Вверх страницы

Вниз страницы
Форум Православная Дружба риа Катюша

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Пророчества » Голосеевская старица блаженная Алипия Киевская, Христа ради юродивая


Голосеевская старица блаженная Алипия Киевская, Христа ради юродивая

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

«Ну, вот Пётр и Павел наступил, скоро в это время большой смуте быть.
Не раз и не два бури над Киевом пронесутся.
Восточная сторона одно будет говорить, западная – другое.
Южная будет то с теми, то с другими, а то сама по себе.
Смута большая будет.
Но из Киева не уезжайте,  везде голод будет, большой голод,
а в Киеве хлеб есть, и будет. Своих людей Господь до смерти не допустит.

Пускай другие правду ищут, а вы стойте смирнёхонько в сторонке.
Господь верных будет держать на одной просфоре.
Много зла будет, а кто просфору съест, тот и спасётся».

«Только семь лет спокойной жизни будет:
«А потом такое будет, такое будет, ужас, что будет!
Помоги Господи всем живущим на земле!
Война будет, хлеба не будет, но из Киева уезжать нельзя:
кто останется живой и будет работать на госпредприятиях
получат по 200-300 грамм хлеба и венец»

Восточная Украина отойдет.
Будет небольшая война на Петра и Павла,
или летний, или осенний, и Восточная Украина обязательно победит
и отойдёт к России. Такова воля Божия, такова воля Божией Матери",
— рассказала жительница Харькова.

«Незадолго до смерти /Матушка Алипия/ поменяла посты и праздники
на две недели» «Многое /Алипия/ предсказывала и о перемене календаря,
и об изменении постов, и что вера изменится, и предупреждала:
«Тогда уже в церковь ходить нельзя будет, но Своих Господь раньше заберет,
до муки не допустит». Из-за нарушения календаря и постов сначала будет
сильный падеж скота,  а потом и люди будут сходить.

«Государства по деньгам различаться будут, – в другой раз открыла старица.
Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние.
Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить.
Мёртвых будет больше, чем живых.

Горы, холмы распадутся, сровняются с землею.
(Под холмами, истинные подвижники Божии всегда подразумевали
– отдельные церковные общины,  под горами – монастыри.)
Люди будут перебегать с места на место.
Ангел смерти приближается к нам в виде болезней и войны.
Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать
за веру Православную. Век и эпоха приближаются к своему обновлению,
проявится всё это – во время кровавых игр.

Вы, что думаете перед кончиной, прочитаете молитву и спасётесь.
Сколько народу до вас в свой последний миг читали молитву, а кто спасся?
Тупые вы, тёмные, нечего не видите, ничего не слышите.
Идёте за слепыми пастухами, которые только о себе и думают,
и надеетесь спастись,  а ведь скоро время седьмой печати наступит,
что тогда делать будете?».

Особое недоумение у почитателей вызывало отношение матушки Алипии
к бывшему тогда киевскому митрополиту Филарету.

Она неоднократно предсказывала, что он заберет храмы, что будет раскол.

+3

2

«ДО НАС ДОШЛИ ЛИШЬ ПАРА ФОТО МАТУШКИ И 10-СЕКУНДНОЕ, ЧУДОМ НАЙДЕННОЕ ВИДЕО»

http://hram-nikola.kiev.ua/images/library/oma/1352124101.jpg

Удивительно, но о жизни монахини Алипии (Авдеевой), о которой знают даже далеко за пределами Украины, практически не осталось задокументированных сведений. Да и рассказывать о себе и фотографироваться она не любила. До нас дошли лишь пара фото матушки и 10-секундное, чудом найденное видео, которое сняли дети еще на старую кинопленку, где матушка благословляет родителей этих детей. Так что все сведения о старице, в большей мере, построены на воспоминаниях людей, которым посчастливилось быть ее духовными чадами, или же они просто были с ней знакомы.

Однако и те незначительные факты, которые нам известны, плохо укладываются в наше сознание. Еще в раннем детстве матушка Алипия осталась сиротой и в скором времени пошла скитаться по миру – побывала во всех обителях Божиих. Затем большевистская власть ее арестовала – 10 лет ей пришлось считать дни в тюремной камере. Затем была Великая Отечественная – и ей пришлось бороться за жизнь ближних и себя уже в фашистской Германии, куда ее вывезли на принудительные работы.

Ее духовные чада вспоминали, что матушка Алипия носила странные вериги на шее – большую связку ключей. Оказалось, что эти вериги и были связаны с фашистской Германией. Находясь в немецком лагере, матушка работала на каком-то заводе и ночью, по ее рассказам, ходила к решетке, разрезала ее и выпускала людей.

«Все уйдут и живы останутся, и никто не знал, где они девались», - говорила матушка. И якобы за каждого спасенного ею человека на шее прибавлялся ключик. Эту тяжелую связку ключей старица носила на шее до самой своей смерти.

Еще многие, видевшие при жизни эту немного странную монахиню-отшельницу, думали, что у нее горб. Однако был это вовсе не горб, а икона ее небесной покровительницы – святой мученицы Агафии, которую матушка Алипия заворачивала в холст и носила на спине.

И еще одна деталь, не укладывающаяся в нашем сознании. Как можно жить в дупле липы? А ведь и это было в жизни монахини Алипии (подвиг столпничества), на что ее благословил тогдашний наместник Киево-Печерской Лавры архимандрит Кронид, который, к слову, и постриг ее в монахини.

«Факты ее жизни вызывают недоуменные вопросы – не вызывают вопросы факты ее помощи людям»
Конечно, многие факты из жизни монахини Алипии вызывают недоуменные вопросы и дискуссии среди ученых и даже священнослужителей. Не вызывают вопросы лишь факты о помощи матушки людям и о различных случаях исцелений по молитвам к ней.

Светлана ЛИЧКОВСКАЯ из Вишневого

Много свидетельств помощи

+5

3

vik.mi.67 написал(а):

о жизни монахини Алипии (Авдеевой), о которой знают даже далеко за пределами Украины,
практически не осталось задокументированных сведений.

ну это как сказать...  к настоящему времени  изданы свидетельства в 4 томах объёмом порядка 2300 страниц:

Стяжавшая любовь

Год: 2005, 2007, 2010, 2012
Авторы: Удовиченко В.Ф., Савчук А.Н.
Жанр: Подвижники благочестия
Издательство: Киев, отпечатано ЗАО "ВИПОЛ"
Язык: Русский
Формат: DjVu, PDF
Качество: Отсканированные страницы + слой автоматически распознанного текста в pdf
Интерактивное оглавление: Да
Количество страниц: 608, 344, 665, 672

желающие могут ознакомиться, вот тут оно есть
https://pravtor.ru/viewtopic.php?t=10455

а вот оно же на Яндекс-диске ( там по прямой ссылке можно скачать )
https://yadi.sk/d/UplRAEmQ3JYBA6

также и вот тут
https://vk.com/wall46301110_924

+2

4

Так как в первых двух сообщениях не все пророчества матушки Алипии, то просьба не удалять сообщение. Повторяющаяся информация - следствие разных источников.

СХИМОНАХИНЯ АЛИПИЯ КИЕВСКАЯ (Авдеева, 1888-1988 гг.) предсказывала:

http://sd.uploads.ru/t/Fslo5.jpg

   
«В год первого тысячелетия Крещения Руси, Сатана, связанный на тысячу лет, выйдет из Бездны для испытания живых и мёртвых. Отрицать Сатану, значит, отвергать всё слово Божие, значит отвергать Самого Спасителя, который имел власть изгонять бесов. Я просила Господа, чтобы забрал меня. Не хочу видеть то жуткое время. Мощен враг, это великая неизведанная сила которая пренебрежительно всеми отвергается по глупости и невежеству своему. Этот враг поистине всесилен. Все великие подвижники Божии искренне верили в его существование, говорили о нём, боролись с ним и этот враг «убеждённо» идёт в мир. Неужели вы не видите? До конца этого мира не долго осталось. Государства по деньгам различаться будут.
   
(Видимо матушка имела в виду – распад СССР на пятнадцать независимых государств).

https://www.proza.ru/2010/07/04/661

   
Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Война начнётся на апостолов Петра и Павла. Будете лежать: там рука, там нога. Это случится, когда вынесут из мавзолея труп. Все будут недовольны и бедные, и богатые. Все семьи разделятся, родители пойдут против детей, а дети против родителей. Мёртвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить. Мёртвых будет больше, чем живых. Горы и холмы распадутся.
   
(Под холмами, истинные подвижники Божии всегда подразумевали – отдельные церковные общины, под горами – монастыри, которые как источники божественной духовности снова будут закрыты).
   
Люди будут перебегать с места на место, когда век обновится. Ангел смерти приближается к нам в виде болезней и войны. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за веру Православную. Век и эпоха приближаются к своему обновлению, проявится всё это – во время кровавых игр».
   
Великие испытания предсказывала матушка киевлянам через семь  лет после своей смерти, начиная с октября  1994 года. Прозорливость матушки бесспорна.
   
За несколько лет до начала возобновления службы в Киевско-Печерской лавре, в первые месяцы «перестройки» радостно всем говорила: «Скоро Лавре быть. Уже и лампады в пещерах зажигают. Вот славно-то будет. Не забыли про нас заступники. Помнят, молятся. Сохранили для нас Лавру».
   
Однако когда подошло время, и ей сообщили об открытии Лавры и стали поздравлять, она сказала, как отрезала:
   
«Бесы кругом.
   
Чему радуетесь? 
   
Открыть-то открыли, да не на радость. Для Киева открыли, не для Руси. Благодати нет. Божиего благославления нет. Веры нет. Смирения нет. По живому скоро резать будут. Одно бесовское время уходит, другое более тяжкое наступает. Без Бога всё делается.
   
Чему радуетесь, мало вас били?
   
Мало ваших отцов и дедов мучили?
   
Мало вам, вы ещё хотите, чтобы ваших детей и ваших внуков мучили?
   
Антихрист идёт в мир, а вы радуетесь. Неведомая, враждебная сила рвёт все мои жилы, руки мои выворачивает, мечет меня по кровати, то опаляя жаром, то леденит холодом. А вы радуетесь, что бесы разрешили вам в Лавру сходить. Вы, что думаете перед кончиной, прочитаете молитву и спасётесь.
Сколько народу до вас в свой последний миг читали молитву, а кто спасся?
   
Тупые вы, тёмные, нечего не видите, ничего не слышите. Идёте за слепыми пастухами, которые только о себе и думают, и надеетесь спастись, а ведь скоро время седьмой печати наступит, что тогда делать будете?».
   
В последние два года своей жизни, матушка, духовная защитница Киева, неоднократно говорила: «Начинается время испытания живых и мёртвых. Я чувствую, по ночам я слышу голоса – все жалуются, все недовольны. Смута идёт. Дух Святый Православные церкви оставил. Говорят одно, делают другое. Никого не слушайте, судите по делам. Ходите в Церкви, но молитесь осторожно. Война начнется «на Петра и Павла».
   
День первых апостолов празднуется христианами 12\29 июля каждого года. Свои пророчества матушка, вероятно, говорила по Иерусалимскому календарю, день апостолов Петра и Павла по нему падает на ноябрь, разница в четыре месяца.
   
В 1987 году и сама матушка подтвердила это при разговоре:
   
«Ну, вот Пётр и Павел наступил, скоро в это время большой смуте быть. Не раз и не два бури над Киевом пронесутся. Восточная сторона одно будет говорить, западная – другое. Южная будет то с теми, то с другими, а то сама по себе. Смута большая будет. Но из Киева не уезжайте, везде голод будет, большой голод, а в Киеве хлеб есть, и будет. Своих людей Господь до смерти не допустит. Пускай другие правду ищут, а вы стойте смирнёхонько в сторонке. Господь верных будет держать на одной просфоре. Много зла будет, а кто просфору съест, тот и спасётся».

Из воспоминаний инокини Марины о матушке Алипии: «Переходим улицу, там машины в три ряда. Матушка погрозила им кулачком – и запнулась колонна, а могла бы нас смять, как букашек. Идем через дорогу без перехода, машины стоят как вкопанные. «Скоро эти черепахи совсем замрут», – сказала матушка; «Из Киева не уезжайте, – наказывала матушка, – везде голод будет, а в Киеве хлеб есть».

На вопрос когда же наступит это страшное время? Матушка Алипия показывала полпальчика и говорила: «Вот сколько времени осталось, а не покаемся, так и этого не будет…».

За год до смерти матушка Алипия стала жить по одной ей известному счислению. Она называла этот календарь Иерусалимским. Тогда же и случилось ее предсказание войны:

«Война начнётся на апостолов Петра и Павла (день святых Петра и Павла – 29 июня или 12 июля по новому стилю). Это случится, когда вынесут труп…. Будете лежать: там рука, там нога…. Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мёртвые тела будут лежать горами, никто не возьмётся их хоронить. Горы и холмы распадутся, сравняются с землёю. Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за веру православную».

"Своих людей Господь до смерти не допустит, верных будет держать на одной просфоре".

Предсказанная дата начала войны может не соответствовать общепринятому летоисчислению, так как матушка Алипия за год до своей смерти в 1988 году стала жить по одному ёй известному календарю, который она называла Иерусалимским. День Петра и Павла отмечен в её календаре осенью.

Матушка спасала свой город, молитвенно ограждала его от пагубы, обходила, как крестный ход совершала. Перед Чернобыльским взрывом она несколько дней кричала: "Отец, не надо огонь. Отец, зачем огонь? Тушите ради животных, ради малых детей". Поливала водичкой: "Девки, земля горит". Падала на запад солнца и молилась: "Матерь Божия, избавь нас от газа". Люди не могли взять в толк её фразы: «Под землей горит, горе идёт». Таких слов как «реактор» и «радиационная авария» она, наверняка, не знала. Говорить же о том, что «горе идёт», начала ещё зимой, задолго до чернобыльского 26 апреля. А за день до аварии она ходила по улице, взывала молитвенно: «Господи! Пожалей младенцев, пощади народ!» Людям, пришедшим к ней в тот день, советовала: «Плотно закрывайте двери и окна, будет много газа». Когда случилась авария, спрашивали: уезжать? Говорила: нет. На вопрос, как поступать с пищей, учила: «Помойте, прочитайте «Отче наш» и «Богородицу», перекрестите и ешьте и будете здоровы»…

Незадолго до чернобыльской катастрофы матушка Алипия стала предлагать "голосеевские застолья" (на улице стояли дощатые столы, ежедневно собиравшие по десять-пятнадцать человек). Все угощенье у голосеевской подвижницы было намоленное. Для старицы было важно, кто принес кушанье, чьи руки прикасались к пище, через чье сердце прошло приношение. Принимала она не у всех. "Вам надо подровняться духом", – бывало, скажет матушка, опустится на коленочки, пропоет свои сильным голосом "Верую", "Отче наш", "Помилуй мя, Боже". Прекрестит стол: "Кушайте", а сама ложится на скамейку, отдыхает. Порции благословляла огромные, и все надо было непременно съесть. "Сколько осилишь, настолько я смогу тебе помочь", – и люди с тяжелейшими болезнями исцелялись у ее стола.

Всех принимала матушка: блудников, лжецов, разбойников, только лукавых обличала, лукавства не переносила. Она схватывала даже тень мысли. Рассказывала одна женщина. Шла она к матушке с "мужем-подвижником" с мыслью: спросить у матушки, не отпустить ли его в монастырь, тем паче, что детей у них не было. Не смогла она при людях задать этот вопрос, но все время о нем думала. И вот стали уходить, и каждого матушка спрашивает его имя. Вот и муж ее подходит и называет имя свое: "Сергий". А матушка его поправила: "Не Сергий ты, а Сергей". Так та женщина получила ответ на не заданный ею вопрос.

Еще один рассказ: приехала к матушке жена священника, которая всю жизнь и еще до замужества мечтала о монастыре, теперь, когда все ее дети выросли (и трое из них уже стали священниками), мысли о монастыре к ней опять вернулись. И вот она поехала в Киев, чтобы спросить об этом матушку Алипию. Когда они с дочерью пришли в Голосеевскую пустыньку и вошли во двор, они увидели во дворе домика дремлющую матушку Алипию. Стали дожидаться, когда она проснется. Долго ждали, решили уже уходить, и вот, когда они уже подошли к воротам, старица вдруг вскочила, преградила путь своим гостям, а перед той, которая выбирала для себя новый путь жизни, опустила длинную жердь на ворота – это был безмолвный ответ на ее вопрошание: нет ей пути в монастырь. Хотя столько людей получили от матушки Алипии благословение на монашество, а сестры Флоровского монастыря по очереди проводили у нее в хибарке целые дни, и матушка называла их "родственнички".

Чаще всего люди и не подозревали, что их облегчение ношей ложится на матушку. Обнимет, поцелует, – казалось бы, благословляет, а она их хворь на себя берет. "Думаете, я мазь варю? Сама за вас распинаюсь", – призналась как-то она. Одной больной дала выпить кагор во исцеление души и тела и, пока та пила, упала без чувств.

Предсказания матушка давала в притчах, в юродивых поступках, а иногда и явно, просто, без иносказаний – как кому спасительнее. Как-то в разгар застолья послала одну монахиню в овраг со свечкой читать Псалтырь. Потом обнаружилось: в тот самый час ее брата чуть не убили. Пришла за советом монахиня, до того подвизавшаяся в Горненской обители, возвращаться ли обратно? "Ты здесь выше будешь", – не благословила матушка. Сейчас она настоятельница одного из старинных русских монастырей.

Раба Божия Ольга, врач-психиатр, впервые попала к матушке. Хозяйка указала ей, где сесть, сама вышла. Вдруг на Ольгу закричали: "Как она смеет?". Оказывается, села на матушкино место. Испугалась, встала. Вернувшись со двора, матушка Алипия строго сказала: "Почему стоишь, садись, где тебе сказано". Все поняли, что такова матушкина воля. Сейчас сия раба Божия подвизается в Иерусалиме, в Горненской обители.

Одна женщина-певчая пришла к матушке со своим женихом, и все время, пока они сидели за столом, матушка указывала на них рукой и приговаривала: "А девочка мальчика отпевает, а девочка мальчика отпевает". В скором временем он утонул у нее на глазах, и она действительно пела по нему панихиду.

Однажды с матушки снялся как бы покров, и она стала другая, не юродивая – сосредоточенный, печальный человек. "Духовник – это страшно, – открылась матушка. – За него надо молиться, чтобы Господь подавал ему помощь в борьбе с воюющими против него бесами и ограждал от всякого зла, ведь грехи отца ложатся на чадо. С ним надо строить духовный фундамент общения. По вере чада Господь открывает духовнику Свою волю о нем…"

Она не раз прилюдно отрицательно отзывалась о М. Денисенко (Филарет), в ту пору киевском митрополите. Увидев фотографию Филарета, сказала: «Он не наш». Ей стали объяснять, что это митрополит, думая, что она его не знает, но она снова твердо повторила: «Он не наш». Тогда священники не поняли смысла её слов, а теперь удивляются, за сколько лет вперёд Матушка всё предвидела. Однажды в храме Вознесения Господня, что на Демеевке, прихожанкой которого была, во время архиерейской службы она вдруг воскликнула, провидя будущее: «Славен, славен, а мужиком умрешь». В тот раз её выгнали из храма. Еще раз она увидела журнал с большой фотографией Филарета. Матушка схватила журнал, двумя пальцами ткнула ему в глаза и закричала: «У-у-у вражина, сколько горя людям ты принесёшь, сколько зла наделаешь. Волк в овечью шкуру залез! В печку его, в печку!». Скомкала журнал и бросила его в печку. Присутствующие при этом от неожиданности растерялись и молча сидели, слушая, как гудел в печке, догорая, журнал. Матушку тогда спросили: «А что же будет?» Матушка улыбнулась своей широкой детской улыбкой и сказала: «Владимир будет, Владимир!». И когда произошёл в нашей церкви раскол, мы без всякого сомнения и колебания пошли за тем, кого указала нам Матушка еще года за полтора до своей смерти и почти за пять лет до событий.

Как и многих блаженных, матушку Алипию окружали животные, с которыми она разговаривала, которых жалела. Матушкины котики и цыплята все были какие-то хворые, заморенные, хилые, – с гнойничками, с сухими лапками. "Почему звери у вас такие больные?" – однажды спросили матушку. – "Люди блудно живут, кровосмешение делают, все отражается на тварях земных".

Как-то заговорили об антихристе. Я говорю: «Ой, как страшно, что будет?» Матушка наклонилась ко мне и говорит шепотом: «Не бойся! Матерь Божия покроет своих». Ссорившимся из-за жилья: «Вот вы ссоритесь, ругаетесь за квартиру, расходитесь... А будет такое время, когда будет очень много пустых квартир, да в них не будет кому жить». «В Киеве квартир всем хватит, а вот земли - кто успеет взять». О канонизации царя Николая II: «Святой он. Я его видел». Однажды при чистом небе, взглянув на запад, сказала: «Смотри - какой туча идет!» «Запасы не делать, а со своей зарплаты деньги на свое погребение должны иметь». Матушка особое внимание уделяла теме земли - тем, кто имел дома в селах, землю, домашний скот запрещала продавать, указывая на то, что им еще пригодиться хозяйство. О Чернобыле говорила: «Будет большой взрыв и многие погибнут. Как бы люд не затравили. В ночь на 26 апреля: «Господи, пожалей младенцев, пощади народ!». Благословение смятенным людям в те дни: «Крестите, ешьте все подряд, и все будет хорошо». О «патриархе» Киевском Филарете: «Славен, славен, а мужиком умрет. Вот как он поставит во все церкви ноги свои, вот как поставит!» И прошла по комнате, широко топая ногами. Храмы будут забирать, будет раскол, истинная церковь будет в поругании. Священников будут преследовать и даже будут жертвы. О месте, где стоял ее дом, и впоследствии была построена часовня: «Здесь святое место». О Голосеевской Пустыни: «Здесь будет очень большая церковь и монастырь». Предсказание о кончине. Задолго до 30 октября 1988 года спросила монахиню: - А что это у тебя? - Календарь. - Открой, посмотри 30 октября. - Матушка, воскресение. - Воскресение... И глубоко задумалась...

Зная об этом, монахиня Алипия всю жизнь трудилась смиренно и терпеливо, в скорбях и самоуничижении. Господь даровал ей познать сокровенную тайну молитвы, угодной Ему, и матушка познала этот щедрый дар опытно. Живя во плоти на грешной земле, духом она обитала на Небесах, уже здесь носила в себе просветленный образ Божий. Ощущая эту сугубую благодать, к ней с верой в молитвенную помощь притекали все, кто чаял исцеления и вразумления. Поэтому, несмотря на стремление к уединению, старица самоотверженно взяла на себя трудный подвиг отеческого окормления, понимая, как нужна этим безпомощным овечкам стада Христова неоскудевающая духовная поддержка, чтобы не сбиться с истинного пути, ведущего к спасению. Ей все время приходилось бывать на людях, вразумляя и наставляя их.
Благодатным даром, которым наделил Господь монахиню Алипию, был также и дар предвидения грядущих событий. Матушка оставила много предсказаний, которые бережно хранятся ее чадами, передаваясь из уст в уста. Многие из них уже исполнились, некоторым предстоит сбыться.

Одно из самых важных предсказаний блаженной касалось великого бедствия, которое непосредственно коснулось Церкви: душепагубного филаретовского раскола, происшедшего в 1992 году. Матушка неоднократно всенародно изобличала бывшего Предстоятеля нашей Церкви Филарета (Денисенко), который в ту пору был еще Киевским Митрополитом и власть которого казалась непоколебимой. Железной рукой вел он Церковь к погибели, но даже благочестивые священнослужители, для кого не составляли секрета грубейшие нарушения Уставов, допускаемые им, не смели думать о публичном осуждении и безропотно терпели повсеместные кадровые злоупотребления, всесильную Евгению Родионову и многое другое.

Матушка же за свои нелицеприятные высказывания была жестоко гонима, но обличать все равно не переставала. Так, в воспоминаниях многих чад содержится свидетельство того, как отреагировала прозорливая старица на увиденную ею фотографию Филарета, о котором она тотчас категорически сказала: «Он не наш». Находившиеся рядом с ней люди, думая, что матушка просто не знает Предстоятеля в лицо, стали настойчиво разъяснять ей, что это Митрополит, но она повторила еще раз: «Он не наш». Спорить было безполезно, и многие смирились, не поняв смысла её слов и восприняв их как одну из странностей матушки. Когда же, через четыре года после ее кончины, Церковь потряс сокрушительный раскол, все стало на свои места. Было ясно, что матушка наперед предвидела это скорбное событие и предупреждала о нем верных, а чтобы достучаться до их сердец, облекала свой протест против недостойного архиерея в своеобразную, порой весьма эпатажную форму.

Она повторяла свои обличения неоднократно. Надолго запомнилось прихожанам Демиевского храма Вознесения Господня, как однажды, во время пышной архиерейской службы в храме, она громко воскликнула: «Славен, славен, а мужиком умрешь». Разумеется, за свою дерзость она тотчас была изгнана. Но это нисколько не испугало подвижницу, и она продолжала обличать недостойного архиерея.

Так, по воспоминаниям чад, просивших не указывать их имен, когда ей показали журнал, в котором была большая фотография Денисенко, матушка схватила этот журнал, двумя пальцами ткнула в глаза на фотографии и возвысила ла голос: «У-у-у вражина, сколько горя людям ты принесёшь, сколько зла наделаешь! Волк в овечью шкуру залез! В печку его, в печку!». Затем скомкала журнал и действительно отправила его в печь. Собравшиеся растерянно молчали, не зная, как им реагировать на подобное. Лишь одна из находящихся рядом женщин, набравшись смелости, робко спросила: «А что же будет?» Матушка приветливо улыбнулась и сказала с непередаваемой детской радостью: «Владимир будет, Владимир!».

Вспомнив во время раскола об этом знаковом событии, чада матушки без малейших сомнений и колебаний последовали за Блаженнейшим Митрополитом Владимиром, на которого указала матушка за полтора до своей смерти. Их доверие к блаженной старице не было посрамлено. А расстрига Филарет покрыл себя несмываемым позором.

Предсказала матушка и грядущую Чернобыльскую катастрофу. Многие не могли понять ее странные, обрывочные фразы, предупреждающие о большой беде: «Под землей горит, горе идёт», считая, что матушка знать не знала таких слов как «реактор», «радиация», «излучение». Думается, однако, что все она знала прекрасно, ибо ей открывались духом такие небесные выси, такие инфернальные глубины, что осмысливать ее слова, постигая их сокровенный смысл, мы будем еще не одно десятилетие. Да и следует помнить, что институт ядерных исследований с постоянно действующим реактором, где проводились популярные в то время эксперименты по расщеплению атома, находился в непосредственной близости с Голосеевским лесом и вряд ли матушка оставалась в неведении относительно его вредоносной деятельности. Чернобыль
Говорить же о том, что «горе идёт», она начала ещё зимой, задолго до трагедии 26 апреля. В тонком сне она видела, как людей бросают в автобусы и вывозят, как гибнет безсловесная скотина, покрываются смертоносной пылью поля. Известно, что ранней весной приснопамятного года она не давала благословения чадам на высаживание картошки и овощей на приусадебных участках. А за день до аварии ходила по улице и взывала молитвенно: «Господи! Пожалей младенцев, пощади народ!»

Затем, когда уже ничего изменить было нельзя, взяла свою котомку и крестным ходом обошла Киев, вымаливая таким образом его жителей и ограждая их от разрушающегого воздействия радиации. Всем, кто в состоянии большой тревоги приходил к ней в тот день, настоятельно советовала: «Плотно закрывайте двери и окна, будет много газа».

После Чернобыльской катастрофы многие в чрезвычайном волнении спрашивали матушку, нужно ли уезжать из Киева, на что она категорически отвечала: «Нет, ни в коем случае». Встречавшаяся с монахиней Алипией в это время раба Божия Раиса вспоминала: «Когда рванул Чернобыль, мы приехали к ней, – испросить благословение: мы хотели уезжать в Россию. А она не благословила. «Нет, не надо уезжать, здесь кусочек хлебушка вам дадут. Сюда будут идти».Чернобыль
На вопрос, как поступать с овощами и фруктами, подвергшимися пагубному воздействию радиации, вразумляла: «Хорошо вымойте, прочитайте «Отче наш» и «Богородицу», перекрестите и ешьте». И действительно, те, кто с верою и молитвой употреблял в пищу зараженные радиацией продукты, оказались невосприимчивыми к вредоносному воздействию радиации. Даже в Страхолесье живут и молятся люди, над которыми Сам Господь простер Свою Десницу.

Из уст в уста передаются и грозные предсказания блаженной о грядущей войне. В то время, когда они делались, даже самые преданные чада матушки с трудом могли представить даже гипотетическую возможность подобного. Но все меняется. Современная нам действительность настолько жесткая и непредсказуемая, что люди перестали удивляться чему бы то ни было. Сейчас уже настолько очевидно, что все, о чем говорила матушка и во что невозможно было даже поверить, сбывается в наше время.

Не используя мудреных фраз, она предупреждала нас о глобализме, вследствие чего «люди будут перебегать с места на место», и о том, что «государства по деньгам различаться будут». И особенно таинственными были ее высказывания о войне, неизбежность которой она связывала с повсеместным падением нравов.Донбасс

«Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмётся их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею». Невольно вспоминаются произнесенные непосредственно после Великой Отечественной слова прп. Феодосия Кавказского, с которым блаженная имела общения, о том, что грядущая война будет намного страшнее и кровопролитнее пережитой.
Говоря о алчности и стяжательности, овладевшими человечеством, матушка неоднократно подчеркивала: «Вот вы ссоритесь, ругаетесь за квартиру, расходитесь… А настанет такое время, когда будет очень много пустых квартир, да в них некому будет жить». Удивительно было слышать подобные откровения из уст бездомной странницы, всю свою жизнь не имевшей собственного жилища.Спаси и Сохрани
Предсказала она и грядущее гонение на Церковь: «Будет много безкровных мучеников, которые пострадают за Веру Православную». И все то, что невозможно было представить еще несколько лет назад, сбылось на наших глазах, когда раскольники захватывали православные храмы, изгоняли священников, избивали прихожан. Но особенный размах это постыдное явление обрело сейчас.разрушенный храм
Блаженная конкретизировала и сроки, связывая их с одним из великих церковных праздников: «Война начнется на апостолов Петра и Павла», — говорила она. Правда, летоисчисление матушка по своему календарю, который называла Иерусалимским. Иногда добавлялась фраза о том, что произойдет это, когда вынесут труп», под которым, очевидно, подразумевалось захоронение в Мавзолее на Красной площади.

О жестокости и безсмысленности этой кровопролитной войны она также передупреждала со свойственной ей иносказательностью: «Будете лежать: там рука, там нога». Сколько погибших разбросано сейчас в Донецких степях! И конца войне до сих пор не видно…
Неоднократно матушка предупреждала: «Когда едешь в Киеве по Крещатику, – молись, потому что он провалится». Нужно ли говорить, что после Майдана это предсказание обрело особый, пронзительный смысл? А если вспомнить, что земли-то под Крещатиком давно нет (ее выгребли во время реконструкции площади, настроив под землей множество модных бутиков, злачных мест, банковских отделений), то ощущение близости к преисподней усугубляется…

Предсказывала матушка и грядущий голод, когда земля не даст плодов своих. Но людей обнадеживала: «Из Киева не уезжайте – везде голод будет, а в Киеве хлеб есть».

Матушка особо подчеркивала, как важно будет в годы гонений иметь свой хотя бы крошечный, участок земли, и тем, кто имел дома, землю, домашний скот запрещала продавать, указывая на то, что хозяйство в условиях выживания сможет еще пригодиться.

Почти постоянно, а за несколько лет до кончины – особенно настойчиво предсказывала блаженная грядущее возрождение Голосеевской обители. Сестры Флоровского монастыря отчетливо помнят, как она неоднократно говорила: «Девки, смотрите: тут ещё будет монастырь и служба…»

В это было чрезвычайно трудно поверить, однако уже в 1993 году в разоренной Голосеевской пустыни, где камня на камне не оставалось от былого величия, начались богослужения. Сначала они проходили на улице, затем, когда была восстановлена домовая церковь, в храме. Несмотря на огромные трудности и трудовые послушания, в обители проводились ночные богослужения, на которые мы неоднократно приходили. Служили при свечах, и благодать была неописуемой. А утром, после непродолжительного сна, братия расходились на послушания. В тот же год в праздник Великого равноапостольного князя Владимира был прославлен в лике святых преподобный Алексий Голосеевский, которому неопустительно молилась блаженная старица.

Многих своих чад она посылала во Флоровский монастырь, благословляя заказать молебен еще не прославленной в те годы подвижнице благочестия инокине Елене. «Там есть монахиня святая, – говорила она, — на территории монастыря похоронена, ей помолитесь.

Так матушка Алипия предсказала еще в то далекое теперь уже время, что инокиня Елена будет причислена к лику святых. И, конечно, таким образом Матушка хотела скрыть силу своих собственных молитв и прославить угодницу Божию инокиню Елену.

Не оставила своих чад в неведении матушка и о дне своей кончины, о котором она знала и всех предупредила заблаговременно. Об этом сохранилось множество воспомнаний. Вот одно из них, принадлежащее монахине Ф.: «В апреле 1988 года я принесла Матушке Церковный календарь, а она просит: «Посмотри, какой день будет 30 октября». Я посмотрела и говорю: «Воскресенье». Она как-то многозначительно повторила: «Воскресенье». После её кончины, мы поняли, что тогда, в апреле Матушка открыла нам день своей кончины – более чем за полгода до неё». Её похоронили на киевском Лесном кладбище, на участке Флоровского монастыря. Без паспорта и прописки – это тоже казалось чудом…

http://www.logoslovo.ru/forum/topic_16812/
https://www.liveinternet.ru/users/yakusha/post394160340

+3

5

yozhik написал(а):

Предсказанная дата начала войны может не соответствовать общепринятому летоисчислению, так как матушка Алипия за год до своей смерти в 1988 году стала жить по одному ёй известному календарю, который она называла Иерусалимским. День Петра и Павла отмечен в её календаре осенью

А смотрите как примечательно выходит. Стала жить по одной ей известному кадендарю, был 88 год,
сейчас 18-й, в мае Иерусалим стал столицей Израиля.

Может это была аллегория именно чтоб указать на этот факт?

+4

6

vik.mi.67 написал(а):

А смотрите как примечательно выходит. Стала жить по одной ей известному кадендарю, был 88 год, сейчас 18-й, в мае Иерусалим стал столицей Израиля. Может это была аллегория именно чтоб указать на этот факт?

Может быть.

0

7

Когда рванул Чернобыль, и мы приехали к ней,
– спросить благословения – мы хотели уезжать в Россию.
А она не благословила.
Она говорит:

«Нет, не надо уезжать, здесь кусочек хлебушка вам дадут, а там – нет.
И оттуда будут идти все пешком. Не будет транспорта.
Кто молодые – может и дойдут, а старые – нет.
Сюда будут идти».

https://lektsii.org/16-55079.html

+1

8

И всё таки в Россию поехали многие, значительно позже, и из-за киевского майдана в том числе. Наверное, это было сказано  лично тому человеку, что ему было полезнее

0

9

togiya написал(а):

«Ну, вот Пётр и Павел наступил, скоро в это время большой смуте быть.
Не раз и не два бури над Киевом пронесутся. Восточная сторона одно будет говорить, западная – другое.
Южная будет то с теми, то с другими, а то сама по себе. Смута большая будет. Но из Киева не уезжайте,
везде голод будет, большой голод, а в Киеве хлеб есть, и будет. Своих людей Господь до смерти не допустит.

Как вы думаете сбылось? "Не раз и не два бури над Киевом"  - два майдана оранжевый и евро.

"Восточная сторона одно будет говорить, западная – другое. Южная будет то с теми, то с другими, а то сама по себе"  У восточной и западной Украины сейчас явные разногласия, а южная это возможно Крым. Когда матушка говорила эти пророчества Крым был частью СССР, а потом "то с теми" Украина, "то с теми" Россия, а "то и сама по себе" возможно независимость?

О Крыме ещё предсказывал старец Зосима ( Сокур)  : "Турки, татары и чеченцы объединятся и будут резать православных.
Бабулечки стоят расстроенные, а самая смелая спрашивает: "Что же нам, батюшка, уезжать из Крыма?", а он отвечает: "Тогда вы будете трусами. Молитесь, готовьте свою душу к встрече с Господом, получите венцы."

"Смута большая будет" - вероятно то что сейчас на происходит на Украине

  "а в Киеве хлеб есть, и будет" - тут не могу сказать, но знаю что в Киеве находится третий удел Богородицы, Киево - Печерская лавра. Афон, Киево-Печерская лавра и Серафимо-Дивеевский монастырь, уделы Божией Матери, на Афоне принял  монашество и принёс благословение святой горы Афон Антоний Печерский, и киевская лавра стала третьим земным уделом Богородицы. Спустя столетия, в Киеве получил благословение на монашеский постриг и преподобный Серафим Саровский, и в Киеве  приняла монашеский постриг основательница Дивеевской монашеской общины схимонахиня Александра (Агафия Семёновна Мельгунова). Сейчас Дивеевский монастырь - четвёртый удел Богородицы.

Отредактировано Lans (2020-10-16 11:46:41)

+1

10

Lans написал(а):

Как вы думаете сбылось? "Не раз и не два бури над Киевом"  - два майдана оранжевый и евро.

Скорее всего, пока частично сбылось. Ветер перемен снова вьётся над Киевом. Будет ли это причиной голода в дальнейшем, посмотрим. Так или иначе, нам выпало жить в столь знаменательное время, стать свидетелями столь больших перемен, испытать на себе и гонения на Церковь. Иногда даже не верится, что всё это происходит. Из разряда братьев и друзей, перешли в фазу врагов. Даже не успев моргнуть глазом.

0

11

Вот что удалось найти в книгах:

ИЗ КНИГ "СТЯЖАВШАЯ ЛЮБОВЬ"

Не менее важна для нас сегодня позиция матушки Алипии по отношению к церковному расколу 1992 года. События, казалось бы, далекие по времени, побудили Старицу неоднократно высказываться по данному вопросу. Как и сама личность "митрополита" Филарета (Денисенко), так и его действия, не раз были темой бесед матушки Алипии со своими духовными чадами. Старица предупреждала о межконфессиональном конфликте, разделившем общество Украины на части, и своей прозорливостью убеждала не поддаваться искушению и разобраться — где же истина. Мнение авторитетного святого человека, устами которого говорит Бог, необходимо для симпатизирующих противоположным сторонам конфликта, а также уберегает общество от слияния понятий национальная религия и национализм, потому что от этой подмены религия теряет свое духовное содержание.

Вот что говорила Старица одной монахине: "Предсказала Матушка раскол, что храмы заберут, церковь будет в поругании. Священников будут преследовать и даже будут жертвы. Матушка мне говорила: "Слушай, что я тебе скажу. Спасение только в истинной Православной канонической церкви". Приехав домой, я рассказала всем своим знакомым священникам какое нас ждет бедствие. В то время мне никто не хотел верить. Они твердили, что такого быть не может, но когда исполнилось пророчество, то с горечью о нем вспоминают".

* * *

Особое недоумение у почитателей вызывало отношение матушки Алипии к бывшему тогда киевскому митрополиту Филарету. Она неоднократно предсказывала, что он заберет храмы, что будет раскол. Когда «митрополит» Филарет служил в Вознесенском храме, матушка Алипия при всем народе громко обличила его: «Славен, славен, а мужиком умрешь». То есть дала понять, что с него снимут сан и монашество. Одной монахине она сказала, чтобы передала всем своим знакомым, что будет раскол и истинная церковь будет в поругании, но «спасение только в канонической православной церкви».

Особой болью матушки Алипии была чернобыльская катастрофа, которая в течение года перед трагедией волновала ее душу и подвигала к усиленному молению. Она неоднократно говорила о том, что будет трагедия. Она называла ее пожаром, говорила, что затравят землю, воду, воздух, что она случится на Страстной неделе, что это произойдет в Полесской стороне. Говорила о том, что «атом идет на Киев». От всего сердца она молилась, чтобы Господь ослабил последствия трагедии. По некоторым свидетельствам Матушка обходила Киев с молитвой, ограждая его от смертоносного действия радиации.

Особое место занимает в жизни Матушки тема перемены календаря. Такая тенденция сейчас уже имеет место в православном мире. Предсказание старицы сбылось. Перед кончиной Матушка сдвинула календарь, так что у нее уже был пост, когда еще не было поста, или у всех был пост, а у нее уже Пасха. Действия юродивого всегда направлены на то, чтобы заставить людей одуматься и увидеть свои же заблуждения со стороны. Некоторые соблазнялись, но старица, исполняя веление Божие, не обращала на это никакого внимания и терпела осуждение. Через некоторое время Матушка снова стала поститься как все.

* * *

Много говорила матушка Алипия о бывшем митрополите Филарете. Каждый год в артосную субботу Светлой седмицы "митрополит" Филарет служил в нашем храме литургию и раздавал народу артос. Матушка же всегда кричала ему: "Раскольник! Раскольник!" Конечно, клир храма и староста были напуганы таким поведением Старицы и старались куда-нибудь отвести Матушку — завуалировать конфуз.

А однажды во дворе собрались люди — ожидают выхода митрополита. Провожают. Тут также матушка Алипия заходит во двор храма и при всех говорит: "Славен, славен, а мужиком умрет". И вот судите теперь — правду ли говорила матушка Алипия? Поистине правду сказала — уже он мужик. Сняли все. Но только он этого не понимает. События 1992 года раскрыли смысл действий Старицы.

* * *

После Чернобыльской аварии, через два-три дня мы поехали в Голосеево. Там собрался народ, были монахини из Флоровского монастыря. Кто-то принес большую свежую рыбу. Одна монахиня отказывалась от этой рыбы, боялась радиации, доказывала, что не будет ее кушать. Матушка поджарила ее и предложила всем на трапезу со словами: "Ешьте все подряд, и все будет хорошо, — а когда все поели, она и говорит, — там под землей такие трубы тянут!" И позже я уже прочитал, что действительно, трубы тянули к реактору.

Интересный разговор произошел у меня с одним верующим в присутствии Матушки. Она была в кельи, я сидел во дворе и завел с ним спор о царе Николае II. Тут проходила мимо нас Старица и мы решили ее спросить, что она думает по этому поводу: "Матушка, а царь Николай — святой?" Блаженная безбоязненно ответила нам, несмотря ни на какие идеологические догмы советского времени: "Святой он! Я его видел!” Эти слова, сказанные Матушкой, положили конец всем нашим спорам.

* * *

Много говорила Матушка о Чернобыле. Свидетельницей этому была и я: "Ой, чего будет! Автобусы! Люди кричат! Гонят их, люди голые, дети голые, кричат! Ой, чего будет!” Моя подруга Валентина, с которой мы пришли к Старице, родом была из Полесья. Матушка посмотрела на нее и уточнила, где будет происходить то страшное событие, о котором она говорила: "Там, недалеко от тебя”. Все исполнилось в точности, когда в течение нескольких дней всех жителей города Чернобыля и его окрестностей эвакуировали. Люди покидали свои дома безвозвратно. Так точно матушка Алипия предсказала те события. Тогда мы удивлялись. Валентина переживала — может быть это у мамы в Полесье пожар какой-то будет? А я ей отвечаю: "А чего же люди в автобусах? А может быть, это на Пасху будут всех из храмов забирать", — время было еще советское. Мы так ничего и не поняли. А когда вскоре произошла чернобыльская трагедия, все, что Матушка говорила, подтвердилось. Об этом писали в газетах.

* * *

Задолго до Чернобыля Матушка стала говорить непонятные вещи, что атом идет на Киев. За неделю до Пасхи мы с сестрами говорим ей торжественно: "Ой, скоро Пасха!" А она отвечает: "Будет вам Пасха — горе великое будет!" И еще говорила: "Ой, подвалы горят, ой как горят, потушить не могут". Когда все произошло, Матушка уезжать никому не велела, оберегая народ от создавшейся паники.

Как-то заговорили об Антихристе. Я говорю: "Ой, как страшно, что же будет?" Матушка наклонилась ко мне и говорит так шепотом: "Не бойся! Матерь Божия покроет своих". Это, конечно, очень утешительно. Старица ободряла нас и призывала ничего не бояться в жизни, а нести свой крест достойно, без малодушия. Ее слова особо вспоминаются мне теперь на фоне всеобщего хаоса и, можно сказать, некоторого психоза, который охватил христиан по этому поводу. Нам нужно почаще вспоминать новомучеников и исповедников российских, которые в гораздо более трудные времена сохраняли спокойствие и присутствие духа, были тверды и мужественны.

* * *

Однажды мы шли с матушкой Алипией мимо Голосеевской пустыни, которая сейчас уже открыта. И она показывает на это место: "Девки, смотрите — тут еще будет монастырь и служба". А мы подумали: "Как же здесь будет служба? В таких руинах?" И вот прошло время — сейчас, слава Богу, монастырь восстанавливается, идет служба, монахи приносят молитвы Богу, и предсказание матушки Алипии исполнилось. Прославлен преподобный Алексей Шепелев, к которому Матушка всегда, когда мы приходили к ней, посылала поклониться. Только после того, как мы посещали место его упокоения, Старица начинала беседовать с нами.

* * *

Вспоминаю душевную тревогу и боль Матушки незадолго до Чернобыля. Я пришла к ней, а она как начала кричать: "Подвалы горят! Золотко, подвалы горят! Людей сколько погибает!" И буквально через два месяца эти слова получили реальное объяснение.

* * *

Предсказала Матушка раскол, что храмы заберут, истинная церковь будет в поругании. Священников истинных будут преследовать и даже будут жертвы. Матушка мне говорила: "Слушай, что я тебе скажу. Спасение только в истинной Православной канонической церкви". Приехав домой, я рассказала всем своим знакомым священникам какое нас ждет бедствие. В то время мне никто не хотел верить. Они твердили, что такого быть не может, но когда исполнилось пророчество, то с горечью о нем вспоминают.

"Будет большой взрыв, и многие погибнут", — так сказала она мне однажды. Указала месяц и число. Я своей грешной душой подумала, что бомбу бросят, но Матушка говорила о чернобыльской катастрофе.

Однажды я спросила ее: "Как спастись?" Матушка ответила: "Никогда не осуждай и спасешься".

* * *

Однажды был разговор о моем племяннике. Он находился в Павловской больнице. Матушка спросила: "Где живет его мать? Нужно, чтобы мать читала псалтирь и носила панихиды". Я подумала: "Я молюсь здесь, но что же покойники помогут?" Матушка помолчала и тут же ответила на мои мысли: "На земле люди 10% веруют, а 90% не веруют, а на небе 100% веруют, потому что видят, слышат и знают".

Задолго до Чернобыльской аварии Матушка все кричала: "Тушите огонь! Не пускайте газ! Господи! Что будет на Страстной неделе!" Ночью 25 апреля она ходила по улице и кричала: "Господи! Пожалей младенцев, пощади народ!" Духом Святым Матушке было открыто духовное значение страшной чернобыльской трагедии и как избранная Господом Богом быть ходатаицей за народ, она приносила усиленные моления о смягчении последствий этого всенародного испытания.

Однажды мы говорили с Матушкой. Она вдруг, указав рукой на территорию, на которой находился ее дом, сказала: "Здесь похоронены три старца". В то время это изречение показалось мне совершенно непонятным, и я оставила его без внимания. С течением времени тайна этих слов открылась. Прошло время. Матушка скончалась. Домик ее был разрушен и на месте, где он находился, осенью 2004 года начались строительные работы по возведению часовни. Экскаватор копал яму для глубокого фундамента 16-метровой часовни. В этот момент был снят слой земли, и взорам всех открылись шесть черепов похороненных в этом месте монахов. Чудом Господним экскаватор не затронул самих скелетов, и они так и оставались полностью в земле. Видны были только черепа. Немедленно сообщили настоятелю монастырь о случившемся. По проекту далее копать было не нужно, поэтому захоронения так и оставили почивать там, где они и находились. Господь подтвердил правдивость слов матушки Алипии. Кто из шести почивших монахов был назван ею старцем, знает только Господь. Но факт ее прозорливости налицо. О существовании на месте жилых домов древнего кладбища никто не предполагал. По воле Господней матушка Алипия подвизалась на святом месте, молитвой соединяясь с почившими старцами. Когда мне сказали о том, что нашли захоронения, только тогда я отчетливо вспомнила о словах Матушки. Я еще больше убедилась, что она была великой старицей и Господь был с ней.

* * *

Воспитывая сына, мне приходилось много работать, я собирала деньги и переводила на сберкнижку. Но Матушка предупредила меня: "Пропадут деньги". Но я не поняла ее тогда и в результате инфляции, которую никто не ожидал, деньги мои, как и у всех, пропали.

Как-то Матушка мне сказала: "Здесь построят церковь", — указывая на местность, на которой стоял ее дом. Я знаю и верю, что ее слова не произнесены даром.

* * *

Однажды я прихожу к Матушке, а она поет Интернационал. Пропела его так красиво, выразительно. А особенно громко и четко: "Вставай, проклятьем заклейменный весь мир голодных и рабов". Я думаю — и к чему бы это? Наверное, где-то произойдет какой-то переворот.

Вскоре страну нашу ознаменовала эпоха "перестройки", когда, действительно, как бы от "проклятья" все встали на путь перестраивания и переделывания — "мир голодных и рабов". Ничто не звучало напрасно в устах Христа ради юродивой.

* * *

Нечестивых людей чаще всего называла "Цыган" или "Анка", советскую власть называла "троцкистами", благочестивым женщинам давала имя Елизавета, также часто она очень тонко подмечала характерную сторону души человека и могла дать ему имя, полностью соответствующее его духовной настроенности. Часто ее действия, непонятные посетителям, носили символический характер.

Неоднократно слышала я предсказания о бывшем митрополите Филарете. Однажды мы спросили ее о нем, а она встала и пошла по келии, широко расставив ноги и переступая большими шагами, сказала: "Вот как он поставит во все церкви ноги свои, вот как поставит!" — предсказывая нам, что митрополит предаст Православие и в его ведение отойдет много храмов. Часто Матушка называла бывшего митрополита Филарета "цыганом".

Если мы после Причастия приходили после службы к Старице, она была необыкновенно рада этому великому событию в жизни каждого человека, встречала очень ласково, улыбалась, не знала куда посадить. Однажды мы спросили, — Матушка, а как нужно причащаться?" Тогда она преподала нам урок на всю жизнь: "Нужно выбрать одного священника и ходить к нему".

* * *

Понятие святости брака сейчас уже почти полностью утратилось среди людей, не говоря уже о смысле брака как о малой церкви и теле Христовом. Спрашивала одна женщина Матушку о своем брате — можно ли ему развестись с его женой — они были венчаны. На это Старица сказала: "Грех! — и добавила. — У него есть дети от других женщин", — и даже уточнила у кого. Венчанным Матушка строго не благословляла развод.

* * *

Перед Чернобыльской аварией мы работали на огороде. Матушка упала на колени: "Девки, горим! Девки, пожар! Господи, помилуй, помилуй, пожар, горим!" И вскоре мы узнали об аварии.

* * *

Еще до Нового Года Матушка в моем присутствии неоднократно предсказывала апрельские события в Чернобыле: "Как бы люд не затравили!" Снова и снова она с волнением повторяла эти слова, я даже привыкла к ним. Так продолжалось до самого апреля. Когда же 26 апреля случилась авария на станции, она в этот день кричала: "Посмотрите — в горшках пенит! Затравили воду, воздух. Господи, пощади народ!" На другой день пошел обильный дождь, на улицах появилась пена — белая, как снег, все дворы были ею залиты, и она стекала с крыш. Через три дня мы узнали, что была авария в Чернобыле.

* * *

Предсказания

• Как-то заговорили об Антихристе. Я говорю: "Ой, как страшно, что же будет?" Матушка наклонилась ко мне и говорит шепотом: "Не бойся! Матерь Божия покроет своих"

• Ссорившимся из-за жилья: "Вот вы ссоритесь, ругаетесь за квартиру, расходитесь... А будет такое время, когда будет очень много пустых квартир, да в них не будет кому жить".

• "Не продавайте хаты и коровы. Не известно, что с людьми будет".

• "В Киеве квартир всем хватит, а вот земли — кто успеет взять"

• "Запасы не делать, а со своей зарплаты деньги на свое погребение должны иметь"

• "Скажи всем своим и близким, чтобы все деньги пустили в оборот — пусть не складывают. Скоро все деньги поменяют". Так в последствии и случилось — деньги на сберкнижках пропали.

• В то время, когда Киево-Печерская лавра была закрыта, предсказание об открытии Лавры: "Уже лампады в пещерах зажигают"

• Также: "Вот, Киево-Печерская лавра открывается..." Это был 1987 год, об открытии еще никто не говорил.

• О канонизации царя Николая: "Святой он. Я его видел".

• У Матушки на огороде убирали картошку, собрали в мешки, а потом Старица подняла голову вверх и сказала: "Нет картошки! Жалко людей, жалко детей, жалко зверей, птичку жалко, рыбку жалко!" Разговор не относился к Чернобылю, так как происходил после аварии.

• Матушка особое внимание уделяла теме земли — тем, кто имел дома в селах, землю, домашний скот запрещала продавать, указывая на то, что им еще пригодится хозяйство.

• Однажды при чистом голубом небе, взглянув на запад, сказала: "Смотри — какой туча вдет!"

• Указав рукой на территорию, на которой находился ее дом, сказала: "Здесь похоронены три старца". При строительстве часовни их останки были обнаружены строителями.

• О месте, где стоял ее дом и впоследствии была построена часовня: "Здесь святое место"

• О часовне на месте ее дома: "Здесь будет стоять церковь"

• О Голосеевской пустыни: "Здесь будет очень большая красивая церковь и монастырь".

• О преподобном Алексие она говорила: "Иди, вот он рядом — в церкви служит". Во время жития Матушки в Голосеево не было храма. Сейчас мощи преподобного обретены и находятся в храме.

• Предсказание о кончине. Задолго до 30 октября 1988 года спросила монахиню:

— А что это у тебя?
— Календарь.
— Открой, посмотри 30 октября.
— Матушка, воскресение.
— Воскресение...

И глубоко задумалась.

О Чернобыле

Ой, чего будет! Автобусы! Люди кричат! Гонят их, люди голые, дети голые, кричат! Ой, чего будет!"

На вопрос женщины из Полесья: "Где это будет?" — ответила, — "Там, недалеко от тебя!"

Подвалы горят! Людей сколько погибает!"

Будет большой взрыв и многие погибнут"

Как бы люд не затравили"

Задолго до Чернобыля: "Тушите огонь! Не пускайте газ! Господи, что будет на Страстной неделе!"

В ночь на 26 апреля: "Господи, пожалей младенцев, пощади народ!"

В этот день: "Посмотрите — в горшках пенит! Затравили воду, воздух! Господи, пощади народ".

Благословение смятенным людям в те дни: "Крестите, ешьте все подряд, и все будет хорошо"

"Будет вам Пасха — горе великое будет!" И еще говорила: "Ой, подвалы горят, ой как горят, потушить не могут". Когда все произошло, Матушка уезжать никому не велела, оберегая народ от создавшейся паники.

О расколе

О "патриархе" Киевском Филарете: "Славен, славен, а мужиком умрет"

Храмы будут забирать, будет раскол, истинная церковь будет в поругании. Священников будут преследовать и даже будут жертвы.

Неоднократный вопрос человеку, который после смерти Матушки начал ходить в раскольничий Владимирский собор: "В какую церковь ты стал ходить"?

О "патриархе" Филарете: "Вот как он поставит во все церкви ноги свои, вот как поставит!" И прошла по комнате, широко топая ногами.

* * *

Мы были поражены такой яркой прозорливостью Матушки. Потом она стала нас угощать. Мы рассказали, куда едем, зачем, хотя и понимали, что ей Господь и так всё открывает. Вдруг Матушка схватилась за голову и говорит:

— Ой, как вам тяжело придется, какие будут времена! Что вам придется пережить!

От этих слов стало как-то страшно, не по себе, а Игорь и спрашивает:

— А что? Война, голод будет?

А Матушка, качая головой, говорит:

— И война будет, и голод. Ой, что вам придётся пережить! — и всё твердила — какие тяжелые будут времена!

Складывалось впечатление, что война и голод — это не самые большие бедствия, которые нас ожидают. Мне подумалось: "А что же может быть страшнее этого? Как и где можно будет спастись?"

И Матушка в ответ на эти мысли обратилась ко мне:

— А ты, когда будешь жить на хуторе, заводи всякую скотину — коз, коров, гусей, лошадей..., но только смотри, чтобы ничего не убивал.

Игорь смекнул:

— Матушка, а мне можно мясо кушать?

Я не понял ничего, а он сразу догадался, что матушка Алипия предсказывает мне монашество. Когда Матушка что-то говорила, я всегда улавливал духовный смысл ее слов, а тогда таким профаном оказался! Буквально всё понял, а ведь действительно — священнику и монаху убивать нельзя, да и зачем ему, если он мясо не ест.

— А тебе мясо кушать можно! — ответила она Игорю.

* * *

Дело в том, что перед тем, как я познакомился с Матушкой, я подумал, что нужно как-то спасать свою душу и решил: "Не буду есть мяса и пить вина". Когда Матушка давала мне вино, то я принимал его как благословение, так как она человек духовный, нужно все принимать, чтобы она ни сказала. И вреда от этого никогда не было. И не служило поводом, чтобы потом я употреблял спиртное. Также был период, совсем недолгий, незадолго до кончины старицы, когда Матушка сдвигала посты, но поскольку она была юродивая, ее действия были символическими, и бывало, что мы разговлялись, а у нее был строгий пост. Или наоборот, когда у нас строгий пост, она кормила кашей с яйцом, молоком и маслом. Возможно, она предсказывала новый стиль, а, может, то, что время сжалось, или ещё что-то. Потом Матушка перестала сдвигать посты, постилась по нашему календарю. Я никогда этим не смущался, понимал, что это какое-то юродство, поэтому действия старицы не давали повода, чтобы нарушать посты — я все принимал от матушки Алипии, как от угодницы Божией.

И вот те подвиги, которые я взял на себя самочинно, Матушка подметила. Позже с духовником этот вопрос я выяснил, он благословил держаться золотой середины. А в сапогах я ходил для подвига и понял слова старицы в плане назидания, что нужно склоняться более не к внешней жизни, показной, которую все видят, а к жизни внутренней, духовной.

* * *

Был один случай, когда мне было тяжело, я пожаловался Матушке: "Чернобыльцы получили квартиры в Киеве, я же тоже чернобылец, хотелось бы в Киеве жить". А она отвечает: "В Киеве квартир всем хватит, а вот земли — кто успеет взять". Тогда я понял, что нужно здесь жить и не стремиться в Киев, благодарить Бога за то, что имею. Есть у меня маленький домик и хватит. А сейчас пришло такое время, когда я вижу, что действительно, без земли очень тяжело.

* * *

Матушка Алипия — великий наш чудотворец, пророк. Двадцать лет назад она нам как-то сказала: "Смотрите, какой туча идет! Молиться надо, молиться!" — подняв голову в сторону запада. Будем живы, увидим, что за темные тучи видела Матушка духовными глазами. А небо было голубое, голубое, даже ни единой малейшей беленькой тучки не было на небе тогда. И увидим, кто будет жив, наверное, такое время, что и картошка не уродит, если Матушка с болью в душе взывала ко Господу, подняв голову к небу, после того как мы выкопали у нее картошку: "Господи-и-и! Нет картошки! Что будем делать? Жалко людей! Жалко детей! Жалко зверей! Птичку жалко! Рыбку жалко!" А картошки в тот год уродило много! Матушка, открыв мешок и держась за него руками, долго в нее всматривалась. Матушка особое внимание уделяла теме земли — тем, кто имел дома в селах, землю, домашний скот запрещала продавать, указывая на то, что им еще пригодится хозяйство. Мы люди темные в духовном плане, понять ее действия не могли. Что означали ее слова, покажет будущее.

Как-то Матушка нам с Марией сказала: "Сушите грибы! А потом каждой отдельно добавила: "Суши", — сказала Марии. Потом мне: "Суши". Что это значит — увидим когда-то.

* * *

Многое говорила Матушка о возрождении Голосеевской пустыни. При жизни блаженной старицы она представляла полное запустение. Но Матушка настойчиво повторяла, что здесь будет очень большая красивая церковь. И о месте, где сейчас стоит часовня, Матушка говорила, что на нем будет построена церковь. Рассказывала, что до прихода советской власти на территории монастыря находилось много церквей.

А о том месте, где Матушка жила, она говорила особо: "Здесь святое место".

Еще один раз я слышала такое ее предсказание. Пришла одна женщина, которая разводилась с мужем и они ссорились из-за квартиры. Жена хотела себе взять жилплощадь, потому что она с ребенком, а муж хотел себе. А Матушка сидит и говорит: "Вот вы ссоритесь, ругаетесь за квартиру, расходитесь... А будет такое время, когда будет очень много пустых квартир, да в них не будет кому жить".

* * *

Мне очень неловко было, я боялась что-то сделать не так, обидеть старицу, я знала, что она человек святой, и боялась нарушить ее покой своими вопросами.

Тихонько я подошла к ней поближе.

— Матушка Алипия, подскажите пожалуйста, как поступить в такой ситуации?

— Какой?

— Родители настаивают, чтобы я переехала в Луганск или Донецк на постоянное место жительства, чтобы я поменяла квартиру в Киеве на Луганск или Донецк.

Она выслушала меня, потом подняла голову, лицо мне было видно хорошо. Я обратила внимание, что лицо у нее такое нежное, как у младенца, слегка розовое. И глаза, которые я увидела в момент обращения Матушки к небу, поразили меня. Она с кем-то говорила, язык мне был непонятен. Я знала и старославянский, и греческий, и латынь — по образованию я историк, а тут не понимала ничего. Матушка потом обратилась ко мне:

— Поезжай, поживи в своем Донбассе. И возвращайся сюда, в Киев. Не надо тебе из Киева уезжать. По всей земле будет голод, а в Киеве будут хлеба. Все будут стремиться в Киев, но не всех Киев сможет принять.

— Матушка, а когда же наступит такое тяжелое положение?

— С 1997 года.

И вот все эти годы я наблюдала за той информацией, которую она мне дала. И действительно, с 1997 года началось ухудшение, начался экономический кризис в стране, а особенно в регионах. Все устремились в Киев в поисках работы, и Киев обеспечил работой всех. И жилья, действительно, не хватало.

* * *

Перед самым взрывом Чернобыльской атомной станции пришли люди к Матушке помочь сажать картошку. Но старица не разрешила: «Нет, пойдет дым — не надо садить картошку». Что же это за дым? Какой дым? Все недоумевали. А через три дня объявили, что произошла авария.

Незадолго до взрыва матушка Алипия обходила весь Киев с молитвой, положив на плечи мешок с камнями, чтобы увеличить тяжесть подвига. Молитвами блаженной старицы последствия аварии, которые могли быть гораздо сильнее, были ослаблены. Киев не опустел, Киев живет, многомиллионный мегаполис не стал городом-призраком, каким стала тридцатикилометровая зона и город Чернобыль. После аварии ветер унес радиационное облако в сторону от Киева.

* * *

В моем присутствии Матушка неоднократно обращалась к какому-то отцу Зосиме. Разговаривала с ним, спрашивала о чем-то. Меня это очень интересовало. Я думала, что это, наверное, какой-то старец где-то подвизается, которого зовут отец Зосима, но о котором еще никто не знает, или который будет после нее. Речь могла идти о двух старцах: или же о схиархимандрите Серафиме (Соболеве), которого она назвала старцем Зосимой в переносном смысле, или же о старце Зосиме (Сокур), который в последние годы жизни Матушки был еще довольно молодым.

* * *

За три недели до Чернобыля Матушка спросила меня: «Видишь, иконы блестят?» Конечно, я смотрела, но ничего не видела, потому что это было предсказание. Матушка очень переживала и до аварии, и после, много на эту тему говорила, предупреждала нас. А после аварии Матушка была одета во все черное, и говорила: «Живу болями других». Ей, как великой прозорливице, было известно страдание людей, поэтому она так сказала. Многие приходили к ней в эти тяжелые дни в поиске совета и утешения, руководства и наставления — как и что делать, как жить.

Пришла также я за советом — что делать? Уезжать или не уезжать? Люди, находившиеся у Матушки, также обратились к старице с подобным вопросом. «Нет! — был ее строгий ответ, она никого не благословила уезжать. — Вы не зараженные, крестите все, пейте и кушайте все, вас не коснется радиация».

* * *

Советская власть её преследовала, ведь к ней народ ходил, а хаточка её стояла на бугорке. Один раз какой-то партиец приказал старицу выгнать, а домик снести. Приехал трактор сносить дом с предписанием: «Вели старуха не уйдет — вместе с ней сносить». То есть, власти серьёзно взялись за дело. Трактор подъехал, Матушка вышла — трактор заглох. Никакими силами его не могли завести. Пришлось цеплять тросом и оттаскивать. Когда его утащили, трактор завёлся с пол-оборота, а ведь уже хотели ремонтировать. С тех пор больше Матушку не трогали. А умерла она в 1988-м году.

* * *

За все время, которое я слышала матушку Алипию, а бывали мы у нее достаточно часто, самый грозный тон был адресован бывшему митрополиту Филарету (г-н Денисенко). Было это приблизительно в 1987 г, в то время г-н Денисенко нами верующими был любим очень сильно, все восхищались его умом и талантами, а потрясающее лето 1988 г., когда праздновалось 1000-летие Крещения Руси, когда он принимал многие иностранные делегации, думаю, помнят многие православные. Так вот на фоне всего этого «благообразия», мы приехали к матушке Алипии, разговор зашел о митрополите Филарете и тут Матушка начала его ругать, при чем таким тоном и так постукивая кулаками, что мы оторопели и были в жутчайшем смятении. (Слово «проходимец» точно помню, потом Матушка переходила на мордовский). И только по прошествии нескольких лет все стало на свои места.

* * *

В ноябре 1999 года я имел великую милость Божию побывать у всеми почитаемого в народе старца прот.Николая Гурьянова на о.Залит.

Возле келии старца собрались люди. Задавали вопросы. Кто-то из присутствующих неожиданно для меня задал вопрос: «Батюшка, как вы считаете — матушка Алипия святая?» Я напряженно слушал, так как я из Киева и для меня этот вопрос немаловажный. А старец ответил: «Она не только русская святая, она — вселенской святости!»

Истинность сказанного старцем я свидетельствую перед лицом Господа. И Сам Господь свидетельствует об этом, так как слава о Матушке уже распространилась среди многих народов.

* * *

Однажды я была свидетелем, как одна женщина давала Матушке просфору от Филарета (бывшего митрополита). Она не взяла, а сказала о нем, показывая в календаре на его фотографию: «А этот церкви предаст!»

* * *

Перед Чернобылем я слышала, как Матушка часто говорила: «Горят подвалы, подвалы горят». Я понимала, что это что-то значит, но объяснить значения не могла, а спросить постеснялась.

* * *

С матушкой Алипией мне довелось встретиться в тот год, когда произошел взрыв на Чернобыльской атомной станции. Еще задолго до аварии я ехала в электричке Киев-Нежин. Матушку часто можно было встретить в этой электричке. Куда она ездила, никто не знал, можно только строить предположения. Скорее всего, Матушка ехала помолиться в какое-то святое место — либо она пересаживалась на электричку на Чернигов, либо это место, только ей известное, находилось где-то в других местах черниговской области. Я собиралась выходить на вокзале, это был первый вагон, когда вошла старушка, одетая, как мы сейчас все знаем — в шапочке, в кофточке, характерного вида, с горбом на спине. Матушка обратилась ко всем людям в вагоне:

— Кайтесь, молитесь Богу, падайте на колени, беда идет! Подвалы горят! — и показала рукой в сторону Чернобыля.

Я, конечно, сейчас прошу у Бога прощения, я подумала, что это человек больной, поэтому не придала значения ее словам. Матушка не просила денег, как это может кто-то подумать, я ее воспринимала как пожилую женщину, у которой, может быть, что-то болит, раз она так странно одета. И конечно, думала, что у нее расстройство психики. Но в этом и заключается подвиг юродства, потому что человек не напоказ принимает на себя образ больного психически человека и тем самым подвергает себя насмешкам и позору. Но это удел людей подлинно Божьих, потому что можно натолкнуться и на действительно больных людей.

Когда я услышала ее слова, подумала: «день сегодня прекрасный, все хорошо — что она видит, где это должно произойти? Как она может видеть? Этого не может быть!» Я помню, что посмотрела на небо — оно было чистое, дыма не было... Я не придала значения словам старушки, но почему-то запомнила их надолго.

* * *

«В год первого тысячелетия Крещения Руси, Сатана, связанный на тысячу лет, выйдет из Бездны для испытания живых и мёртвых. Отрицать Сатану, значит, отвергать всё слово Божие, значит отвергать Самого Спасителя, который имел власть изгонять бесов. Я просила Господа, чтобы забрал меня. Не хочу видеть то жуткое время. Мощен враг, это великая неизведанная сила которая пренебрежительно всеми отвергается по глупости и невежеству своему. Этот враг поистине всесилен. Все великие подвижники Божии искренне верили в его существование, говорили о нём, боролись с ним и этот враг «убеждённо» идёт в мир. Неужели вы не видите? До конца этого мира не долго осталось. Государства по деньгам различаться будут.
   
[Видимо матушка имела в виду – распад СССР на пятнадцать независимых государств].
   
Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Война начнётся на апостолов Петра и Павла. Будете лежать: там рука, там нога. Это случится, когда вынесут из мавзолея труп. Все будут недовольны и бедные, и богатые. Все семьи разделятся, родители пойдут против детей, а дети против родителей. Мёртвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить. Мёртвых будет больше, чем живых. Горы и холмы распадутся.
   
Люди будут перебегать с места на место, когда век обновится. Ангел смерти приближается к нам в виде болезней и войны. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за веру Православную. Век и эпоха приближаются к своему обновлению, проявится всё это – во время кровавых игр» […].
   
Великие испытания предсказывала матушка киевлянам через семь лет после своей смерти, начиная с октября 1994 года. Прозорливость матушки бесспорна […].
   
За несколько лет до начала возобновления службы в Киевско-Печерской лавре, в первые месяцы «перестройки» радостно всем говорила:
   
«Скоро Лавре быть. Уже и лампады в пещерах зажигают. Вот славно-то будет. Не забыли про нас заступники. Помнят, молятся. Сохранили для нас Лавру».
   
Однако когда подошло время, и ей сообщили об открытии Лавры и стали поздравлять, она сказала, как отрезала:
   
«Бесы кругом. Чему радуетесь? Открыть-то открыли, да не на радость. Для Киева открыли, не для Руси. Благодати нет. Божиего благославления нет. Веры нет. Смирения нет. По живому скоро резать будут. Одно бесовское время уходит, другое более тяжкое наступает. Без Бога всё делается. Чему радуетесь, мало вас били? Мало ваших отцов и дедов мучили? Мало вам, вы ещё хотите, чтобы ваших детей и ваших внуков мучили?
   
Антихрист идёт в мир, а вы радуетесь. Неведомая, враждебная сила рвёт все мои жилы, руки мои выворачивает, мечет меня по кровати, то опаляя жаром, то леденит холодом. А вы радуетесь, что бесы разрешили вам в Лавру сходить. Вы, что думаете перед кончиной, прочитаете молитву и спасётесь.
   
Сколько народу до вас в свой последний миг читали молитву, а кто спасся? Тупые вы, тёмные, нечего не видите, ничего не слышите. Идёте за слепыми пастухами, которые только о себе и думают, и надеетесь спастись, а ведь скоро время седьмой печати наступит, что тогда делать будете?» […]
   
День первых апостолов празднуется христианами 12\29 июля каждого года. Свои пророчества матушка, вероятно, говорила по Иерусалимскому календарю, день апостолов Петра и Павла по нему падает на ноябрь, разница в четыре месяца.
   
В 1987 году и сама матушка подтвердила это при разговоре:
   
«Ну, вот Пётр и Павел наступил, скоро в это время большой смуте быть. Не раз и не два бури над Киевом пронесутся. Восточная сторона одно будет говорить, западная – другое. Южная будет то с теми, то с другими, а то сама по себе. Смута большая будет. Но из Киева не уезжайте, везде голод будет, большой голод, а в Киеве хлеб есть, и будет.
   
Своих людей Господь до смерти не допустит. Пускай другие правду ищут, а вы стойте смирнёхонько в сторонке. Господь верных будет держать на одной просфоре. Много зла будет, а кто просфору съест, тот и спасётся […]» – впервые было опубликовано в «Житие блаженной старицы Алипии» (брошюра, Киев, стр. 9, 11-12, 14, 1992).

* * *

Прозорливость матушки была бесспорна для всех знавших ее. За несколько месяцев до возобновления Киево-Печерской твердыни обмолвилась: «Уже и лампады в пещерах зажигают». Однако, когда ей сообщили об открытии Лавры, сказала, как отрезала: «Открыли, да не на радость».

Судьба мира скрыта от людей. Кто знает пути Господни? Он Единый – Творец всего сотворенного, в Его власти все изменить в один миг. «Откровение Иоанна Богослова» дает понять, что человеческая история тоже пребывает в ведении Господа. Что именно и где произойдет – людям это знать не полезно. Когда явится Царь царствующих и Господь господствующих, нам останется только молчать перед Ним.

Однако некоторым подвижникам за их высокую жизнь открыты вехи исторических перемен. Что будет сначала, голод или война, спросили матушку Алипию. «Как для людей спасительнее», – был ответ. Стояли ложки в банке, банка упала и разбилась, ложки рассыпались. Сосчитали: их было семьдесят. Шел семидесятый год Советской власти...

«Из Киева не уезжайте, – наказывала матушка, – везде голод будет, а в Киеве хлеб есть». И чем глубже погружаешься в жизнь киевских подвижников благочестия, тем больше убеждаешься: здесь столько святынь, которые в трудный час напитают, как хлеб насущный! «Своих людей Господь до смерти не допустит, верных будет держать на одной просфоре», – пророчествовала матушка.

Порой она повествовала о предметах странных и непонятных уму человеческому. «Однажды она нам всю кончину мира описала, – вспоминает Л.А. Чередниченко. – Около часу говорила, мы внимательно слушали, но все выпало из памяти, лишь две-три фразы остались, как ориентир во тьме. Война начнется на апостолов Петра и Павла, сказала матушка. Будете лежать: там рука, там нога. Это случится, когда вынесут труп».

«Государства по деньгам различаться будут, – в другой раз открыла старица. Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею. Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за Веру Православную».

Война начнется «на Петра и Павла», в иносказательном смысле: брань на учеников Христовых, на учение их. День первоверховных апостолов празднуется 29/12 июля. Казалось бы, драматических событий надо ожидать летом, но за год до смерти матушка Алипия стала жить по одной ей известному счислению. Она назвала этот календарь Иерусалимским. Пророческие факторы времени уплотняются – блаженная узрела мир в ином раскладе.

Соборное сознание с присущим ему богослужебным ритмом называется «литургическим годом», который вмещает в себя совокупность постов, дней поминовения святых, праздников, когда верные поставляются пред лице Господне. Он освящает строй Вселенной, не давая ему распасться з несвязанные временные отрезки. Это церковное время обладает непреходящей духовной ценностью.

Трехчастный литургический круг, суточный, седмичный, годовой с кульминацией в Пасхальном торжестве – вот внутренний стержень христианского мироощущения. Мы ощущаем время не расторжимым, спрессованным, поскольку оно пронизано Вечностью. Лишь то гибнет в потоке дней, что лишено жизненного зерна – оно не стоит жизни.

Основа календаря православного мира – Юлианское счисление, в IV в. принятое отцами Вселенского собора, в соединении с Александрийской пасхалией. Календарь – хранитель памяти народа. Изменение его всегда – разрыв с культурным прежним мироощущением.

Европейский псевдохристианский мир придер­живается сегодня Григорианского календаря. В 1918 г. большевики ввели его в России в качестве гражданского. Много было искушений изменить богослужебный календарь по человеческим меркам, но Русская церковь, в числе немногих поместных церквей мира, осталась верна традиционному счету времени. Миссия нашего Православного Отечества – удерживать Юлианский календарь, как заповеданный Св. Отцами, их же устами вещал Господь.

В литургической практике церковь пользуется единой системой счисления, но для некоторых праведников уже на земле наступает свое особое время. Календарь, организующий сознание верующих, слагался для матушки Алииии в соответствии с ее приобщенностью к юродивым Христа ради. С некоторых пор внутренний ритм ее души пошел по-другому, иные временные вехи стали ей опорой. Земное время открылось незаземленным ликом, новое качество бытия вступило в свои права – наступило «благое время». Срок жизненного существования преобразился в огненное время спасения, которое сокращается с каждым днем.

Духовная перспектива подобна той, что мы видим на иконах: событие пришествия Спасителя уже довершилось, мир уже спасен. Хотя Страшный суд еще ожидается, центр времени не в будущем – в прошлом, это Бескровная Жертва Христова. Воплощение Сына Божия открывает смысл времени вообще, где каждый благословляется на свою крестную жертву. Блаженная Алипия при жизни осуществила вхождение в мироощущение, сопричастное вневременной точке, где совершается Евхаристическое заклание, не случайно назвала календарь свой «Иерусалимским». Она видела вещи, как они есть, у нас же в связи с условностями жестоковыйного восприятия все сместилось.

День апостолов Петра и Павла по ее счислению падал на осень. В ноябре 1987 г. матушка сказала: «Ну, вот Петр и Павел». Разница была в три месяца. Дату тоже назвала годичной давности. Получается, в очах Божиих земное время опережает действительность на год и три месяца. Не указание ли, что время сократилось? «День будет вращаться как час, неделя как день, месяц как неделя и год как месяц», – пророчествовал преп. Нил Мироточивый. Сами стихии будут спешить – скорее закончить прореченное Богом число для 8-го числа веков (то есть на восьмую тысячу лет от сотворения мира).

«Завтра Преображение, кто бы меня в церковь отвел?» – сказала мать Алипия. По ее календарю уже наступил праздник Фаворского света, хотя лето едва преломилось. Вызвалась инокиня Марина (ныне монахиня Сергия).

«Утром приезжаю, как договорились, а матушка ругается: «Чего пришел, не знаешь разве, как меня за монастырских-то бьют?» Враг, значит, за нас, монашек, особую брань на нее насылает. «Гляди, как вырядился, юбку-то сымай», – и свою мне протягивает, а на меня это, сами понимаете, мини, «Давай капусту робить». В сенях стояла бочка прокисшей капусты, и мы ее стали опустошать, Сок течет, вонь неимоверная, отжимаешь, складываешь в миску.

«Давай в церковь собираться», – наконец сказала матушка. Поздно, дело к полудню, но у нее свой отсчет. И яблоки где-то достала, раз Преображенье у нее, в кулечек сложила.

Дорога через лес Голосеевский, там трактористы смеются: «Ну бабка ладно, а ты, молодая, чего?» Юродство по-человечески – это убожество, а по-Божьему – прозорливость. Матушка видела зорче всех, и в конечном счете все по ее выходило.

Переходим улицу, там машины в три ряда. Матушка погрозила им кулачком – и запнулась колонна, а могла бы нас смять, как букашек. Идем через дорогу без перехода, машины стоят как вкопанные. «Скоро эти черепахи совсем замрут», – сказала матушка. Она никогда на такси не ездила, только в автобусах, и то стоя. А теперь и горючего нет, и билеты дорогие, все хуже с транспортом. Люди смеялись над матушкой, но была в ней сила великая, и они подчинялись ей, сами того не ведая.

Подходим к Вознесенской Димеевской церкви, – продолжает инокиня Марина. – Литургия отошла, заходим в пустой храм. «Преобразился еси на горе Христе Боже», – запела матушка тропарь Преображению. Яблоки на солею кладет, свечи в подсвечники ставит. Некоторые сразу зажгла, другие для вечерней службы оставила. «Ты какими воротами пойдешь?» – неожиданно спрашивает меня. Не знаю, что отвечать, наконец нашлась: «Какими вы, матушка». Она удовлетворенно кивнула: «Значит, Иерусалимскими».

Свечница за ящиком отнеслась благосклонно: к матушкиным чудачествам на Димеевке привыкли. Она до сих пор свою церковь с небес блюдет и молится за всех ее посещающих. Очень любила свой храм, а Петра и Павла в особенности...

Возвращаемся, на пути молочный магазин. «Дай мне, милая, бутылочку кагорчика», – попросила матушка продавщицу. «Вином не торгуем». – «Да заплачу же, девка!» Так они беседовали, все вокруг смеются, женщина пятнами красными пошла, одна я понимаю, что матушка в чем-то ее обличает. Потом котам колбасу брали, дали сдачу шесть рублей. Пять рублей она велела в церковь снести, а рубль, говорит, себе оставь. Блаженная Исидора, помните, первая юродивая была, все считали ее безумной, но старцу было возвещено, что это святая. Вот и матушка наша так...»

Постилась мать Алипия тоже по-небесному. Как-то инокиня Марина выдержала ее Успенский пост. В монастыре в эти дни скоромное подавали, впроголодь жила. «Матушка, а я ваш пост выдержала». – «Нет, ты не постилася, – покачала головой старица. – Если бы ты постилася, ты бы не улыбалася». Однажды духовные чада нарушили Иерусалимский пост, так матушка взяла на себя и еще несколько месяцев говела, вымаливая грех, ведомый только ей.

Старцы говорят, что из-за лютости Антихриста Господь сократит последние 3,5 лет, они пролетят, как один год. Мать Алипия подтвердила: «Иначе никто не спасается». Сегодня дни несутся с бешеной скоростью. Часовая стрелка пробегает круг быстрее обычного. На земле может пройти семь лет, когда в очах Божьих лишь год. Недавно состоявшаяся конференция математиков официально установила, что с некоторых пор время движется быстрее. Спрессованное, сконцентрированное, оно такое плотное, что может ранить. Стремительна воронка событий, люди, попавшие в их водоворот, стареют на глазах.

Время захвачено врагом, ниспавшим от ангельского величия со всем демонским множеством своим. Когда мы вырвем у супротивной силы захваченное не по праву, Отец запечатлеет милость Свою благодатными дарами Святого Духа, которые снимут с души скорбь.

По свидетельству Св. отцов, завершающий историю Страшный Суд по земным меркам будет длиться тоже недолго, сколько шестопсалмие на утрени. У каждого, пришедшего на Суд, дела, которые он творил, будут написаны на челе, и все Книги Жизни раскроются. Матушка, бывало, покажет полпальчика: «Вот сколько времени осталось, а не покаемся, так и этого не будет». Мир семимильными шагами движется к финалу, и только от нас зависит, каким будет этот финал...

* * *

Ни о чем не заботьтесь, ни продуктов, ни денег не собирайте, будет страшный голод и холод, война начнется как только вынесут труп. Бедствия будут страшные, но своих людей Господь заберет раньше, до муки не допустит. Из Киева уезжать нельзя, кто останется живой и будет работать на госпредприятиях, получат по 200-300 грамм хлеба и венец.

* * *

Многое матушка предсказывала и о перемене календаря, и об изменении постов, и что вера изменится, и предупреждала: «Тогда уже в церковь ходить нельзя будет, но Своих Господь раньше заберет, до муки не допустит». Из-за нарушения календаря и постов сначала будет сильный падеж скота, а потом и люди будут сходить.

Отредактировано Россiянинъ (2021-11-22 18:51:32)

0

12

ИЗ КНИГИ «МАТУШКИ ЗЕМЛИ РОССИЙСКОЙ»

«Как в период будущих испытаний спасутся люди?» — спросили однажды ученики св. Антония. «Спасутся скорбями, а кто в то время исполнит закон Божий, будет выше нас». Испытания Господни особенно сильны для возлюбленных Им: матушку снова забрали в тюрьму. Заточенье старило, но не пригнуло ее к земле. Запела «Отче наш», соузницы подхватили — карцер. Отказалась работать на Пасху — на память остался беззубый рот. Нет большей славы, чем разделить свое бесчестие с Иисусом Христом!..

Выпустили — года в Лавре не пожила, разогнали твердыню Печерскую. Когда монахов выселяли, под стенами плакала женщина. «Не плачь, сестра, — утешали отцы, — всех нас в одно место свезут, будем там Богу молиться». Думали, в тюрьму, вышло по-другому, и пошли они в мир проповедовать, — кто Христа ради, кто на приходы. Отец Полихроний и о. Ахилл осели в Почаеве. Схиигумена Кукшу из Почаева выслали в Одессу, где он и похоронен. Отец Мефодий стал настоятелем храма на Димеевке.

В пору хрущевских гонений они несли на себе славу богомудрых столпов Киевских. Среди них было немало воинов крепкой духовной закалки. Отец Мартирий обладал такой силой, что лукавые духи покидали одержимых, едва несчастные приближались к Лавре. Стоило ему помянуть человека перед Престолом Божиим, как бес исходил из него. На вопрос, как он достиг этого, о. Мартирий отвечал: «Молитвою и постом».

Однажды архимандрит Кронид выбежал из храма, закрыв голову мантией. Подумав, что батюшке плохо, монахиня Галина бросилась за ним. Он на бегу приоткрыл лицо — из-под мантии разлилось сияние. «До смерти моей умолчи», — заповедал о. Кронид.

Духовные чада схиигумена Кукши видели, что ему в алтаре сослужит таинственный святитель. Когда он литургисал, Сама Пречистая поднималась над воздухом. Скорбям о. Кукша радовался: «Господь посетил меня, грешного».

Таких великанов духа, как основатель Троицкого монастыря о. Иона (в схиме Петр), Печерские старцы Вассиан-слепой и Михаил-схимник, мы и представить себе не можем. «Жизнь течет, как быстрый поток, и не возвращается, — сказал схимонах Вассиан перед смертью. — Между тем почти все заняты суетой и химерами и не помышляют запасаться другим добром, которое послужило бы поддержкою души в ее загробной жизни. О бедные, бедные люди!»

В 1963 году на Киев обрушилось несчастье: в районе Куреневки прорвало дамбу. Потоки грязной воды сметали все на своем пути. Дело было ранний утром, полуголые люди взбирались на крыши, не успевшие проснуться погибли. После катастрофы остался полутораметровый слой глины. Строители еще долго выгребали ковшами экскаваторов руки, ноги, изуродованные тела. Мало кто понял, что это Божья кара за Лавру...

* * *

Перед Чернобыльским взрывом она несколько дней кричала: «Отец, не надо огонь, отец, зачем огонь? Тушите ради животных, ради малых детей». Поливала водичкой: «Девки, земля горит». Падала на запад солнца и молилась: «Матерь Божия, избавь нас от газа».

«В конце февраля 1986 года, во второй половине дня, возвращаясь с работы, я увидела матушку, медленно идущую по Крещатику, — вспоминает Л. А. Чередниченко. — Удивлению моему не было предела, ведь матушка никуда из лесу не выходила, кроме церкви. Я подошла, стала предлагать свои услуги: перевести через подземный переход, посадить на троллейбус, спросила, знает ли матушка дорогу домой? Она по-доброму посмотрела на меня и сказала: «Вот, ходил в магазин и ничего не купил», подняла свою полотняную сумочку и показала мне, что она совсем пустая. Через два месяца был взрыв в Чернобыле. А я вспоминаю эту встречу еще и потому, что, кроме хлеба, масла и сахару по талонам, ничего давно в магазинах не покупаю».

* * *

За несколько месяцев до возобновления Киево-Печерской твердыни обмолвилась: «Уже и лампады в пещерах зажигают». Однако когда ей сообщили об открытии Лавры, сказала, как отрезала: «Открыли, да не на радость».

Судьба мира скрыта от людей. Кто знает пути Господни? Он Единый — Творец всего сотворенного, в Его власти все изменить в один миг. «Откровение Иоанна Богослова» дает понять, что человеческая история тоже пребывает в ведении Господа. Что именно и где произойдет — людям это знать не полезно. Когда явится Царь царствующих и Господь господствующих, нам останется только молчать перед Ним.

Однако некоторым подвижникам за их высокую жизнь открыты вехи исторических перемен. Что будет сначала, голод или война, спросили матушку Алипию. «Как для людей спасительнее», — был ответ. Стояли ложки в банке, банка упала и разбилась, ложки рассыпались. Сосчитали: их было семьдесят. Шел семидесятый год Советской власти...

«Из Киева не уезжайте, — наказывала матушка, — везде голод будет, а в Киеве хлеб есть». И чем глубже погружаешься в жизнь киевских подвижников благочестия, тем больше убеждаешься: здесь столько святынь, которые в трудный час напитают, как хлеб насущный! «Своих людей Господь до смерти не допустит, верных будет держать на одной просфоре»,— пророчествовала матушка.

Порой она повествовала о предметах странных и непонятных уму человеческому. «Однажды она нам всю кончину мира описала, — вспоминает Л. А. Чередниченко. — Около часу говорила, мы внимательно слушали, но все выпало из памяти, лишь две-три фразы остались, как ориентир во тьме. Война начнется на апостолов Петра и Павла, сказала матушка. Будете лежать: там рука, там нога. Это случится, когда вынесут труп».

«Государства по деньгам различаться будут, — в другой раз открыла старица. — Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею. Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за Веру Православную».

Война начнется «на Петра и Павла», в иносказательном смысле: брань на учеников Христовых, на учение их. День первоверховных апостолов празднуется 29/12 июля. Казалось бы, драматических событий надо ожидать летом, но за год до смерти матушка Алипия стала жить по одной ей известному счислению. Она назвала этот календарь Иерусалимским.

В православной традиции годичный богослужебный цикл называется «литургическим годом»; он вмещает в себя совокупность постов, дней поминовения святых, праздников. Он освящает строй Вселенной, не давая ему распасться в несвязанные временные отрезки. Это церковное время обладает непреходящей духовной ценностью.

Трехчастный литургический круг — суточный, седмичный, годовой с кульминацией в Пасхальном торжестве — вот внутренний стержень христианского мироощущения. Мы ощущаем время нерасторжимым, спрессованным, поскольку оно пронизано Вечностью. Лишь то гибнет в потоке дней, что лишено жизненного зерна Вечности — оно не стоит жизни.

Основа календаря православного мира — Юлианское счисление, в IV веке принятое отцами Первого Вселенского собора, в соединении с Александрийской пасхалией. Календарь — хранитель памяти народа. Изменение его — всегда разрыв с прежним культурным мироощущением.

Западный псевдохристианский мир придерживается сегодня Григорианского календаря. В 1918 году большевики ввели его в России в качестве гражданского. Много было искушений изменить богослужебный календарь по человеческим меркам, но Русская Церковь, в числе немногих Поместных Церквей мира, осталась верна традиционному счету времени.

В литургической практике Церковь пользуется единой системой счисления, но для некоторых праведников уже на земле наступает свое особое время. Календарь, организующий сознание верующих, слагался для матушки Алипии в соответствии с ее приобщенностью к юродивым Христа ради. С некоторых пор внутренний ритм ее души пошел по-другому, иные временные вехи стали ей опорой. Новое качество бытия вступило в свои права — наступило «благое время». Срок жизненного существования преобразился в время спасения, которое сокращается с каждым днем.

Духовная перспектива подобна той, что мы видим на иконах: событие пришествия Спасителя уже совершилось, мир уже спасен. Хотя Страшный суд еще ожидается, центр времени не в будущем — в прошлом: это Бескровная Жертва Христова. Блаженная Алипия при жизни осуществила вхождение в мироощущение, сопричастное вневременной точке, где совершается Евхаристическое заклание, не случайно она назвала календарь свой «Иерусалимским». Она видела вещи, как они есть, у нас же все сместилось.

День апостолов Петра и Павла по ее счислению падал на осень. В ноябре 1987 года матушка сказала: «Ну вот Петр и Павел». Разница была в три месяца. Дату тоже назвала годичной давности. Получается, земное время ускорилось на год и три месяца. Не указание ли, что время сократилось? «День будет вращаться как час, неделя как день, месяц как неделя и год как месяц», — пророчествовал преп. Нил Мироточивый. Сами стихии будут спешить скорее закончить прореченное Богом число для 8-го числа веков (т. е. на восьмую тысячу лет от сотворения мира).

* * *

Переходим улицу, там машины в три ряда. Матушка погрозила им кулачком — и запнулась колонна, а могла бы нас смять, как букашек. Идем через дорогу без перехода, машины стоят как вкопанные. «Скоро эти черепахи совсем замрут», — сказала матушка. Она никогда на такси не ездила, только в автобусах, и то стоя. А теперь и горючего нет, и билеты дорогие, все хуже с транспортом. Люди смеялись над матушкой, но была в ней сила великая, и они подчинялись ей, сами того не ведая.

* * *

ИЗ КНИГИ «НА ПАЖИТИ БОГОМАТЕРИ»

Многое матушка предсказывала и о перемене календаря, и об изменении постов, и что вера изменится, и предупреждала: «Тогда уже в церковь ходить нельзя будет, но Своих Господь раньше заберет, до муки не допустит». Из-за нарушения календаря и постов сначала будет сильный падеж скота, а потом и люди будут сходить.

* * *

Весной 1986 года благословила вытащить из погреба картошку, обрывать ростки. Открыли погреб. Все приготовили необходимое, а Матушка зовет обедать. Пообедали, а она кричит: «Скорее погреб закрывайте, а то всю картошку потравят». Через неделю был взрыв в Чернобыле. Уезжать из Киева никому не велела и каждому присутствовавшему дала по три красных немытых клубнички (показала, чтобы все кушали).

* * *

Матушка говорила: «Моих людей Господь не оставит, где-нибудь для них да найдется кусочек хлеба.»

* * *

Перед Чернобылем Матушка была очень беспокойная, всех, отправляя, домой, говорила: «Плотно закрывайте двери и окна, будет много газа». Многие спрашивали, что делать уезжать или оставаться в Киеве. Матушка никого не благословляла уезжать, а кто не послушался, потом жалел, там было ещё хуже. На вопрос как поступать с пищей говорила: «Помойте, прочитайте Отче наш и Богородицу, перекрестите и ешьте и будите здоровы».

* * *

Сидим мы у Матушки, разговариваем. Печка уже давно прогорела, обед сварили. А. Р. показывала журнал, в котором была большая фотография М.А. Денисенко. Матушка схватила журнал, двумя пальцами ткнула ему в глаза и закричала: «У-у-у вражина, сколько горя людям ты принесешь, сколько зла наделаешь. Волк в овечью шкуру залез! В печку его, в печку!». Скомкала журнал и бросила его в печку. Собравшиеся, от неожиданности, растерялись и молча сидели, слушая, как гудел в печке догорая, журнал. Придя в себя, я спросила Матушку: «А что же будет?» Матушка улыбнулась своей широкой детской улыбкой и сказала: «Владимир будет, Владимир!». И когда произошел в нашей церкви раскол, мы, без всякого сомнения, и колебания пошли за тем, кого указала нам Матушка еще года за полтора до своей смерти и почти за пять лет до событий.

* * *

Легковые машины Матушка называла черепахами. Говорит: «Скоро все черепахи остановятся». Мы недоумевали, как это они все сразу поломаются или не будет запасных частей. И никому в голову не могло прийти, что не будет бензина или, что он станет таким дорогим. Это Матушкино предсказание исполнилось через 8 лет.

* * *

Еще зимой стала говорить: «Под землей горит, горе идет». Но уезжать не благословляла.

* * *

Еще не было разговора об открытии Лавры, а матушка уже говорила: «Лампады горят и службы служатся, но не надолго».

Откуда-то издалека, из России, приехали люди с детьми. Матушка сказала: «Детей не увозите, а то с голоду умрут».

* * *

Перед Чернобыльской аварией Матушка все говорила: «Будет белая война, много беды будет». Недоумевали мы, что за белая война может быть? А когда беда случилась, сразу все стало понятно.

Говорила Матушка: «Девки, по Крещатику не ходите». И когда у главпочтамта рухнули колоны, и погибло много народа, поняли от чего Матушка нас предостерегала. И еще говорила, что Крещатик провалится. Под всем Крещатиком проходит метро, поживем — увидим.

Незадолго до смерти говорила, что только семь лет спокойной жизни будет: «А потом такое будет, такое будет, ужас, что будет! Помоги Господи всем живущим на земле! Война будет, хлеба не будет, но из Киева уезжать нельзя. Кто останется и жив будет и будет работать на госпредприятиях, тот будет получать 200-300 грамм хлеба. На могилку мою ходите. Я сейчас вам помогаю, а потом буду ещё больше помогать». 30 октября 1995 года исполнилось 7 лет со дня кончины матушки. Вечная ей память.

* * *

«Вот ходил и ничего не купил» — подняла и показала мне пустую сумочку. Через 2 месяца был Чернобыль. Не Матушкиными ли молитвами ветер, после взрыва, отнес на север радиационное облако от Киева?

Матушки уже с нами не было, когда поменяли деньги и всё стало дорого. В магазин мы заходим, но ничего не покупаем, кроме хлеба и сахара и то по талонам.

* * *

Однажды, Матушка нам очень долго рассказывала, какие беды на нас надвигаются — война, голод, ужас охватывал нас обоих. Присутствовали при этом ещё несколько женщин, я, глядя на них, поняла, что они ничего не слышат, а каждая из них занималась своим делом или, перебивая Матушку, задавали какой-либо вопрос, совсем не по теме. Когда пришло время записывать воспоминания о Матушке, уже после ее кончины, я поехала к Ольге и оказалось, что милостью к нам Господь всё из нашей памяти стёр, может быть до времени. Мы ничего не могли вспомнить из разговора, кроме 2 или 3 фраз, которые я и передаю: Господи, благослови.

Ни о чем не заботьтесь, ни продуктов, ни денег не собирайте, будет страшный голод и холод, война начнется как только вынесут труп. Бедствия будут страшные, но своих людей Господь заберет раньше, до муки не допустит. Из Киева уезжать нельзя, кто останется живой и будет работать на госпредприятиях получат по 200-300 грамм хлеба и венец.

Монах Киево-Печерской Лавры Пиор (находился в Лавре до 1961 года) однажды в своей келий услышал громовой голос: «Только бодрствующие спасутся, скажи ниже тебя стоящим — Страшный суд при дверях» — всё было повторено 3 раза.

* * *

Однажды, в присутствии моих знакомых, когда речь зашла о Лавре, в начале 1987 года, сказала: «Будет открыта», то есть за полтора года до ее открытия. Увидев фотографию Филарета сказала: «Он не наш». Мы стали объяснять Матушке, что это наш митрополит, думая, что она его не знает, но она снова твердо повторила: «Он не наш». Тогда мы не поняли смысла ее слов, а теперь удивляемся за сколько лет вперед Матушка все предвидела.

* * *

Перед 1000-летием крещения Руси в Демиевской церкви подходит ко мне и громко говорит: «Христос Воскресе! Теперь тебя мучить не будут».

* * *

Говорила: «Жаль мне вас, вы все паутиной обпутаны». При мне Матушка увидела фотографию Филарета Денисенко, выцарапала ему глаза, скомкала и бросила в печку: «У-у-у, ты враг, предатель сколько горя людям наделаешь, волк в овечью шкуру залез».

* * *

Года за 3 или даже 4 говорила о Чернобыле: «Людей бросают в автобусы раздетых, люди плачут, насильно увозят, одежду палят все побросают, сколько горя будет, вот от нее все идет» — и указала на меня. Все стало понятным только после взрыва в Чернобыле — мои родители живут по направлению к Чернобылю.

* * *

Через месяц после Чернобыльского взрыва стали забирать мужчин прямо с работы на ликвидацию последствий. Мужа дома не было, он был в селе, а я расписалась за повестку, что он никуда не будет отлучаться и будет ожидать вызова. Я еду в село, забираю мужа и мы вместе едем к Матушке.

Матушка мужа перекрестила и сказала: «Ты на аварию не поедешь, эта авария для нечестивых, и если бы не было этой аварии, то попрана была бы совсем Православная вера, а так будет еще Православный расцвет».

* * *

Незадолго до смерти, Матушка на две недели вперед по Григорианскому календарю сдвинула посты: «За Иерусалимский пост погубил меня» — имеющий ум да уразумеет.

На Преображение Господне 1987 года, садясь за стол, люди запели тропарь «Преобразился еси на горе Христе Боже ...» Матушка махнула рукой: «Цыц, сейчас Петра и Павла». Все в недоумении переглянулись, а я спросила:

— Матушка, а какого года?

Она так радостно посмотрела на меня, что я ее поняла и ответила — 1986, то есть на год назад. Тогда мы поняли, что Матушка нам открыла, что время сократилось более чем в 2 раза.

* * *

Кто часто бывал у Матушки говорили, что она еще за 5 лет предсказала Чернобыль. Я была у нее за 2 недели до аварии, она смотрела на иконочки и говорила: «Смотри, как они блестят, какой пожар!» Но что я могла увидеть.

Через две недели — авария. В этот день Матушка была одета во все черное и повторила несколько раз: «Живем болями других!» В скором времени были мы у Матушки, а из келий валит клубами дым, в комнатке невозможно было находиться. Мы часто выбегали хватить свежего воздуха, а сама Матушка не менее часа находилась в келейке. Она этим нам показала как работают люди у реактора. Через некоторое время радостно сообщила, что она лазила на крышу и цементом, песком и алебастром заделала дыры в дымоходе. Мы поняли, что это притча и что по матушкиным молитвам удастся ликвидировать утечку радиации. Я говорю: «Матушка, да лучше бы я полезла на крышу и замазала дырки». «Да нет, ты бы не сумел», — ответила старица.

* * *

Однажды жена, возвратившись домой, рассказала, что когда Матушка молилась перед иконами и вдруг воскликнула: «Пожар, какой пожар!» Это от иконок Матушка видела отблеск того страшного пожара, который случился через две недели — Чернобыль. Я точно помню, что это видение было ровно за две недели до аварии. Тогда все были страшно напуганы этой катастрофой, многие решили уехать из Киева. Но Матушка на отъезд не благословляла. Ей говорили: «Радиация!» А она отвечала: «Никакой радиации!» Л думал — это она говорит от своей неграмотности, откуда ей знать о таком страшном явлении, как радиация. Видимо, не один я так думал.

* * *

Спрашивал я у Матушки, откроют ли Лавру. «Лавру откроют, но это будет не та Лавра, что прежде была».

* * *

Сказала как-то: «Ишь, хотел 70 церквей закрыть, но я молился, постился, 12 дней не ел и не пил и не дал закрыть. И не закрыл!»

* * *

Перед Чернобылем говорит мне: «Смотри какой огонь горит!» «Да я не вижу». «Да ты что — слепой. Тушите огонь! Господи, что будет на Страстной неделе, не пускайте газы, пощадите малых детей и скот!»

Отредактировано Россiянинъ (2021-11-23 12:55:46)

0

13

Вы, что думаете перед кончиной, прочитаете молитву и спасётесь.
Сколько народу до вас в свой последний миг читали молитву, а кто спасся?
Тупые вы, тёмные, нечего не видите, ничего не слышите.
Идёте за слепыми пастухами, которые только о себе и думают,
и надеетесь спастись
  а ведь скоро время седьмой печати
наступит,  что тогда делать будете?»   

Удивительно!

Только сейчас, после начавшихся этих событий
и слов о.Элпидия мы можем хотя бы отчасти
догадываться о чем это и почему именно так
было сказано…

Сегодня читать пророчества - как читать газету: так все ясно написано.

+1


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Пророчества » Голосеевская старица блаженная Алипия Киевская, Христа ради юродивая