-то не предайте, не распните Его второй раз».