Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Слово пастыря » преподобный Иустин (Попович)


преподобный Иустин (Попович)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

I. Об отношении Церкви к властям

Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам. Деян.5:29

Это – душа, это – сердце Православной Церкви; это – ее главное благовестие, заключающее в себе
все другие благовестия, т. е. всеблаговестие. Она живет этим и ради этого. В этом – ее бессмертие и вечность;
в этом ее непреходящая всеценность и всезначимость. Повиноваться больше Богу, нежели человекам,
– это принцип всех ее принципов, святыня всех ее святынь, мерило всех ее мерил.

Это все-благовестие является сущностью всех святых догматов и всех святых канонов Православной Церкви.
Здесь абсолютно недопустимо, ценой чего бы то ни было, делать со стороны Церкви какие-либо уступки
каким бы то ни было политическим режимам или же идти на компромиссы с людьми или с демонами,

а также, еще в большей степени – с неприкрытыми гонителями Церкви, церкво-борцами, стремящимися
во что бы то ни стало ее уничтожить.

Повиноваться больше Богу, нежели человекам, – это устав Православной Церкви, Устав вечный и неизменный,
Устав всех уставов, а также вечная и неизменная ее позиция, в соответствии с которой должны вырабатываться
все другие ее позиции (в сербском языке слова «устав» и «позиция» (сербск. – «став»), являются однокоренными. – Примеч. пер.).
В этом содержится и первый ответ Церкви первым ее гонителям (см.: Деян.5:29); но это – ответ и всем последующим ее гонителям
во все последующие века, вплоть до Страшного Суда. Для Церкви Бог всегда на первом месте, а человек – всегда на втором.
Поэтому людям можно и должно повиноваться до тех пор, пока они не ополчаются против Бога и Божиих законов.
Но как только они начинают противиться Богу и Его законам, Церковь должна против них выступить и им воспротивиться.

Властям надлежит покоряться, пока они поддерживают Божественный порядок в мире,
пока они – слуги Божии и пока они и в самой жизни поступают как слуги Божии.
Покоряться властям подобает, потому что они как слуги Божии носят меч, наказывающий зло и защищающий добро.
Покоряться властям подобает, потому что они слуги Божии – отмстители в наказание делающему злое, а не доброе.

Но если власти нагнетают страх и мстят делающим доброе, если власти преследуют Божие добро,
если гонят они самое величайшее Благо, Все-Благо мира сего – Господа Иисуса Христа, а тем самым – и Его Церковь,
то таким властям повиноваться не следует, нельзя даже слушать их.

С такими властями христианин должен бороться: бороться святыми, евангельскими средствами.

Никогда не должен христианин повиноваться больше людям, нежели Богу, а особенно тем людям,
которые против Истинного Бога и против Его Евангелия.

Власть в своем начале, в принципе – от Бога.
Однако если власть отрекается от Бога и начинает выступать против Бога, то она превращается
в сплошное олицетворенное насилие и тем самым перестает быть от Бога, становясь властью от дьявола.

Таким образом, мы, христиане, знаем и тайну власти, и тайну насилия: власть благословлена Богом, насилие же Богом проклято.
Все, что от Бога – добро, но стоит этим злоупотребить, как оно тут же становится от дьявола.
Злоупотребление Божиим – в этом весь дьявол, в этом весь дьяволизм всех миров, включая и человеческий.
Власть – от Бога; и пока она действует в Боге и ходит под Богом и с Богом – она благословенна.
Но как только она оставит Бога, то становится тиранией, свирепым насилием – и тем самым переносит себя
под власть антибога, противобога, дьявола.

Таково евангельское, апостольское, святомученическое, святоотеческое, православное учение о природе и значимости власти.

Таково об этом святое и непогрешимое учение Православной Христовой Церкви, таково оно от начала до сего дня,
таким пребудет оно и от сего дня во все последующие века. Свидетели сему? – Все святые апостолы, все святые отцы,
все святые мученики. Особенно – святые мученики, начиная от святого первомученика Стефана и вплоть до нашего
святого дьякона Аввакума и всех прочих святых мучеников, пострадавших уже в наши дни.
Все они пострадали за Господа Иисуса Христа, по большей части – от царей, королей и тиранов,
одним словом – от богоборческих властей мира сего. И количество этих святых мучеников и исповедников исчисляется
даже не тысячами, а миллионами. Все они – святые и бессмертные свидетели Богочеловеческой истины, заключающейся
в следующем: христиане должны противиться безбожным и богопротивным указам и постановлениям царей, начальств
и властителей мира сего, кем бы они ни являлись и где бы ни находились.
Каждый святой мученик, каждый святой исповедник – это живое и бессмертное воплощение пресвятого все-благовестия
Православной Церкви: Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам.
Каждый из них всей душой, всем сердцем, всей своей силой, всем умом исполнял это Божественное все-благовестие.
И потому все они были мучимы, подвергаемы пыткам и издевательствам и приняли смерть от богоборческих правителей
в те или иные века истории.

https://azbyka.ru/otechnik/Iustin_Popov … tom1/2_1_1  )
http://bible.optina.ru/new:act:05:29#pr … n_popovich  )

+2

2

Всем ценителям Достоевского Федора Михайловича могу посоветовать книгу св Иустина "Философия и религия Ф.М.Достоевского".

https://predanie.ru/book/195975-filosof … toevskogo/

Достоевский не всегда был современным, но всегда — со–вечным. Он со–вечен, когда размышляет о человеке, когда бьется над проблемой человека, ибо страстно бросается в неизмеримые глубины его и настойчиво ищет все то, что бессмертно и вечно в нем; он со–вечен, когда решает проблему зла и добра, ибо не удовлетворяется решением поверхностным, покровным, а ищет решение сущностное, объясняющее вечную, метафизическую сущность проблемы; он со–вечен, когда мудрствует о твари, о всякой твари, ибо спускается к корням, которыми тварь невидимо укореняется в глубинах вечности; он со–вечен, когда исступленно бьется над проблемой страдания, когда беспокойной душой проходит по всей истории и переживает ее трагизм, ибо останавливается не на зыбком человеческом решении проблем, а на вечном, божественном, абсолютном; он со–вечен, когда по–мученически исследует смысл истории, когда продирается сквозь бессмысленный хаос ее, ибо отвергает любой временный, преходящий смысл истории, а принимает бессмертный, вечный, богочеловеческий, Для него Богочеловек — смысл и цель истории; но не всечеловек, составленный из отходов всех религий, а всечеловек=Богочеловек."

Преп. Иустин (Попович)

Отредактировано Пневма (2019-10-26 18:57:47)

+2

3

Царь-антихрист знаменует начало XIX века, папа-антихрист – середину XIX века; европейская философия-антихрист (из сумасшедшего дома) – конец XIX века; Бонапарт, Пий, Ницше – три роковых имени трех самых тяжелых больных, больных врожденной болезнью.

Победители ли они XIX века? – Нет, они самые опасные носители болезни, унаследованной от XVIII века. Цезарь, понтифекс и философ... и не в языческом древнем Риме, а посреди крещеной Европы! Они не победители, а самые что ни на есть побежденные.
Когда Бонапарт насмеялся над святынями в Кремле, когда Пий провозгласил себя непогрешимым, когда Ницше объявил о своем служении антихристу, тогда солнце померкло на небе, и будто не одно, а тысяча солнц, то и тогда бы померкли они от печали и страха, ибо такого дива еще мир не видал: атеист-царь, атеист-понтифекс и атеист-философ.

Во времена Нерона хотя бы один из трех не был атеистом – философ XVIII века – век Пилата, ибо осудил Христа на смерть; XIX в. – век Каиафы, ибо вновь распял Христа; XX век – век синедриона, составленного из крещеных и некрещеных иуд, который провозгласил, что Христос навеки умер и не воскресал. Почему вы, братья, тогда удивляетесь, что наступили небывалые бедствия для Европы – вплоть до мятежей, войн и революций?

Кто тогда победитель, если не цезарь, не понтифекс и не философ, отвернувшейся от Христа Европы? – Победитель – это русский мужик и сербский крестьянин, по слову Христову: «Кто из вас меньше всех, тот будет велик» (Лк. 9, 48), Кто был самым незнатным и меньшим в XIX веке – в веке великого Бонапарта, «непогрешимого» Пия и неприступного Ницше, – если не русский мужик-паломник по святым местам и сербский крестьянин – борец против полумесяца и освободитель Балкан?

Диавольское поле битвы, диавольское священство, диавольская мудрость – вот поприще для императора, папы и философа XIX века. Сербский крестьянин был полной противоположностью всему этому: первое – его князья мужественно боролись за свободу родины и чистоту Православия; второе – его священство претерпело мучения за Христа, и третье – его философией была рыбарская апостольская мудрость.
И к нему относятся молитвенные слова Господа и Спаса нашего Иисуса Христа: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Мф. 11, 25). Что открыл Бог младенцам? – Мужескую храбрость, небесную святость и Божественную мудрость, – открыл им все то, что противоположно западному цезарю, папе и философу, как противоположны день и ночь. Если бы Европа осталась христианской, то хвалилась бы Христом, а не культурой.


Выход из всех безвыходных положений

Тот выход есть Господь Иисус Христос и Его Божественное творение – Церковь, которой Он – Глава, а она – Его Тело.
Апостольская, святоотеческая, соборная, вселенская, православная вера в эту Церковь и является воскресением из всех еретических смертей. Любая ересь, так или иначе, сводится к человеку и заменяет им Богочеловека Христа, а этим она отвергает Церковь, которая вся от Богочеловека и в Богочеловеке. Спасение от этого возможно лишь через возвращение к Православной вере. К Апостольской, Богочеловеческой вере: возвращение на Богочеловеческий путь св. Апостолов и св. Отцов, к их непоколебимой Православной вере в Богочеловека Иисуса Христа, к их благодатной Богочеловеческой жизни в Церкви Духом Святым, к их свободе во Христе, которой (свободой) Он нас освободил, к их Богочеловеческому благодатному опыту в Духе Святом, к их святым, Богочеловеческим добродетелям.

«Отец Православия», «тринадцатый апостол» – св. Афанасий Великий говорит – «Мы содержим, храним веру Вселенской Церкви, которую Господь дал, Апостолы проповедали, Отцы сохранили. Ибо на ней Церковь основана, и кто отпадет от нее, тот не есть христианин и не может называться христианином»
(Письмо Серапиону, 1, 28–39).

Только так можно спастись и освободиться от рабства человекоугодия и человекослужения, и стереть все грехи, ибо рабство это подобно идолопоклонству.
Без решительного апостольско-святоотеческого следования за Единым Истинным Богом, Богочеловеком и Спасителем Иисусом Христом все еретики безвозвратно утонут в мертвом море «культурного» идолопоклонства и будут служить кумирам, в которых нет спасения, нет воскресения, нет обожения для такого тленного унылого существа, каким является человек.

Святые Отцы Седьмого Вселенского собора, избавленные Богочеловеком Господом нашим Иисусом Христом от всякого идолопоклонства, вот о чем нам благовествуют и что нам завещают в качестве единственного Православного пути, Богочеловеческого пути, которым необходимо следовать, не взирая на помрачение этого мира и этого века:

«Святые отцы наши, исполняя Божественную заповедь Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, поставили свечу Божественного знания так, чтобы всем светила в доме, т.е. всем славящим Бога в Православной Вселенской Церкви, чтобы ни один из них не споткнулся о камень еретического зловерия.

Ибо святые отцы изгоняют прочь всякое еретическое заблуждение и отсекают гнилые члены, если они неизлечимо больны; они очищают гумно, а пшеницу, т.е. всякое питательное слово, подкрепляющее сердце человека, собирают в житницу Православной Вселенской Церкви, а солому еретического злого учения выбрасывают вон и сжигают огнем неугасимым... И мы, всячески придерживаясь догматов и дел Богоносных отцов наших, проповедуем едиными устами и единым сердцем то, что они нам передали, ничего не добавляя и ничего не отнимая от того, но в том утверждаясь и укрепляясь, так учим и исповедуем, как шесть святых Вселенских Соборов постановили.

И мы веруем... что «нас спас не ходатай, не Ангел, но Сам Господь» (Ис. 63, 9), и за Ним следуя и Его глас приемля, мы велегласно восклицаем: не собор, не царская власть, не заговор Богом проклятых спасли Церковь от идолов, но Сам Господь славы – воплощенный Бог спас и освободил Церковь от идолопоклонских заблуждений.

Потому Ему слава, Ему благодать, Ему поклонение, Ему хвала, Ему величие, ибо искупление и спасение Его суть, Им совершены, поскольку Он Один имеет силу полностью спасти, чего не имеет ни один из тленных людей. Итак как пророки провидели, как Апостолы научили, как Церковь приняла, как учителя возвели в догмат, как вселенная согласилась, как Благодать научила, как Истина Себя явила, как ложь была прогнана, как Премудрость явилась, как Христос утвердил – так мы мыслим, говорим, так проповедуем Христа, истинного Бога нашего...

Это вера апостольская, это вера отеческая, это вера Православная! Это вера утвердит Вселенную! (Деян Св. 7-го Вселенского Собора, заседание 4; и Синодик Православия).

https://azbyka.ru/otechnik/Iustin_Popov … nizm/#0_20

Отредактировано Пневма (2019-10-28 20:16:51)

+2

4

Экуменизм – это общее название всех видов псевдохристианства и всех псевдоцерквей Западной Европы. В нем сущность всех родов гуманизма с папизмом во главе. А все этому есть общее евангельское название: ересь, ибо в течение всей истории разные ереси не считали важными или искажали отдельные особенности Христа, а эти новые европейские ереси отвергают, оттесняют, отстраняют Богочеловека и на Его место ставят человека, и здесь нет существенного различия между папизмом, протестантизмом и другими сектами, имя которым легион.

https://azbyka.ru/otechnik/Iustin_Popov … nizm/#0_19

+3

5

Прп. Иустин (Попович)
Толкование на Мф. 27:24

Ст. 24-25 Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается,
взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего;
смотрите вы. И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших

Вот одна из этих искр: он умывает руки перед народом, говоря: невиновенъ я въ крови праведника сего (стих 24).
- Но все же, одно ясно и очевидно: перед римским мерилом правды, перед римским правосознанием, - Иисус - праведникъ,
Иисус невиновен, Иисус не заслуживает смерти. Но что же это такое, ради чего римское правосознание осуждает на смерть
Богочеловека, праведника, Бога? - Это помраченность совести, болезненность сердца, расслабленность воли,
опоганенность ума у римского человека, и любого человека вообще. Это та греховность и прагреховность рода человеческого,
которая осуждает на смерть всякое добро, а прежде всего Верховное Добро, Вседобро = Бога.
Она работает, действует в человеческом сознании и совести как что-то самое внутреннее и самое близкое.
Это та сила греха, которая непреодолимо действует в каждом человеке, от первого до последнего,
от самого великого до самого малого. Действует и тогда, когда разбужденное сознание и совесть этого не желает.
Она живет во всем человеческом. В этом отношении апостол Павел говорит всю истину о всех, исповедуется от имени
всех людей и каждого человека, когда заявляет: «Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю.
А потому уже не я делаю то, но живущiй во мне грехъ. Добра, которого хочу, не делаю, а зло, которого не хочу, делаю.
Если же делаю то, чего не хочу; уже не я делаю, но живущий во мне грехъ» (Рим 7, 15. 17. 19. 20).

Пилат мог бы всем существом своим подписаться под этим заявлением, только если бы он по-павловски пробудился
для истины о человеке и роде человеческом, и рассмотрел бы ее в ее страшной серьезности. Во всяком случае,
Пилат совершает зло, которого не хочет, а не совершает добро, которого хочет. В этом и заключается вся его ответственность,
что он сознательно находится в рабстве такой неправде. Поэтому лекарство от этой болезни не в человеке, не в людях,
но в Богочеловеке. Ибо только Он имеет для этого и лекарство, и любвовь, и силу.

Вожди еврейского народа состязаются с Пилатом в - неправде и преступлении.
Перед их грехолюбивой совестью еще раз встает во всей полноте проблема Богочеловека Иисуса.
Ставит ее Пилат, вводя в драму Иисусову разбойника Варавву. Дилемма ясна: или Богочеловек, или Варавва?
Надо выбрать.
И евреи сознательно и решительно выбирают Варавву, разбойника, между тем как Бога осуждают на смерть.
Это еще одно свидетельство о бесконечной падшести и пропадшести человеческой природы.

Свидетельство, исходящее от «избраннаго народа», а на противоположной стороне свидетелсьтво, исходящее
от языческих народов. Их огреховленной совести не нужен Бог; да, греху не нужен Бог, ибо Он ему мешает,
Он его уничтожает, ибо Он его убивает; поэтому грех всей силой восстает против Бога через все сознания
и совести человеческие, огреховленные и одьяволенные, не хочет Бога: «нет Бога»; а если Он есть,
надо Его стереть с лица земли, или убить. В этом вся теология демонизма человеческого, но так же и сатанинского.
Бесконечно решительны евреи в своем грехолюбивом богоборчестве: весь народъ сказалъ:
кровь Его на насъ и на детяхъ нашихъ (стих 25). И действительно, куда упала капля Его божественной крови,
или тысячная, или миллионная часть одной капли, все души зажглись огнем и опустошились пожаром,
ибо кровь Его святая - «огнь поядающiй». Да, Бог и Его пресвятая кровь - это «огнь поядающiй» (Евр 12, 29).
И еще: Варавва постоянно идет перед еврейским народом с тех пор, как избранник его. И все так же будет
идти до тех пор, пока перед завершением земного мира «остатокъ Израиля» не спасется (Рим 9, 27).

+1


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Слово пастыря » преподобный Иустин (Попович)