Москвитянин написал(а):

"Сегодня в часовне мы исповедались растениям.

У Святых отцов было такое правило: на каждый поступок, на каждое слово,
а желательно и мысль мы должны иметь свидетельство Священного Писания или Святых отцов.

Некоторый брат спросил авву Антония: «Что делать мне, чтоб обрести милосердие у Бога?»

– Святой старец отвечал ему: «Что скажу тебе, то сохраняй тщательно: где бы ты ни был,
– имей Бога пред очами твоими; делай только то, на что имеешь свидетельство Писания;
остерегись скоро оставлять место, в котором ты живешь, каково бы это место ни было».

Из ответа преподобного Антония видно, что Священное Писание издревле признавалось основным руководством для монашества.
Только те советы и те наставления старцев принимались за правило жизни, которые были согласны с Священным Писанием.

https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brja … otechnik/1

А то, что не имеет такого свидетельства надо отвергать:

Но и аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1:8)

В этих стихах выражает святой Павел главный предмет Послания - неизменность Евангелия в том смысле и духе,
как он преподал его галатам. Хоть в первой части он доказывает свое Апостольское достоинство, то есть что он
от Самого Господа научен Евангелию и получил власть проповедать его языкам; но цель и этого очевидно та,
чтобы внушить, что как учение Евангельское, им проповедуемое, от Господа есть, Божественно, то его изменять нельзя
по человеческим соображениям. Когда Бог говорит, тварь разумная должна благоговейно слушать и покорно принимать.

Своеличные постижения и соображения должны быть обращены лишь на то, чтобы полнее и глубже усвоить заповедуемое.

Положение Апостола таково: никто и ничего не может изменить в преданном Евангелии.
Кто покусится на это, из земных или небесных, тому анафема.
Это похоже на то, что в Апокалипсисе говорится: аще кто приложит к сим, наложит Бог на него язв…
И аще кто отымет… отымет Бог часть его от книги животныя (ср.: Откр. 22:18-19).

Что никто не может изменять Евангелия, это выражает святой Павел в словах: аще мы, или Ангел с небесе.
Апостол берет самые высшие лица - Апостолов и Ангелов: ибо на земле в деле веры никого нет выше Апостолов,
небо же наполняют Ангелы. Но если и они, покусившись изменить Евангелие, не могут избежать кары небесной,
то кто может делать это безнаказанно?


видим ли где-то в Священном Писании или у святых отцов, чтобы одобрялось нечто подобное?
есть ли хоть капля разумного в таких действиях?