Вверх страницы

Вниз страницы
Форум Православная Дружба риа Катюша

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Слово пастыря » Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)


Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Слово в Неделю Торжества Православия

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) 

В первое воскресенье Великого поста Святая Церковь
празднует Торжество Православия, и надо разъяснить вам, что это значит.
Необходимо вам знать, в чем состоит основная, важнейшая сущность
нашей православной веры. Она состоит, прежде всего, в том, что мы всем сердцем
веруем в Господа Иисуса Христа как нашего Спасителя от власти диавола
и от греха первородного. Эта вера совершенно отлична, в корне отлична
от всех других вер: только в нашей христианской вере сущность ее составляет
вера в искупление рода человеческого крестной смертью Господа и Бога нашего
Иисуса Христа.

Для того чтобы понять и подлинно знать, как мог искупить Господь Иисус Христос,
истинный Сын Божий,  род человеческий, надо глубоко, всем сердцем веровать,
что был Он истинным и совершенным Богочеловеком, что в Нем совмещались
и полнота Божества, и полнота человеческой природы - совмещались нераздельно.
Только при условии этой веры будем мы подлинно и истинно христианами.
Почему это так?

Потому что искупить Своею Кровью первородный грех, тяготевший над родом человеческим,
искупить нас всех,  погибающих от власти диавола, возможно было только Богочеловеку.
И это искупление совершено Крестом Христовым. Если бы Господь наш Иисус Христос
не совмещал в Себе полноту Божества с истинной человеческой природой, то не мог бы Он
пострадать за нас на Кресте, не мог бы Своей Плотью и Кровью сделать нас причастниками
жизни вечной.  Ибо если бы Он не обладал совершенным человеческим естеством, если бы Он
был прежде всего и больше всего совершенным Богом, то не мог бы Он страдать на Кресте,
ибо Бог бесстрастен. А если бы был Он прежде всего человеком, человеком, с которым только
соединилась благодать Святого Духа, то Его крестная смерть имела бы не больше ценности
в глазах Божиих, чем смерть святых мучеников Христовых.

Итак, сущность Православия в том, чтобы веровать всем сердцем в Богочеловечество
Господа Иисуса Христа, в то, что был Он истинным Богом и истинным человеком.
Сатана, враг рода человеческого, знал это, и он приложил все усилия к тому, чтобы
разрушить в людях веру в Господа Иисуса как Богочеловека. Чтобы достичь этой
окаянной цели, он воздвигал одну за другой тяжкие ереси.

Первой воздвиг он ересь Ария, пресвитера Церкви Александрийской, который учил,
что Господь Иисус Христос был сотворен во времени и притом из ничего; что было время,
когда Он не существовал, что не был Он единосущен Отцу, но был только первым Божиим
творением и через Него сотворена вся вселенная. Таким образом, Арий отверг Божественность
Господа Иисуса Христа. Много лет эта ересь смущала Церковь Восточную, много страданий
претерпели отвергающие эту ересь. На Первом Вселенском Соборе в 325 году в Никее ересь Ария
была посрамлена и установлен Символ веры, в котором утверждалась Божественность Господа
Иисуса Христа.

Вслед за ересью Ария воздвиг сатана другую ересь - ересь Македония, отвергавшего
Божественность Духа Святого и разрушавшего этим веру во Святую Троицу.
Его ересь была осуждена на Втором Вселенском Соборе.

А потом воздвиг сатана epесь патриарха Константинопольского Нестория, который,
подобно Арию, отрицал Божественное вечное рождение Господа Иисуса Христа от Бога Отца.
Он учил, что родился не Сын Божий, а человек, в котором обитал Бог.  Пресвятую Богородицу
учил он называть не Богородицей, а Христородицей. И эта тяжелая и многих увлекшая ересь
была разоблачена на Третьем Вселенском Соборе; был осужден Несторий, предан анафеме.

Но сатана не складывал рук: он придумал новую ересь, тонкую - ересь, для многих приемлемую.
Устами еретиков Евтихия и Диоскора учил, что в Господе Иисусе Христе не было действительной
Богочеловеческой природы, а природа Божественная всецело преобладала над природой человеческой.
И эта ересь ниспровергала веру в Богочеловечество Господа Иисуса Христа. Пала и эта ересь,
и воздвиг сатана еще более тонкую ересь, ересь монофелитскую. Она состояла в том, что у Господа
Иисуса Христа отрицалась воля человеческая. Еретики учили, что была у Него одна воля, не две воли
— Божеская и человеческая, - а только одна Божеская. И эта ересь тоже совершенно лишала силы
и ценности крестную смерть Господа нашего Иисуса Христа.

Бесконечна была изобретательность сатаны: и после падения монофелитской ереси
воздвиг сатана новую и последнюю ересь, ересь иконоборческую. Император византийский
Лев Исавр воздвиг жестокое гонение на поклонение святым иконам. Он объявил почитание
святых икон ересью и идолопоклонством; он ставил почитающих святые иконы наравне
с идолопоклонниками.  Гонение, от него воздвигнутое, было жестоким. Из всех церквей
и даже из домов и дворцов царских по повелению императора Льва выбрасывали все иконы,
их уничтожали и подвергали надругательствам. Было приказано стенную живопись храмов и дворцов,
в которой изображались сцены Священной Истории, уничтожить, замазать известью.
А поверх извести поведено было написать нелепое - цветы, фрукты, ландшафты, то есть то,
что не имело никакого отношения к Церкви, к вере святой.

Эта ересь вызвала сильное сопротивление, прежде всего, со стороны монахов, а потом
против нее восстало и большинство мирян. Сопротивлявшиеся иконоборческой ереси
претерпели жестокое гонение от императора Льва Исавра, претерпели мучения и казни,
которые по жестокости можно даже сравнить с гонениями на христиан римских императоров
Диоклетиана, Декия, Ликиния. Монахам - сильным, горячим защитникам почитания икон
— отрезали уши, носы, выкалывали глаза, бросали их в тюрьмы; тем, которые занимались
иконописанием, глубоко сжигали пальцы на руках и даже отрубали кисти рук.

Особой силы иконоборчество достигло при сыне и преемнике Льва - Константине Копрониме.
В его царствование в 754 году был созван еретический собор, которому император велел
обосновать отмену иконопочитания. Этот собор присвоил себе незаконно имя
"Седьмого Вселенского", на что не имел никакого права, ибо на нем не присутствовал
ни один из восточных патриархов, не было даже их представителей, а был только один
патриарх-иконоборец Константинопольский. В этом соборе не принимала участия
и Западная Церковь. Этот собор, не имевший никакого права именоваться Вселенским
— Седьмым Вселенским, - издал целый ряд постановлений в оправдание иконоборчества.

Но сила Божия хранила истинное Православие. После Копронима при Льве IV наступило
значительное облегчение гонения на почитателей икон, длившееся до регентства
императрицы Ирины, которая в 787 году созвала новый Собор - подлинно Седьмой Вселенский Собор,
который отверг все постановления разбойничьего иконоборческого собора и восстановил иконопочитание.
Но окончательно избавилась Церковь от гонения на иконопочитание от императоров-иконоборцев
только тогда, когда империей правила на правах регента, за малолетством своего сына Михаила,
императрица Феодора. Она объявила полное прекращение гонения на почитателей икон
и установила великий праздник Торжества Православия.

Чтобы представить себе, как тонка и опасна была ересь иконоборческая, надо понять,
что, запрещая изображать Господа Иисуса Христа на иконах, иконоборцы отрицали то же,
что и все другие еретики, - Его Богочеловечество. Они основывали свое осуждение иконопочитания
на том, что Бог неизобразим, следовательно, не должно быть никаких изображений и икон.
Но неизобразимо чистое Божество, изобразимо же Божество, связанное с человеческой природой.
А Господь Иисус был истинным Богом и истинным человеком - был подлинным Богочеловеком,
и на иконах изображается не Божество отдельно, не человек отдельно, а подлинный Богочеловек.

Утверждать безусловную неизобразимость всего Божественного, как это делали иконоборцы,
— значит отвергать нераздельное соединение Божества с человечеством, ибо это последнее,
без сомнения, изобразимо. Осуждать иконопочитание, называть его идолопоклонством
— значит отрицать действительность Богочеловека, в котором обитает полнота Божества телесно.
Не Божество изображается на иконе, а Богочеловечество.  Не иконам воздаем мы почитание,
а Тому, Который изображен иконе: не иконе, а Самому Господу Иисусу Христу, Предвечному Сыну Божиему.
Изображаем на иконах и Ангелов святых, как повелено было Богом Моисею изобразить их
в скинии в виде золотых изваяний, осеняющих ковчег Завета.

Грубо и дерзко поступают наши сектанты, обвиняя нас в идолопоклонстве.
Да знают они, да запомнят навсегда, что Седьмой Вселенский Собор утвердил иконопочитание,
осудил всех называющих иконы идолами. А сектанты поносят святые иконы, называя их идолами,
и нелегко им понять,  о чем говорил я ныне. А вы, малое стадо Христово, полагайтесь на свой разум,
не рассуждайте сами дерзко и неверно о том, о чем рассудил Седьмой Вселенский Собор.
А вы будьте послушными чадами Церкви и с радостным сердцем празднуйте нынешний
праздник Православия.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/ … avoslaviya

0

2

Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

Неделя 28.
Притча о званных на вечерю

Выслушайте слова св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова,
написанные им в его великом Апокалипсисе:
«И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих,
как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель.
Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя.
И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых.
И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца.
И сказал мне: сии суть истинные слова Божии»

(Апок. 19, 6–9).

Блаженны званные на брачную вечерю Агнца.

Об этой брачной вечере сказал Господь свою великую притчу о званных на вечерю,
которую слышали вы в нынешнем евангельском чтении.

Евангелист Лука говорит, что некоторый человек устроил вечерю великую,
а апостол Матфей иначе говорит о том же самом:
«Царство небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего…» (Мф. 22, 2).

Вот то, что говорит Матфей, чрезвычайно близко подходит к словам апостола Иоанна Богослова,
которые читал я вам сейчас в Апокалипсисе.

Эта вечеря была именно брачный пир Сына Божия, а Сам Бог Отец устроил эту великую вечерю.
Что же дальше слышим мы?

Были заколоты тельцы, овны, все было приготовлено для брачного пира Сына Божия,
Которого скрыл Лука под видом некоторого человека.

И когда все было готово, когда настало время ужина, послал он раба сказать званным: «Идите, ибо уже все готово».

Заранее были приглашены, были заранее званы на брачный пир некоторые избранные.

Кто были эти избранные, кого первых звал Господь на брачную вечерю Сына Своего?

Это были вожди народа израильского, это были учители его – первосвященники, книжники, фарисеи, члены синедриона, старейшины народа – их в первую очередь звал Господь на пир Свой.

Он даже не ограничился однократным приглашением: когда все было готово к пиру, Он опять послал раба сказать, что все готово, идите, идите на пир.

И как ответили эти избранные, эти вожди народа израильского?

«И начали все, как бы сговорившись, извиняться.
Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти и посмотреть ее; прошу тебя, извини меня».

А по-славянски сказано гораздо лучше: «Молю тя, имей мя отречена», – отрекаюсь от твоей вечери.

Он купил землю и поэтому считал совсем неинтересным брачный пир Христов, вечерю Сына Божия.
Ему дороже была земля, купленная им, ибо только на земное возложил он все свое упование,
только к земному обратил сердце свое, только к земным благам направлены все стремления его, все помыслы,
а потому не хочет он никакой вечери в царстве Божием, она ему неинтересна, важнее та земля, которую купил.

«Другой сказал: Я купил пять пар волов и иду испытать их; молю тя имей мя отречена».

Он купил пять пар волов, значит, не был бедным человеком: он был богат, и из-за этих пяти пар волов отказался от вечери в царстве Божием.

О, окаянный любостяжатель! О несчастный, привязанный всем сердцем только к богатству, только к благам земным.

Знаем, знаем мы, что кто вступит раз на путь любостяжания, никогда не сходит с него, ибо любостяжание всецело овладевает сердцем человека, делает сердце это ничем ненасытимым, ибо чем больше приобретает человек, тем больше разгорается его страсть к приобретениям, тем ненасытимее хочет он новых богатств.

«Третий сказал: я женился; и потому не могу прийти».

Первые два все-таки извинялись, а этот даже не извинился, он просто и грубо говорит: не нужна мне твоя вечеря. Я женился, мне предстоят брачные утехи, которые мне гораздо дороже твоей вечери. Имей мя отречена.

Опять человек, преданный всем сердцем земному.

«И возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место».

Кто эти слепые, хромые, нищие и убогие, которых собирал хозяин вечери по улицам города?

Это те, о которых говорит апостол Павел в послании Коринфянам: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и униженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее…» (1Кор. 1, 27–29).

Это были нищие и телом, и духом, это были смиренные, простые люди, которые не кичились своей мудростью, ибо книжной мудрости не имели, были необразованными людьми.

А ведь вы же знаете, что Своих святых апостолов Господь Иисус Христос избрал именно из таких, из ничего не знающих от науки, от мудрости человеческой, простых рыбарей. Потом еще 70 избрал.

Они из тех, которые ходили за Ним, а ходили толпы людей, совсем иначе настроенных, чем вожди израильские, ненавидевшие Христа из зависти к Нему.

Это были люди простые, хотя и грешные, и тяжко грешные, как мытари и блудницы, но которые омывали слезами своими ноги Его и отирали их распущенными волосами.

Это были не мудрые, не знатные – это были униженные.

Они чувствовали сердцем своим, хотя и грешным, но сохранившим чуткость, святость Господа Иисуса, чувствовали огромный контраст между Христом, Святейшим святых, и самими собой, сосудами греха и нечистоты.

И эта святость Христова привлекала к Нему их – всех этих хромых, спотыкающихся на греховных путях своих; всех этих слепых, ничего не видевших в сердце своем, что надлежало бы видеть, в чем надлежало покаяться.

Это они – нищие, хромые, слепые, убогие – это они обратили сердца свои к Спасителю нашему, их собрал раб господина по улицам города. Но осталось еще место.

И тогда «господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой» (Лк. 14, 17–24).

Кого это велел Он искать по дорогам загородним, по проселочным путям, по изгородям?

Это язычники, среди которых с такой быстротой распространилось евангельское слово, это язычники, жившие далеко, далеко от Иерусалима, это язычники той великой империи Римской, которая покорила себе весь тогдашний мир. Это они, покоренные в течение трех веков проповедью о Христе, это они, пролившие в этом процессе своего познания Христа так много крови, мученики Христовы – это они, темные язычники, блуждавшие по перепутьям.

Это их призвал Господь.

Знаете вы, что Евангелие Христово в течение трех веков покорило себе весь тогдашний языческий мир. Вот кем наполнилась горница, уготованная для пира.

Св. Матфей прибавляет еще нечто важное, о чем умолчал Лука: «Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте в тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22, 11–13).

А это кто: одетый не в брачную одежду? Это один из тех, которых немало даже среди нынешних христиан, один из тех, кто не понимает, что «царство Божие силой берется, и употребляющие усилия восхищают его».

Это тот, который полагал, что получив отпущение и прощение грехов в таинстве крещения, уже чист; это один из ханжей, которые думают, что только одним внешним соблюдением обрядов, одной внешней набожностью можно заслужить царствие Божие.

Не хотят видеть той грязи, которой так много в сердцах их, не хотят сознавать, что одеты в грязное рубище, зловонное рубище, сотканное из их грехов, и все-таки смеют лезть на вечерю Христову.

О как нужно их изгнать, не терпеть присутствия их! Как допустить их к участию в вечере великой?! В царстве Божием место только святым и более никому.

Ну что же, скажем ли, что притча Христова относится только к тем древним людям, врагам Христовым, вождям народа израильского, и нечестивым книжникам и фарисеям?

Не скажем, не скажем: слова Христовы вечны, имеют они вечное и непрестающее значение и в наши дни, и для нас, живущих почти через две тысячи лет, имеют глубокое значение. Ибо подлинно, разве не все люди, которых Он искупил Божественною Кровью Своею, призваны на вечерю в царстве Божием?

А многие ли откликаются на призыв?

О как их мало, как мало!

О Господи! Как страшно, что вечеря Христова уничижается!

Огромное, огромное множество людей так поступают: им нет дела до царства Небесного, они не верят в вечную загробную жизнь, не верят в Бога и в Царствие Его вечное; они идут своим путем, отвергши путь Христов.

Что же, пусть идут – их воля, но пусть смотрят, куда придут. Увидят, увидят, поймут, что отвергли, над чем смеялись и издевались.

Но в роде человеческом далеко не все таковы.

Из числа отвергших вечерю Христову есть много, очень много таких, которые веруют в Бога, которые любят Христа и хотели бы войти в Царство Небесное.

Но на вечерю они не идут, но Христу, зовущему на вечерю, отвечают: «Имей мя отречена».

Почему, почему вы не идете?! Они смущенно отвечают: как нам идти, ведь над нами будут смеяться, будут издеваться. Можем ли мы идти против течения, можем ли не жить той жизнью, которой все живут? Можем ли выдаваться из среды людей мира сего? Ведь зависим от них во многих отношениях, боимся потерять то, что имеем, если пойдем против них.

И не хотят идти против течения… И плывут по течению…

Плыви, плыви, смотри только, куда приплывешь – в полном отчаянии приплывешь.

Ты боялся насмешек и издевательств людей мира сего, а не боялся ли ты слов Самого Господа и Бога нашего Иисуса Христа: «Кто постыдится Меня пред человеки, постыжусь того и Аз пред Отцом Моим Небесным».

Этого не боишься, это для тебя меньшее значение имеет, чем насмешки людей мира сего? Это не побуждает ли тебя плыть против течения?

Не в нашей власти таких удержать, но в нашей власти осознать ужас отречения от царства Небесного, от вечери Христовой.

Нам нужно сознавать, что заслужим мы отречение от нас Самого Господа Иисуса Христа, если посмеем Ему сказать: «имей мя отречена», если не решимся плыть против течения, если выше всего не будем ставить заповеди Христовы, не боясь того, что скажут о нас люди мира сего.

О как бы я хотел, чтобы среди вас, малого моего стада, не нашлось ни одного, кто заслужил бы осуждение от Христа, зовущего на вечную Свою вечерю, чтобы не оказался никто изгнанным с вечери Христовой за то, что пролез туда в грязной, зловонной одежде греха.

Жизнь коротка, все скоро умрем, так подумаем же о том, что оставшиеся дни наши надо употребить на то, чтобы очистить сердца свои и стать достойными участниками великой и вечной вечери Христовой.

Всех нас да сподобит этой радости Господь и Бог наш Иисус Христос!

30 декабря 1951 г.

+1

3

Новичок написал(а):

«Имей мя отречена».

такие страшные слова.

Всё же ЦСЯ проникает до разделения души и духа.

0

4

Страшный Суд: «Для одних будет ужас нестерпимый, для других – радость велия»

Сегодня, в Неделю мясопустную, в православных храмах звучали проповеди
священников о Страшном Суде Божием, который ждет каждого из нас после кончины.
Предлагаем нашим читателям замечательную проповедь, произнесенную
архиепископом Крымским и Симферопольским Лукой ровно 70 лет назад.
В ней много поводов для глубокого осмысления...

Как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого:
ибо как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж до того дня,
как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех,
– так будет и в пришествие Сына Человеческого (Мф. 24, 37–39)
– второе страшное пришествие.

Так ли точно будет?
Нет, то, что было во дни Ноя, приводит Христос в Своей речи о Страшном Суде для того,
чтобы показать, что так же внезапно, так же неожиданно явится нам Сын Человеческий
во славе Своей со всеми святыми ангелами, чтобы сотворить Свой Суд.
Почему говорю я, что не точно так?
На словах Самого Господа Иисуса Христа основываюсь я,
ибо сказал Он:

«И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего,
и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится
знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные
и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою...»
(Мф. 24, 29–31).

А этому Его страшному явлению будут, по Его святым словам, предшествовать
великие ужасы, величайшие бедствия, «ибо восстанет народ на народ, и царство на царство;
и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это – начало болезней» (Мф. 24,7–8)
– тех страшных эпидемических болезней, которые всегда неразлучны с войной.
Будут, видите, страшные войны, будут народы истреблять друг друга; не будет тогда
беспечного покоя, который был во дни Ноя, а будет жестокая и страшная жизнь,
"ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет» (Мф.24, 21).

У св. апостола Иоанна Богослова в его дивном Откровении читаем описание тех ужасов,
тех лютых страданий, которые будут предшествовать Второму пришествию Господа Иисуса Христа.
Это будет время моров и землетрясений, будет время страданий неописуемых. И тогда вдруг
внезапно раздастся страшный голос трубы архангельской, от которой содрогнется вся вселенная.
Тогда будет то, что предсказано св. пророком Исаией:
«Аще отверзеши небо, – а небо отверзется, когда явится Христос, – трепет примут горы;
аще горы вострепещут, то что человек грешный сотворит?» (Ис.).

«Истинно, истинно говорю вам: наступает время и настало уже, когда мертвые услышат
глас Сына Божия и, услышав, оживут» (Ин. 5, 25). Как это все мертвые оживут?
Силою Божией оживут: по воле Божией отверзутся гробы и могилы всех от века умерших;
безбрежное море восшумит страшными бурями и выбросит безчисленных мертвецов,
сокрытых в нем – костями покроется вся земля – костями человеческими – и начнется то,
о чем возвестил святому пророку Иезекиилю Бог наш в необычайном, поразительном видении.

«Была на мне рука Господа, и Господь вывел меня духом и поставил меня среди поля,
и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их
на поверхности поля, и вот они весьма сухи. И сказал мне: сын человеческий!
оживут ли кости сии?
Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это.

И сказал мне: изреки пророчество на кости сии и скажи им: «кости сухие! слушайте слово Господне!»
Так говорит Господь Бог костям сим: «вот, Я введу дух в вас, и оживете. И обложу вас жилами,
и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживете, и узнаете, что Я Господь.

Я изрек пророчество, как повелено было мне; и когда я пророчествовал, произошел шум,
и вот движение, и стали облекаться кости, кость с костью своею. И видел я: и вот, жилы были на них,
и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху, а духа не было в них. Тогда сказал Он мне:
изреки пророчество духу, изреки пророчество, сын человеческий, и скажи духу: так говорит Господь Бог:
от четырех ветров приди, дух, и дохни на этих убитых, и они оживут.

И я изрек пророчество, как Он повелел мне, и вошел в них дух, и они ожили, и стали на ноги свои
– весьма, весьма великое полчище. И сказал Он мне: сын человеческий! кости сии – весь дом Израилев.
Вот, они говорят: «иссохли кости наши, и погибла надежда наша, мы оторваны от корня».
Посему изреки пророчество и скажи им: так говорит Господь Бог: вот, Я открою гробы ваши
и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших... и вложу в вас дух Мой, и оживете...» (Иезек. 37, 1–14).

Так будет и тогда, когда отверзутся все гробы, когда море отдаст своих мертвецов
– тогда вся земля покроется костями сухими. И вдруг эти кости по велению Божию
придут в движение и станут сближаться одна с другой.
О, какой страшный грохот костей поднимется тогда! Этот грохот всех оглушит.
Кости соединятся одна с другой, на них вырастут жилы, вырастет плоть, покроется кожей,
и дух войдет в них, и сотворит Господь великое чудо.

Он сказал в видении Иоанна Богослова: «Се, творю все новое».
И сотворит Он новые тела умерших, а плоть нам неведомую, по свойствам своим.
Но сказано в Писании, что будут они телами духовными. Апостол Павел возвестил нам о тех,
которые к страшному дню Суда Христова будут еще живыми. Так говорит Он:
«Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока
при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся.
Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в безсмертие» (1 Кор. 15, 51–52).

Во мгновение ока эти тела – тела воскресших людей и внезапно изменившихся живых - приобретут совершенно новые свойства: они станут нетленными, они будут жить вечно вместе с безсмертным духом своим. Итак, произойдет ужасная мировая катастрофа, о которой говорил и Сам Господь Иисус Христос, о которой говорил и святой пророк Исаия, и святой апостол Петр во Втором послании, и апостол Иоанн Богослов в Откровении.

Все они говорят, что в этот страшный день Второго пришествия Христова придет конец всей вселенной: «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят. Если так все это разрушится, то какими должно быть в святой жизни и благочестии вам, ожидающим и желающим пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают?» (2 Петр. 3,10–12).

Будет мировая неописуемая катастрофа. Вся вселенная будет уничтожена страшным, неведомым нам огнем. И тогда наступит день, в который Господь сотворит все новое: новую землю, новый Иерусалим, новую вселенную. Страшное пламя, которое охватит всю землю, как огненная река, увлечет всех воскресших мертвецов, всех бывших живыми в это время, и внезапно изменившихся и нетленных, увлечет далеко-далеко от земли, которая горит, которая разрушается, - туда, где будет Страшный суд, туда, где явится на облаках Судия Праведный Господь и Бог наш Иисус Христос, со всеми ангелами Своими.

И предстанут пред Ним все народы, все когда-либо жившие самые древние люди, люди каменного и бронзового века – все предстанут. Предстанут тогда, когда настанет страшная тьма, ибо «солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются...» (Мф.24, 29–30). Но тьма эта озарится необычайным светом, ибо внезапно явится знамение Сына Человеческого на небе – крест святой, свет которого будет неизмеримо ярче померкших небесных светил.«...и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою...».

И увидят все народы Того, в Которого так многие не верили, увидят те, которые распяли Господа Иисуса, увидят те, которые во все дальнейшие века и до нашего времени непрерывно продолжают снова и снова распинать Христа и попирать Его безценную Кровь.

Увидят неверовавшие – и содрогнутся; увидят – и придут в неописуемый ужас, ибо тогда увидят – и не смогут не верить. Увидят своими глазами, своим трепещущим сердцем ощутят ужас и страх, от которого будут скрываться в пещерах и пропастях, и просить, чтобы обрушились на них горы и скрыли их от гнева Агнца.

Но ничто не скроет их, ибо вечна Божия правда, попираема безнаказанно быть не может; ибо правда, которая так часто попиралась на нашей грешной земле, тогда воссияет во всем мире как величайшая и совершенная Божия правда. Тогда настанет великая радость для тех, которые всю жизнь алкали и жаждали правды, не находя ее вокруг себя. Тогда они восклонятся и поднимут головы свои, потому что приближается избавление их (Лк. 21, 28).

С великой радостью, с неописуемым торжеством воскреснут все праведники. В ужасе и трепете восстанут все попиравшие Кровь Христову, не веровавшие в Него. А неверовавших было безчисленное количество с древних и незапамятных времен. Ибо еще древний мудрец Иисус сын Сирахов так говорит от лица их: «Случайно мы рождаемся и потом будем как не бывшие, и дух наш разольется, как воздух» (Сир.).

Нет, не разольются, как воздух, не будут, как небывшие, а воскреснут, с ужасом и трепетом предстанут пред очи грозного Судии. И настанет тогда момент, когда правда Божия будет явлена всему миру. Господь Вседержитель, Судия мира отделит праведных о неправедных; одних поставит направо от Себя, а других налево, и скажет те слова, которые слышали вы в Евангельском чтении: оправдает Он, назовет благословенными Отца своего всех тех, кто творит людям несчастным и страдающим и нуждающимся дела милосердия; осудит и пошлет в муку вечную тех, кто никогда и никому не творил дел милосердия.

Чрезвычайно важно то, что открыл Господь о Своем Страшном Суде. Чрезвычайно важно знать, что Он только за дела милосердия или полное отсутствие милосердия будет судить людей. Он не будет спрашивать ни о чем другом, будет судить грешников только за то, что не имели сострадания, жалости, милосердия и любви к ближним своим.

Почему этого достаточно, почему не надо более спрашивать ни о чем Господу Иисусу? Потому что любовь есть исполнение всего закона, а отсутствие любви – попрание закона Христова. Благословенными Отца Своего назовет Он тех, которые были полны любви, милосердия, жалости и сострадания. Проклятыми и осужденными на вечные мучения назовет тех, которые своими делами показали, что чужды любви, совершенно чужды самому важному в законе Божием, что отвергши этот закон, поправ святую любовь, они отвергли закон добра и предпочли закон зла; не хотели идти по пути Христову, пошли своим путем, путем зла.

Ну что же, будем ли возмущаться тем, что пойдут они в муку вечную? Нет, не будем: они сами себя осудили на эту вечную смерть. Если и не сказал бы Христос Своих страшных слов, все равно сами себя осудили бы они. Как это люди, жившие тысячи лет тому назад, могут осудить себя? Слышали вы в стихирах нынешнего воскресного дня, когда творится память о Страшном Суде, что когда начнется суд, разогнутся книги, в которых записаны деяния каждого человека.

Зачем эти книги, которые разогнутся, неужели нужны они Всеведущему Богу? Нет, конечно, не нужны. Эти книги лишь символически изображают то, что неизгладимо запечатлено в совести каждого человека, в безсмертном духе его.

Внезапно в один миг пройдет пред ним вся прежняя жизнь, до мельчайших подробностей вспомнит он каждое злое слово свое, каждое злое деяние, каждую нечестивую мысль свою вспомнит – и ужаснется. Если был злодеем, если был богохульником, попирал Кровь Христову, все эти страшные дела вдруг внезапно предстанут пред его духовными очами.

Какие основания имею я говорить так и утверждать это? Имею, прямое основание имею, ибо известно из книг по психологии, что люди, бывшие на волосок от смерти – которые утопали в море и были в последний момент спасены, которые попадали под поезд, но лежали между рельсами в то время, как поезд с грохотом проносился над ними – эти люди рассказывали, что в одну страшную предсмертную минуту проходила пред ними вся их прежняя жизнь, начиная с раннего детства.

Это возможно только потому, что все, что мы творим, что говорим, что думаем, неизгладимо навеки запечатлевается в духе нашем. Дух хранит все это, и когда дух освободится от оков плоти, когда плоть станет духовной, тогда дух откроет пред духовными очами человека все то, что происходило в течение его жизни. Это будет страшный суд его самого над ним самим.

Его собственный дух, его совесть осудит его. Потому глубоко справедливо и правильно, что все творившие зло будут преданы на то, чтобы вечно существовать с диаволом и ангелами его, которые отверглись добра и стали средоточием зла. С ними в вечном общении будут жить распинавшие Христа, попиравшие Кровь Его.

В этом общении их злоба и жестокость будет безпредельно увеличиваться. В этом и будет состоять их безконечное мучение. Вот в чем будет состоять Страшный Суд. Вот что должно знать, во что верить безусловно, ибо так будет. Так говорил Христос, Его святые апостолы, Его пророки, а они лгать не могут.

Что же надо делать нам, имеющим пред мысленным взором своим эту страшную картину Суда? Не я отвечу на этот вопрос, а ответит святой апостол Петр: «Итак, возлюбленные, ожидая сего, потщитесь явиться пред Ним неоскверненными и непорочными в мире; и долготерпение Господа нашего почитайте спасением...» (2 Петр. 3,14–15).

Позаботьтесь заранее о том, чтобы Страшный Суд был для вас не ужасом потрясающим, не ужасом нестерпимым, а радостью. Живите так, чтобы когда услышите страшную трубу архангела, когда воскреснут тела ваши, вы восклонились бы и с радостной улыбкой на устах воздали хвалу Богу, Который наконец творит суд, наконец наказывает тяжких грешников, безнаказанности которых не терпела душа ваша, душа каждого доброго человека.

Будем жить так, чтобы Страшный Суд и труба архангела не испугали нас, а привели в великую радость, и воспели бы мы песнь Вечному Судии, Праведному судии, Который воздаст всем по делам их. «Ему слава и ныне и в день вечный. Аминь» (2 Петр. 3,18).


Источник: Проповеди архиепископа Луки Крымского.
Слово в Неделю мясопустную. О Страшном Суде.
4 марта 1951 года

+1

5

Слово в день памяти святых сорока мучеников Севастийских.
Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий)

Мы празднуем сегодня память преславных мучеников Севастийских.

Это было давно, в IV веке.

Они были воинами римского войска и исповедовали христианство.
Начальник войска потребовал от них отречься от Христа.
Они отказались, и тогда их раздели догола и погнали в озеро.

Стояла промозглая мартовская ночь, озеро было подернуто льдом, дул холодный ветер.
Для соблазна на берегу была построена баня. Святые мученики стояли в воде
до самой полуночи, мужественно перенося мучения. Только один из них не вытерпел
и побежал в баню, но на пороге ее упал мертвым.

Тогда свет небесный воссиял над озером и на головы тридцати девяти страдальцев
опустились сияющие венцы. Увидев это, один из стражей сбросил свои одежды
и побежал к озеру с возгласом: «Я христианин!» И так восполнил число мучеников до сорока.
В это время свет небесный согрел воду, и они не замерзли до утра. А утром их подвергли
страшным мучениям и истязаниям, а затем сожгли и кости их бросили в реку.

Господь внушил во сне епископу Севастийскому взять кости мучеников из воды.
И он ночью пошел исполнять повеление Божие. Придя к реке, он увидел, что святые останки
сияют на дне как звезды. Он вынес их оттуда, и они стали предметом почитания верных,
частицы их были отнесены во многие места.

Вот как охраняли святые мученики свою веру во Христа: ничто не могло остановить их
в следовании за Господом. А что ныне происходит у нас, слабых христиан?
Множество верующих отреклось от Христа тогда, когда никто не мучил их,
даже не угрожал никакими мучениями, когда просто требовалось написать в анкетах,
верует человек или не верует. И убоявшись страха там, где не было страха (ср. Пс. 13:5),
люди объявили себя неверующими.

А вы знаете, какие страшные слова сказал Господь Иисус Христос о тех, кто отрекается от Него?
Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится
и Сын Человеческий, когда придет во славе Отца Своего со святыми Ангелами (Мк. 8: 38; Лк. 9: 26).
Эти несчастные малодушные люди должны приносить беспрестанное, глубочайшее покаяние до гроба!
Покаяние, пример которого показали нам святые, например преподобный Варвар, бывший разбойником.
Размыслив однажды о своей жизни и содрогнувшись от грехов, он пришел к священнику и просил
пустить его в свиной хлев, где вместе со свиньями он прожил три года, ходя на четвереньках.
Так каялся он, и Господь сподобил его дара чудотворения.

Преподобный Иаков, чудотворец, прозорливец, ухищрениями сатаны впал в тяжкое преступление
и, отчаявшись в возможности спасения, хотел вернуться в мир. Но его нашел святой инок и убедил,
что милосердие Божие к кающимся всем сердцем грешникам безмерно. Тогда преподобный Иаков
затворился в пещере, наполненной костями мертвых, и прожил в ней десять лет, каясь в своем
тяжком грехе, и был прощен Богом, и снова получил дар чудотворения.

Вот примеры покаяния святых. Как же будут каяться отступившие от Христа?
Неужели только скажут на исповеди священнику: «Грешен, батюшка, во всем грешен»
- и затем уйдут, получив разрешение? Но Господь Иисус Христос святым апостолам Своим,
а через них преемственно и нам, архиереям и священникам, дал власть не только разрешать
грехи людей, но и вязать их, сказав: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе;
и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе (Мф. 18: 18).

Разве мы не обязаны строжайшим образом относиться к делу исповеди?
Разве можем всем давать разрешение? Нет, не можем и не должны, ибо дадим страшный ответ
перед Богом за души ваши. Апостол Иуда сказал нам, пастырям, как должно спасать вас:
К одним будьте милостивы, с рассмотрением; а других страхом спасайте, исторгая из огня (Иуд. 1: 22-23).

Многих надлежит страхом спасать, ибо у них нет собственного страха, они слишком легко относятся
к таким грехам, как прелюбодеяние, блуд, сквернословие. Господь же сказал, что кто скажет брату своему:
«Рака» (пустой, глупый человек), подлежит суду синедриона, а кто скажет «безумный»,
подлежит геенне огненной (Мф. 5: 22).

Святой апостол Павел заповедал нам, чтобы никакое гнилое слово не выходило из уст наших,
а только доброе для назидания в вере, чтобы оно доставляло благодать слушающим (Еф. 4: 29).
А люди оскверняют язык и душу ужасными ругательствами и почти не замечают этого.
Разве можем мы разрешать их грехи? Мы ответим перед Богом, если допустим их к Святой Чаше.
Мы должны запрещать Причащение. Надо, чтобы человек пришел в себя, осознал тяжесть
своих грехов, глубоко задумался, исполняя епитимью, налагаемую на него.

Раньше за грехи назначали тяжкие епитимьи. Святитель Василий Великий запрещал Причащение
убийцам в течение двадцати лет, прелюбодеям - в течение восемнадцати лет. Но постепенно
наказания все больше и больше ослаблялись, и от предписаний Вселенских Соборов,
касающихся великих грешников, мало что осталось.

Уже очень давно святой Иоанн Постник, Патриарх Константинопольский, написал свои правила
о наложении епитимьи за грехи. Он был чрезвычайно мягким человеком и боялся налагать
такие суровые наказания, какие содержались в книге канонов, и во много раз их ослабил.
Но и оставленное им так тяжело, что вы и представить себе не можете.

У нас же епитимьи неизмеримо легче. Так дольше продолжаться не может,
ибо расслабление жизни христианской, распущенность нравов среди нашего народа
достигло уже вопиющих размеров. И как при тяжкой болезни часто необходимы бывают
тяжелые хирургические операции, так и мы должны восстанавливать чистоту нравов
христианских страхом и суровостью налагаемых епитимий. Но святой Иоанн Постник
в своих правилах говорит: «Если грешник добросовестно будет нести тяжелую епитимью,
если принесет глубокое покаяние в грехах, то пастырь может и должен уменьшить наказание».
Вот почему нужно помнить о мучениках Севастийских, о великих святых и преподобных,
которые дали нам пример необычайного по силе покаяния.

Такая строгость может некоторых оттолкнуть от Церкви. Найдутся такие, кому важно
только слушать песнопения и вдыхать фимиам в храме Божием, но они вовсе не вникают
в свое сердце и легко продолжают совершать смертные грехи. Впрочем, пусть они отходят от нас.
Ибо строгость и чистота, которую мы будем требовать от христиан, многих привлечет к нам,
поскольку они увидят, что Церковь Христова - это общество чистых и святых людей,
которые несут наказание за свои грехи, а их высокую нравственность блюдут пастыри и архипастыри.
И очищенная слезным покаянием, наша Церковь будет сиять светом правды и любви Божией.
Будьте же все светлыми, чистыми и святыми!
Аминь.

22 марта 1945 г.

+2

6

"Спешите, спешите – СПЕШИТЕ ИДТИ ЗА ХРИСТОМ.  Жизнь коротка.

Чтобы идти за Христом, надо быть готовым на лишения, на поношения.
Апостол Павел говорит: «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе,
будут гонимы», так как ненавидящих Христа так много, бесконечно много.
В наше время особенно трудно идти этим тернистым путем.

Первый, о котором повествует Евангелие, хотевший идти за Христом,
хотел раньше похоронить отца своего. «Предоставь мертвым хоронить своих мертвецов,
– ответил Господь. – Иди благовествуй Евангелие». Слова, казалось бы, жестокие.
Как можно не похоронить отца своего? Сказаны слова эти Господом, значит,
не жестоки они, а полны истины.

Понять надо духовно: конечно, Господь не был так жесток, чтобы запретить хоронить отца,
но надо было понять слова эти духовно. Как? Это значило: хочешь идти за Мною,
– оставь все заботы о мертвом, о тленном, о погибающем; направь мысли к Богу,
уйди от этой греховной земли, вознеси сердце горе́, забудь о мертвых делах.
Пойди и будешь проповедовать Евангелие.

В этом поучение нам – пастырям Церкви. Нужно уйти далеко-далеко от всех мертвых дел,
вознести ум и сердце в небеса, к духовному, помышлять о горнем, а не о земном,
как требует апостол Павел. Мертвые дела надо оставить, предоставив мертвым хоронить мертвецов.
Мертвых духом много, бесконечно много, предоставим им заниматься мертвыми делами,
а христианам надлежит уйти от мертвых дел.

Другой просил, чтобы пойти ему с Господом, но попросил разрешения проститься с семьей своей.
Сердце влекло его к Господу, но забота о домашних, привязанность к семье заставляли оглянуться назад.
«Никто, озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия».

Возложивший руку на плуг, плуг, который будет пахать ниву Божию, на которой возрастают святые семена,
семена правды, не должен озираться назад. Должен всеми помыслами устремиться к Богу.
Нельзя оглядываться, сожалеть об оставленном, нельзя вспоминать о том, как жил раньше,
нельзя сожалеть ни о чем оставленном в мире. Ушел от мира – не вспоминай о мире.

Возлюби Господа всем сердцем, истреби остаток любви к миру,
не оглядывайся, не вспоминай о прошлой жизни, когда мало думал о Боге,
думал, как получше, повеселее прожить. О жизни прежней забудь
и не забудь отречься от дел прежней жизни

Никогда не говори: сегодня поживу так, как прежде, займусь тем, чем прежде,
а завтра всё это оставлю. Если так думать, за Господом не пойдешь.
И завтра скажешь то же. Представишь себе и завтра картины покинутой тобой жизни,
и завтра отложишь жизнь новую на завтра. А совесть будет напоминать:
оставь сейчас, сейчас же оставь. И будет совесть твердить свое, напоминать одно и то же.
Если не слушаться голоса совести, то он замолчит совсем, и то, что откладывал на завтра,
останется отложенным навсегда. Не будет забыто то, что должно быть забыто.

Правильно сказано, что оглядывающийся назад не будет надежен для Царствия Божия.
Кто возложил руку свою на плуг, не должен оглядываться. Нужно смотреть только вперед;
вперед, всегда вперед и, вознеся сердце свое к Богу, идти за Христом.

Спешите, спешите – спешите идти за Христом.
Жизнь коротка, – и потому спешите идти за Христом.

https://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-J … a-hristom/

0

7

Великая молитва Великого поста ЕФРЕМА СИРИНА
- Толкование Лука (Войно-Ясенецкий)

Толкования молитвы преподобного Ефрема Сирина
светильниками земли русской — архиепископом Лукой (Войно-Ясенецким)
помогают нам углубленно вдуматься в каждое её слово и понять
самое существенное, что надлежит знать для нашей жизни
и для нашего спасения.

Было видение одному святому отцу, подвизавшемуся в пустыне.
Он увидел сонм ангелов, сходивших с неба и несших большой свиток,
исписанный с обеих сторон. Они спрашивали друг друга:
«Кто же может принять этот свиток?»
И был голос с неба: «Только Ефрем, избранник Мой».
И привели святого Ефрема и дали проглотить этот свиток.
И совершилось дивное дело: как лоза, разросшаяся по всей земле,
распространились дивные слова преподобного Ефрема.
Таким дивным словом святого преподобного Ефрема Сирина
и является молитва «Господи и Владыко живота моего…».

+2


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Слово пастыря » Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)