Вверх страницы

Вниз страницы
Форум Православная Дружба риа Катюша

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Люди православные » Разговор о смерти, её смысле в духовной жизни и подготовке к ней


Разговор о смерти, её смысле в духовной жизни и подготовке к ней

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

БИБЛИЯ И ОТЦЫ ЦЕРКВИ О ВОЗДУШНЫХ МЫТАРСТВАХ (+ВИДЕО)
Цикл «Путь всей земли». Беседа 2-я
Протоиерей Олег Стеняев

"Где в Библии говорится о воздушных мытарствах – тех препятствиях, которые чинят силы тьмы душе, по смерти возносящейся на небо через поднебесное пространство?
Почему бесы ждут душу в поднебесной области?
Что и кто могут помочь душе пройти мытарства?
Как относиться к тому, что в творениях отцов Церкви и в житиях святых описания мытарств разнятся?
Что ответить критикам учения о мытарствах?"

https://pravoslavie.ru/94136.html

Отредактировано +++ (2020-02-03 12:23:31)

+1

32

togiya написал(а):

15. И, наконец, подходишь к самому последнему, самому серьезному препятствию, которое не могут преодолеть
     миллионы даже верующих людей, ибо не знают, как это сделать. Их тут накопилось огромное множество.
     Препятствие – огромная и широкая огненная река. Ее не обойти и не объехать ни в какую сторону.
     Нет никаких средств для переправы. И главное – она огненная и нестерпимо жжет. Чтобы ее перейти нужно:
     Стоя лицом на восток трижды перекрестить себя и перед собой эту огненную реку с молитвой:
     «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Река раздвигается только перед одним тобой.
     Непрерывно читая Тропарь Святой Троице переходишь это страшное препятствие.
     Сразу же за твоей спиной огонь смыкается. Перейти ее еще кому-либо одновременно с тобой невозможно.
     Но эту реку перейдут только чистые души.

16. Выйдя на другой берег огненной реки продолжаешь свой путь на восток, но уже читая Тропарь Святой Троице.
     Дорога начинает плавно идти в гору. Красота вокруг начинается неописуемая, чудесный воздух, чудные деревья,
     цветы, мягкая шелковистая трава, звучит прекрасная музыка, поют неземные птицы. Это уже начало вожделенного Рая.
     Тебя встречают Ангелы и Святые, пребывающие в Царстве Божием, которые от радости плачут, что спаслась еще одна душа,
     за которую они все очень переживали и молились. Встречаешь радостных Матерь Божию и Спасителя. Падаешь пред ними
     на колени и делаешь три земных поклона, со слезами благодаришь и славишь Господа словами молитвы:
     «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Аминь!».

Ты спасен навеки!!!

А можно как-то за усопших читать этот Тропарь, чтобы им помочь переправиться?

0

33

Мытарства - Рассказ иеромонаха Романа (Кропотова),
насельника Свято-Пафнутьева монастыря.
Читает автор.

http://www.pafnuty-abbey.ru/news/15627/
https://img1.liveinternet.ru/images/att … 505_1_.jpg
https://www.youtube.com/channel/UCWV4pP … Q/featured

Отредактировано +++ (2020-02-03 14:02:04)

0

34

Россiянинъ написал(а):

А можно как-то за усопших читать этот Тропарь, чтобы им помочь переправиться?

наиболее известная и признанная в Церкви практика --- читать Псалтирь за усопших, подавать записки об  упокоении на Литургию и понихиды и творить милостыню.
Можно и просто молиться своими словами или по чёткам. Это тоже действенно.
И особенно действенно если мы не только молимся, но и со страстями и грехами боремся.

+++ написал(а):

Мытарства - Рассказ иеромонаха Романа (Кропотова),насельника Свято-Пафнутьева монастыря.Читает автор.

Слушал уже как-то это повествование и оно оставило весьма неоднозначное впечатление.
С одной стороны вроде намерение благое... и попытка сделать повествование более доступным
для современного невоцерковленного человека... а с другой стороны ведь речь идёт о духовных вещах
которые не допускают ни фантазий, ни вольных приукрашиваний,  всё это их калечит и убивает
как партесное пение с колоратурами на оперный манер убивает духовное пение в храме...
превращает его едва ли не в кощунство и издевательство над чувствами верующих.
Кроме того, автор позволяет работать фантазии и допускает художественный вымысел
при описании тех вещей, где очень важна точность, иначе есть риск исказить  их духовный смысл...

В общем, не рекомендую это слушать.  Ни тем, кто только приходит к вере, ни тем кто не утверждён в предании.
  Лучше обратиться к тому, что Церковь однозначно одобрила и прнимает без сомнения
---хотя бы житие преп. Василия Нового ( в котором описываются мытарства блаженной Феодоры )
и прочие известные жития и писания святых, в особенности упомянутых уже о.Олегом Стеняевым
в его замечательной статье:
Библия и отцы Церкви о воздушных мытарствах
    http://www.pravoslavie.ru/94136.html

+1

35

togiya написал(а):

Слушал уже как-то это повествование и оно оставило весьма неоднозначное впечатление.

Да, действительно, это не его личный опыт, как оказалось.
Художественное произведение по мытарствам Феодоры, судя по коммнтам
под видео.

0

36

Два интереснейших свидетельства о посмертном опыте,
для укрепления в вере:

Отредактировано +++ (2020-02-04 12:00:19)

0

37

Россiянинъ написал(а):

А можно как-то за усопших читать этот Тропарь, чтобы им помочь переправиться?

Канон св Паисию Великому лучше читать... и обязательно -

togiya написал(а):

читать Псалтирь за усопших, подавать записки об  упокоении на Литургию и панихиды и творить милостыню.

...и на все Родительские субботы приходить и молиться вместе в церковном собрании...

+3

38

КАК Я ПОБЫВАЛ НА ТОМ СВЕТЕ

Священник Анатолий Першин, настоятель храма святителя Василия Великого в Осиновой Роще (Санкт-Петербургская епархия), музыкант, автор-исполнитель.

"У меня две жизни — до встречи с Богом и после. А с Богом я встретился… на том свете.

У меня была травма, в реанимации врачи меня откачивали, а тем временем душа моя вышла из тела и «с ветром полетела к неизведанным мирам», как поет Юрий Шевчук. Сам выход из тела был совершенно безболезненным. Но потом мне Господь в одну секунду показал мою жизнь, и я понял, что не сделал ни одного доброго дела, жил только для себя, что я эгоист, что всё в моей жизни было не так. И первое желание было: рвануть вниз, обратно, и всё исправить. И чувство: «Я понял!»

Но когда я захотел это сделать, то ощутил, что у меня нет ни рук, ни ног — всё чувствую, мыслю, но у меня нет тела. Это было очень необычно, и я испугался.

Однако у Господа, видимо, был Свой промысл: этим несчастным случаем Он меня остановил.

Я родился в деревне. Писал стихи, музыку. Я искал Бога, но не мог Его найти. Все, что я видел — иконы, как бабушки молились… В нашем доме икон не было, у нас были все коммунисты. Хотя уже потом я узнал, что родители были крещёными, а мать потихоньку молилась, только никому об этом не говорила.

Меня крестила бабушка. Самостоятельно, без священника — я толком даже не знал об этом. Только смутно помню, как она меня окунает в какой-то тазик. А дополнился чин Крещения Миропомазанием уже в возрасте 33-х лет. Через некоторое время после клинической смерти. Это было в Никольском соборе Санкт-Петербурга.

Но до встречи с Богом были «предтечи»: ко мне приходили люди, как некие вестники. Помню, пришёл человек, рассказывал, что уверовал в Бога, а я ему доказывал, что Бога нет. Я был такой умный! Читал философов, интересовался всякими религиями, считал, что дурят они людям головы, что есть реальный мир и надо жить по его законам. Мой собеседник тогда ушёл печальный — он хотел поделиться со мной, как друг, самым главным своим трепетом, а я его обломал.

Разные происходили случаи, как будто Господь меня предупреждал. Думаю, с каждым человеком это происходит. Мы просто невнимательно относимся к действительности. А ведь мы где угодно можем встретить предупреждения, но мы их просто не замечаем.

Но всё, что происходило там, откуда я вернулся, запечатлелось в моей памяти. И у меня было понимание, для чего. Постепенно я стал об этом рассказывать, говорил: «Люди, вы не представляете — ад начинается здесь, вот сейчас».

Я призывал не грешить, а меня считали сумасшедшим. Я везде видел зачатки ада — на улице, в телевизоре, в отношениях с людьми. Люди впитывают это, для них это нормально, а я уже не мог, мне было больно. Это очень трудно описать, это, как дыхание. У меня было обострённое ощущение греха: я видел, как он начинается — в самом себе, в людях… и мне становилось плохо. И все время хотелось предупредить людей.

Приходилось насильно возвращать себя к нормальным человеческим ощущениям — я же все-таки жил серди людей. Я пытался как бы «приземлиться».

В прошлой жизни я отрицал Церковь как институт, считал, что это музей, что эти обряды не имеют никакого отношения к реальной жизни, что сейчас нужна какая-то новая религия. Поэтому в храмы я даже не заходил. А после встречи с Богом мне целые миры открывались, вселенные. До этого я не знал, что Господь везде, что Он во мне. Это только через горький опыт стало ощущаться.

Однажды — уже после истории с клинической смертью — мне было очень плохо. И Юра Шевчук, с которым мы дружим еще с середины 1980-х, отвёз меня к своим знакомым в Военно-медицинскую академию. Там мне сказали, что с такой кровью люди не живут. Тогда Юра сказал: «Я был на гастролях в Архангельске и встретился там с одним игуменом, он меня пригласил к себе в монастырь. Давай тебя туда отправим». Так я оказался в Антониево-Сийском монастыре. И получил исцеление на мощах преподобного Антония Сийского.

Я всё яснее понимал, зачем Господь вернул меня с того света. Главное, я понял, что существует спасение, что в этом мире можно спастись. Как будто в меня вложили какую-то программу, дали направление, куда надо идти — на свет. Тогда, думаю, и начался мой путь к тому, чтобы стать священником. Хотя сам я этого конечно, еще не знал, и на этом пути предстояло пройти еще через много испытаний и чудес.

Я благодарен Богу за то, что Он меня заставил с Собой встретиться. Я понял, что Он это сделал из любви. Как хирург, который видит, что у пациента аппендицит вот-вот лопнет, и человек от этого гноя погибнет. И тогда хирург делает разрез, удаляет этот аппендицит, у пациента потом всё заживает, и вот он уже готов бежать куда-то. Но куда? Грешить? А ведь Господь вкладывает в человека понимание, знание. И ему важно это знание применить.

Бог каждого человека посещает в свой срок. И я не осуждаю человека, например, семидесяти лет, если он в Бога не уверовал. Ведь это может произойти завтра, или за секунду до смерти…

Сейчас мне 60 лет. Я считаю, что у меня очень мало духовных достижений, но всё-таки я стал ближе к сути. Как будто меня переформатировали, настроили, как приёмник. И очень важно удерживать волну — только она ушла, ты ручку — раз! — и повернул в нужное положение. Нельзя расслабляться: чуть в сторону, и начинает вещать вражеская радиостанция.

Мне очень жалко людей, и моя задача как священника — максимально им помочь. Мне кажется, что на том свете мне открыли истину: спасение в миру — это служение Богу и людям, служение Богу через людей, через добрые дела. И когда я в своём храме выхожу на амвон, у меня такое чувство, что передо мной моя семья".

Игорь Лунев

+2

39

Более во благо о вечной жизни.
Благодарю.

0

40

Маленький Принц добро пожаловать. Немного даже удивилась, что вам удалось пробиться"" ( через блок и зарегистрироваться на рос.сервере, блок имею ввиду от ваших служб)

0

41

Врач Николай Подсвиров о своём опыте клинической смерти.

0

42

СРЕДА, 10 МАРТА 2021 Г.

Старец Ефрем Аризонский:
Ужасающее происшествие в Новом Скиту и беседа о памяти смертной.

Когда мы впервые создали в Новом Скиту наше братство, с одним
из скитских старцев произошло нечто страшное и весьма назидательное
для всех нас. Это, без сомнения, помнят отцы более старшего возраста.

У этого старца было больное сердце, и ему нужно было бы иметь особую память о смерти.
Однако его одолело искушение, и, движимый ложным стыдом, он не нашел в себе сил
признаться на исповеди в некоторых грехах, которые он совершил, будучи ещё мирянином.
Когда он почувствовал себя совсем плохо и понял, что приближается время его отшествия
из мира сего, то послал ко мне своего брата, который тоже был монахом. Его брат сказал мне,
что больной изнемогает от нетерпения и ждет моего прихода. Он хочет, чтобы я утешил его,
потому что его терзают мысли о погибели его души.

Меня несколько удивили слова о «нетерпении» старца, потому что, насколько я знаю,
монахи обычно терпеливо переносят искушения, болезни и прочие скорби.
Мы направились к келии умирающего.

Когда я увидел этого старца, то понял, что слова о «нетерпении» были несколько неточными.
Его кровать со всех сторон обступили демоны. Когда мы остались с болящим наедине,
я спросил его, видит ли он духов лукавых. Он кивнул головой. Его лицо было искажено от ярости,
он смотрел то налево, то направо, и пытался закрыться от них руками. Он вел себя так,
будто на него нападали бешеные собаки, а он изо всех своих сил защищался от них.

Я стал говорить громче, чем прежде, чтобы отвлечь его внимание от демонов, и спросил,
что они ему говорят. «Увы! То, что они мне говорят… я даже не могу произнести это вслух».
«Отче, ты ошибаешься! Лучше тебе сказать мне об этом прямо и исповедаться в своих грехах,
потому что они прекрасно помнят все наши прегрешения, даже лучше чем мы сами».
Демоны обвиняли его в различных грехах, в которых он не признался на исповеди, и,
чтобы довести его до отчаяния, имитировали его греховные действия жестами и разыгрывали
между собой безобразные сцены, в которых когда-то прежде участвовал он сам.
Не в силах смотреть на это омерзительное зрелище, он немедленно исповедался мне,
и я прочел над ним разрешительную молитву, уповая на то, что Господь покроет Своею
милостию этого брата в столь трудный и страшный для него час.

Между тем его лицо продолжало оставаться беспокойным, и на нем попеременно
сменялись то отчаяние, то безудержный гнев. Я сказал старцу, что мне надо ненадолго
отлучиться, чтобы попросить братию молиться о нем по четкам. «Нет, отец, — стал
удерживать меня старец, — ты лучше посиди со мной». Он порывисто и с величайшей тревогой
умолял меня остаться с ним келии. Но я все-таки уговорил его потерпеть и отошел от него
буквально на 2-3 минуты, чтобы попросить молитвенной помощи братии. Когда я вернулся,
лицо его было спокойным. Он сказал, что демоны по-прежнему находятся в келии,
но теперь они молчат.

Поздно вечером, когда я начал читать молитвенное правило, то почувствовал,
что все демоны, которые были у старца, перешли теперь ко мне в келию.
Они вели себя беспокойно и шумно. Я еще никогда в своей жизни не видел,
чтобы рядом со мной было столько демонов, восстающих на меня видимым образом!
Я включил лампу, чтобы читать при свете, но куда там! Налево и направо от меня
стояли незваные гости! Они пытались пугать меня, но мне было совсем не страшно.
Я знал, что они делают это для того, чтобы я больше не пошел к болящему старцу.
Я громко сказал вслух: «Вы делайте свою работу, а я буду делать свою».
Когда началась Божественная литургия, все они исчезли.

После окончания Божественной литургии я снова пошел к больному, чтобы помочь ему
приготовиться к жизни вечной: соборовать, исповедовать его и побеседовать с ним.
Я спросил его, видит ли он, кроме демонов, своего Ангела Хранителя. Он ответил,
что видит: Ангел его находится здесь и ждет повеления свыше о разлучении его души от тела.
«Раз ты видишь своего Ангела, — спросил его я, — то, может быть, видишь и наших
(я сказал «наших», потому что в келии находился ещё один иеромонах)?». «Я их вижу,
— отвечал старец, — но ваши Ангелы немного отличаются от моего: у них на главах
надеты венцы, и они носят другие облачения». Это его свидетельство показывает нам,
что Ангелы, охраняющие священников, имеют какие-то особые знаки отличия.
Затем он сказал мне, что в понедельник (а тогда была пятница) будет большой праздник
(он имел в виду свои похороны) и что некоторые люди, отсутствовавшие в те дни в скиту,
в этот день придут к нам, что и произошло на самом деле.

Когда он уже умирал, то демоны, видя, что они «проиграли», потому что старец исповедал
все свои грехи, разгневались и предприняли последнюю попытку, чтобы все-таки овладеть
его душой. В ту ночь перед самой его кончиной я послал отца Иосифа, чтобы он поддержал
умирающего, помолился о нем по четкам и провел в его келии ночь в молитвах и бдении.

Когда я зашел туда утром, старец сказал, что ночью он чуть было не погиб из-за коварства демонов.
Они показали ему кувшин с водой, который стоял рядом с кроватью, и стали донимать его
навязчивыми помыслами выпить весь этот кувшин до дна. Старец, измученный болезнью,
вместо того чтобы молиться и не вступать в собеседование с демонами, ответил им, что если
он выпьет такое количество воды, то просто умрет. И тогда они еще больше усилили брань
и стали склонять его выпить всю воду до дна, чтобы, наконец, умереть и тем самым скорее
избавиться от мучений. Он попросил отца Иосифа подать ему кувшин, но тот уговорил его
проявить воздержание и не слушать бесовские помыслы, которые склоняют его к самоубийству.
Старец послушал его и избежал этой последней ловушки.

После воскресной Божественной литургии я застал его мирно сидящим в кресле.
«Я чувствую себя просто прекрасно, отче, — сказал он мне. — Да воздаст тебе Господь
за всё то хорошее, что ты для меня сделал». Я пошел, чтобы немного отдохнуть
после всенощного бдения, думая, что после сна опять зайду к умирающему.
Проснувшись, я узнал, что полчаса назад зазвонили колокола.
Старец предал свою душу Богу.

Этот случай показывает человека, который не был готов к переходу в жизнь вечную.


Теперь я расскажу вам другой случай — о человеке, жившем духовной жизнью,
который вовремя подготовился к вечности, чтобы вы увидели разницу между ними.

Старец Иосиф Исихаст

Этим хорошо подготовленным человеком был мой старец Иосиф.
Вечером, перед тем, как читать свое монашеское правило,
он сначала размышлял о том, как провел этот день, какая страсть
на него восстает, в чем он немощен и где допустил упущение;
и он всякий раз принимал решение подвизаться вновь, чтобы
достигнуть исправления. Это повторялось каждый вечер.
И я могу вам сказать, что такой образ мыслей, каждодневное
бодрствование над своей душой, непрестанное покаяние и борьба
со страстями позволили ему встретить смерть в полной готовности.

«Чадо мое, как я вниду в сень смертную? — говорил, бывало, он мне.
— Уповаю на милость Божию ко мне грешному, потому что сегодня
я сподобился прощения всех своих грехов и имею мир с Богом».

Лучшим свидетельством его готовности к смерти было благодатное
состояние его души. Его сердце было переполнено такой горячей любовью
ко Христу и к Матери Божией, что порой он не мог удержаться от слез.
Его не терзали никакие угрызения совести. Он ждал смерти так сильно,
словно это был праздник. Он воспринимал смертный час как освобождение
от тягот мира сего и не мог дождаться этого благословенного часа,
ожидая увидеть Самого Господа и насладиться созерцанием Его Божественного Лица;
войти в ангельский лик, к которому он был причислен ещё в этой временной жизни.
Незадолго до смерти он немного загрустил, что задерживается на земле, хоть
и получил уже извещение от Господа о своем отшествии в вечность.
«Давайте-ка, Геронда, вместе помолимся по четкам, — сказал ему я, — и тогда вы уйдете».
И действительно, через двадцать минут, когда старец разговаривал с отцами, он взглянул
на небо и увидел то, что было доступно только ему одному и что он не мог выразить
на словах, склонил голову, закрыл глаза и сказал: «Я ухожу, отправляюсь в путь, благословите.
Свершилось!», — и почил блаженной кончиной.

Старец всегда учил нас помнить о смерти и приводил нам много примеров
и исторических фактов о смерти разных людей, поэтому он глубоко вложил
в наши души память смертную. Просыпаясь на закате, чтобы начать всенощное бдение,
мы чувствовали, как нами движет память о смерти и как она побуждает нас молиться
с умилением сердечным и с глубоким сокрушением, преклоняя Бога на милость к нам,
грешным.

Действительно, наступление смерти — это самое тяжелое время для каждого человека.
В этот час к нам приближаются демоны с хартиями в руках, где содержится подробное
описание наших грехов: там указано даже точное время, когда мы совершили какой-то
грех, и те лица, с которыми мы согрешали, названы по имени. Они разворачивают
эти хартии и читают их вслух, чтобы напугать человека и внушить ему мысль,
что при таком количестве грехов ему нечего ждать милости Божией и спасения,
что его ожидает ад, чтобы он потерял мужество и надежду на Небесного Отца
и поверил наветам лукавого, будто Бог отнесется к нему как «палач», который пришел
совершить отмщение. Душа сжимается от страха, трепещет, теряет присутствие духа и,
сама того не желая, с замиранием наблюдает за тем, что говорят демоны.

Душа должна иметь великое мужество и чистую, непорочную совесть, свидетельствующую о том, что она свободна от этих грехов, что слова демонов лживы, а если когда-то человек и совершил такие грехи, они были отпущены духовником после искренней исповеди.

Когда приблизился час кончины преподобного Арсения Великого, его ученики увидели его плачущим и были поражены. «Неужели и ты, честный отец, боишься смерти? Что же тогда остается нам, грешным?». И тогда Авва Арсений, который был действительно велик, и по добродетели, и по своей готовности к смерти, на это ответил: «Чада мои, я никогда не забывал о часе смертном и поэтому никогда не пренебрегал своими обязанностями».

Память о смерти обладает великою силой: она удерживает человека от грехов и заставляет его вести себя осмотрительно. Благодаря памяти о смерти совесть становится настолько чувствительной, что оповещает человека даже о малейших согрешениях и побуждает его избавляться от них, чтобы он не был в чем-то виновен перед Богом. Нам неизвестно, что ожидает нас в течение дня: может случиться нечто неожиданное каждую минуту, поэтому мы всегда должны подвизаться со вниманием и быть готовы к уходу из жизни!

Расскажу вам еще один случай о человеке, который хорошо подготовился к смерти. Этот брат очень преуспел в добродетели послушания. Когда мой приснопамятный старец подвизался в пустыне, еще до того, как я пришел в его братство, у него был один послушник (я называю его «послушником» условно, потому что он был из другого братства, но наш старец Иосиф был его духовным отцом). Этот брат был молод, здоров и силен, но он заболел туберкулёзом и был близок к смерти. Геронда очень много с ним беседовал, и он встретил час смерти, будучи хорошо подготовленным к нему. Когда брат уже отходил, старец попросил его об одной вещи: «Когда твоя душа разлучится от тела, ты увидишь своего Ангела Хранителя. Прошу тебя: перед тем как подняться наверх, зайди ко мне в каливу, чтобы попрощаться со мной». Брат послушно ответил: «Как благословите, Геронда». Но старец для пущей уверенности попросил братию позвонить в колокол сразу после кончины этого монаха, чтобы он сразу узнал об этом. Через несколько дней, когда старец Иосиф занимался рукоделием, а отец Арсений был на улице, старец сказал: «Арсений, брат Иоанникий преставился, умер, и сейчас он зашел сюда к нам, чтобы попрощаться и уйти в мир иной». А вскоре зазвонил уже и колокол, известивший братию о смерти послушника.

Другая монахиня, которая тоже была духовным чадом старца, когда пришел ее смертный час, увидела явившихся к ней демонов. Она повернулась налево — туда, где они стояли — и, приговаривая «гит, гит!» (по-турецки «уходи»), изо всех своих сил прогоняла незваных гостей, яростно сверкая глазами в их сторону. Затем она повернулась направо и обратилась к своему Ангелу Хранителю: «Гель, гель!», т. е. «иди сюда, поближе».

Из всего сказанного становится ясно, что демоны часто пытаются напугать и смутить умирающего, ведут против него беспощадную брань. Все рассказанные мною случаи произошли в наше время. И, конечно же, мы можем прочитать множество подобных примеров в творениях Святых Отцов. Вот почему мы должны подготовиться к смерти и молиться Богу о даровании нам священной памяти смертной, чтобы мы были готовы встретить этот трудный час. Чтобы мы подготовились не только к самой смерти, но и к тем посмертным испытаниям, которые ожидают душу человека, разлучившуюся от тела.

Воздушные мытарства
Святые Отцы говорят, что нам предстоит пройти заставы злых духов или так называемые «воздушные мытарства». Там, на каждом мытарстве, нам придется давать отчет в определённых грехах. И если окажется, что при жизни мы покаялись и исповедались во всех своих грехах, загладили их соответствующими добродетелями, то мы, пройдя все мытарства одно за другим, достигнем затем самого Престола Божия. Там мы поклонимся Владыке Христу и услышим Его приговор о нас, грешных, то есть решение Божие, где будет пребывать вовеки наша душа. Существуют многочисленные предания о том, как совершается прохождение мытарств, и все они говорят, что это дело весьма трудное. Великий страх охватывает душу умершего, потому что демоны свирепо набрасываются на нее, намереваясь вырвать её из рук Ангелов. Душа трепещет, прижимается к Ангелам, крепко держится за них и страшится, что демоны выхватят её из ангельских объятий и низвергнут её во ад. Но в тот страшный час человеку помогают не Ангелы, а его добрые дела, совершённые им при жизни. Если Ангелы могут дать «выкуп», засвидетельствовав о добрых делах умершего, то они побеждают супротивные силы и проводят душу через все воздвигаемые перед нею препятствия. Но если окажется, что душа виновна в нераскаянном смертном грехе, им приходится оставить её в лапах у демонов, и тогда те, со страшным шумом, низводят её во ад, торжествуя, что они победили, погубив творение Божие, и тем самым огорчили Всемогущего Бога.

Вспоминается один случай, который я читал много лет назад. Один святой человек наблюдал, как отходит из мира сего душа подвижника благочестия, освящённая Духом Святым, украшенная целомудрием и другими добродетелями, проводившая благодатную жизнь в монашеских подвигах. Это святой увидел, как душа сия была взята двумя Ангелами, которые беспрепятственно вознесли её для встречи с Богом. Затем он увидел других Ангелов, сходящих с небес, чтобы сопровождать наверх другие души умерших. И когда они встречали эту блаженную душу, то несказанно радовались, что она избежала мрачного взора демонов и возносится к Богу, и приветствовали её целованием духовным, отчего та душа наполнялась неизреченным благоуханием. Всякий раз, когда Ангелы приближаются к Престолу Божию и возносятся в Рай, или находятся в Царстве Небесном, они пребывают в священных местах, отчего всё их существо проникается благоуханием многообразных духовных ароматов. А затем они напояют этими ароматами тех, кто приближается к ним. Видя, как эта блаженная душа от духовного целования Небесных Сил Безплотных исполнилась благоуханием ангелов, тот святой назвал её воистину блаженной и прославил Господа.

Душа праведника
Мы не знаем тот день и тот час, когда Бог призовет нас к жизни вечной. А посему нам следует проводить свою жизнь со вниманием и трезвением. Мы, монахи, должны проявлять особое усердие, чтобы преуспеть в добродетели, не быть равнодушными к подвигам духовным, не воспринимать вещи поверхностно, а всегда стремиться к нашей цели. Нам следует позаботиться о своей будущей участи именно здесь и именно сейчас. Потому что наступит тот час, о котором нам хорошо известно и которого мы все ожидаем! Этот час непременно придёт! И тогда «не пройдет» теплохладность и расхлябанность в духовной жизни. Некоторые говорят: «Не надо обо мне беспокоиться, всё будет хорошо; проживу жизнь по-своему, как мне угодно, а потом — будь что будет!». Нет, дорогие мои, так нельзя! Наступит та лихая година, и тогда каждый из нас придёт в себя, его ум прояснится, но будет уже слишком поздно.

Почему никто даже не помышляет о смерти? «А может быть, мне стоит уделить больше внимания испытанию совести? Подвизаться больше, чем прежде? Куда пойдет душа моя, кого она встретит по пути, пройдет ли она все мытарства? Каково будет решение Христа обо мне, грешном? А что, если я окажусь с демонами в аду? Попаду на вечную муку без конца и без края, буду вдали от Бога, ввержен во тьму кромешную, окружен густым мраком, заключен вместе с демонами?». Даже само помышление об аде кажется нам мучительным, но, пребывая здесь, на земле, мы можем отогнать его упованием на милосердие Божие. После смерти же всё будет происходить иначе. Там будет уже не просто рассуждение, размышление о мучениях, а полное и окончательное удаление от Бога и окончательное, если можно так сказать, сближение с адом и демонами. Ужасающая и немыслимая вещь, которую не может вместить человеческий разум. В то страшное время нас постигнут и многие другие мучения, имже несть числа. Мы будем вопиять к Богу и молить всех святых, чтобы помогли нам. Наша совесть будет обличать нас за те деяния, которыми мы попрали её священный глас. Нас будет мучить невыносимое запоздалое раскаяние, которое будет бичевать нас, словно безжалостный кнут, даже ещё более болезненно, чем нечистые духи. Ни одна минута изо всех прожитых лет не возвратится назад, и у нас больше не будет шанса исправить содеянное. Эти мысли, бесконечно снедающие нас, будут предвкушением вечного ада.

Нам следует всегда думать об этом, чтобы положить доброе начало и благополучно завершить свое земное житие, не потеряв свою главную цель: спасение души. Я читал в житии преподобного Серафима Саровского, что в его монастыре было более сотни монахинь, и ему было извещение от Господа, что все они спасутся, кроме трёх сестер, которые попадут в муку вечную. Как ужасно быть разлучённым со своими братьями и сестрами во Христе навсегда! Это очень страшно! Здесь мы чувствуем любовь, утешение и поддержку, ободряем друг друга, испытываем радость от совместных молитв и общения, но всё это не сравнить с тем блаженством, которое будет в Раю, где всё будет совершенным и не помрачённым грехом. Святые Отцы говорят, что в Царстве Небесном любовь будет пищей и питием душ святых. Очень важно, чтобы никто из нас не лишился спасения, чтобы все мы спаслись: я говорю не только о нашем братстве, но и обо всём мире. К сожалению, действительность такова, что спасаются лишь немногие: «Много званных, а мало избранных» (Мф. 20, 16). Очень многих людей призывает Господь поработать во славу Божию, но как мало тех, кто сподобится быть угодным Ему! Мы непрестанно должны помышлять об этих «немногих избранных», чтобы не оказаться посреди тех «многих званных», которые лишатся спасения.

Так давайте же подвизаться, отцы, давайте понуждать себя к деланию добродетелей и потщимся каждый день, каждую минуту возделывать сад своей души. Выполнять свое монашеское послушание, относиться к братии с любовью, не обижать друг друга, не быть ни для кого соблазном и носить немощи друг друга, как заповедал Христос. Каждый должен содействовать благоустроению других своим хорошим примером. Чтобы и самим получить пользу, и принести пользу всем тем, кто приходит к нам в монастырь, чтобы увидеть нечто лучшее, чем в миру, поучиться духовной жизни. Ведь мы с вами в долгу и перед нашими братьями-мирянами. Тот, кто подвизается ради Христа, не только преуспеет в добродетели сам, но и будет полезен своему ближнему. Когда какой-то человек болен инфекционной болезнью, он заражает ею других; то же самое происходит и в духовной жизни. Если кто-то болен душой, он передает эту болезнь своему ближнему и увлекает его ко злу. А если наше поведение станет соблазном для брата, нам придется дать за это ответ на Страшном Суде.

Дай Бог, чтобы память о смерти, о которой мы немного поговорили сегодня, глубоко укоренилась в душе у всех нас. Чтобы мы и днем, и ночью мысленно возвращались к этому повествованию о памяти смертной и, читая его словно книгу, научились быть готовыми к исходу из сей временной жизни, примирились со своей совестью и могли неукоризненно предстать перед Богом в оный страшный час.

Я ещё раз вернусь к тем немногим советам, о которых я уже говорил вам прежде, чтобы обновить их у вас в памяти и привлечь к ним ваше внимание. В церкви мы должны удерживать себя от лишних движений и стараться не передвигаться по храму без особой нужды, чтобы не создавать беспорядка на службе, особенно когда в наш храм приходит немало людей. В определенных местах богослужения следует молиться стоя, например, во время предначинательного псалма, пятидесятого псалма, «Честнейшую Херувим», во время отпустов, главопреклонных молитв, Божественной литургии, молебнов, освящения воды, Святого Причащения. Чтобы сподобиться воздаяния за труды и старания, следует приложить немного усилий. Когда мы слышим стук била, нужно оставить все свои дела и поспешить на службу в храм Божий, подобно атлетам, которые бегут на ристалище; но если те получают венец тленный, трудящиеся ради Бога получат венец нетленный, неувядающий венец славы Божией. Ведь Церковь есть священный Ковчег, это Корабль нашего спасения. Также нам следует избегать слишком частого обращения с мирскими, за исключением тех отцов, которые служат нашим братьям-мирянам, потому что имеют такое послушание.

Мы должны быть молчаливыми и бесшумными. С готовностью помогать брату
в его послушании и не отлынивать от работы, ведь всякий труд будет непременно
вознагражден и принесёт благодать Божию. Любое опущение монашеского правила
без серьёзной причины или благословения старца является грехом;
я уже неоднократно говорил вам об этом.

Ещё одна вещь, на которую всем нам нужно обратить внимание:
мы не должны разгуливать по келиям, если нет на то важной причины,
например, навестить заболевшего брата, но даже и в этом случае следует
заходить ненадолго и с должною скромностию. Отцы говорят, что молодые
монахи всегда начинают разговоры богословием, а заканчивают их
празднословием. Будьте бдительны, чтобы не нарушить заповедь.

После повечерия идите прямиком в вашу келию, чтобы почитать или помолиться
по четкам, или немного поспать, чтобы мы встали на всенощное бдение отдохнувшими
и бодрыми. Не подобает ходить после повечерия то туда, то сюда, это бесчинство:
таким образом мы нарушаем устав и подаем соблазн для немощных помыслом братьев.

Вот и всё, что я хотел посоветовать вам.
Да сподобит нас Бог постоянно иметь память о смерти,
чтобы подготовиться к ней и удостоиться вечного спасения.
Аминь.

«Свидетельство Святой Горы Афон», ежеквартальное издание Святого монастыря Ксиропотам, выпуск 4, июнь-август 1989 г.

Оригинал на греческом языке: https://katanixi.gr/orthodoxia/geron-ef … -thanatoy/

@Перевод «Трость Скорописца», 2021 г. Разрешается свободное распространение текста с указанием источника публикации.
http://myrophoros.blogspot.com/2021/03/ … st_10.html

+1

43

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ:
РОК-МУЗЫКАНТ СТАЛ СВЯЩЕННИКОМ ПОСЛЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ
С ТОГО СВЕТА. ЧТО ОН ВИДЕЛ?

c 15:50

https://www.liveinternet.ru/users/46246 … 435464166/

КАК Я ПОБЫВАЛ НА ТОМ СВЕТЕ - СВЯЩЕННИК АНАТОЛИЙ ПЕРШИН, НАСТОЯТЕЛЬ ХРАМА

Отредактировано +++ (2021-03-25 08:29:57)

+1

44





Старец Ефрем Аризонский.

Время не вернуть назад

Звучит голос старца Ефрема.
Проповедь святого старца о переходе в вечность:
"Нужно спешить. Нужно подвизаться"

озвучил: диакон Димитрий Малий

+1

45

АРГИРИС МИТЦИС: «Я УМЕР, ПОПАЛ В АД, НО ХРИСТОС ВЕРНУЛ МЕНЯ ОБРАТНО»
Предлагаем вниманию читателей портала откровенный рассказ нашего современника, пережившего клиническую смерть и побывавшего в аду.

Добрый день. Меня зовут Аргирис Митцис. Я живу в городе Мегали-Вриси, округ Килкис (Греция). Сегодня я поделюсь с вами тем, что я пережил после клинической смерти. Я посоветовался со своим духовником, старцем Кириллом, и он предложил мне рассказать об этом людям. Скорее всего, некоторые из вас посмеются надо мной. Но если хотя бы один из ста поверит тому, что я расскажу, это тоже будет неплохо: может быть, хоть одна душенька спасётся. Мне трудно далось решение выступить публично, но я готов отвечать за свои слова. Если некоторые усомнятся и скажут, что я «преувеличиваю», то я могу показать им документы из больницы, доказывающие правдивость моих слов.

Я был человеком, который вел неправильный образ жизни. По ночам я работал в баре и не переставая сквернословил и хулил Господа и Матерь Божию. Для меня не было ничего святого.
Однажды у меня начался сердечный приступ, и я попал в больницу «Папа Георгиу». Там работает мой знакомый врач Мосхарос Ламброс, он – заведующий отделением гемодинамики. Мы решили сделать коронарографию, чтобы понять, что происходит.

Даже находясь там, в больнице, я продолжал страшно ругаться и поносúть Господа Иисуса Христа и Богородицу. Какие слова я говорил – просто страшно вспомнить. Получив результаты коронарографии, врачи приняли решение сделать мне операцию на сердце, установить специальный баллон и стент (баллонная ангиопластика и стентирование).

Началась операция, я был под местным наркозом. Мне сделали укол в позвоночник, я совсем не чувствовал боли. У меня онемели конечности, и в какой-то момент я отключился.

Я оказался в каком-то другом месте, в полной темноте. Вокруг меня были души людей, которые звали на помощь и просили о помиловании. Кругом стоял страшный смрад. Кто-то больно ударил меня, и я почувствовал сильный ожог на правой руке.

Чтобы вы хоть немного прочувствовали мои ощущения, представьте, что вы оказались в комнате, где выключен свет. Кто-то зажал вам рот и нос, и вы не можете дышать. А в ушах стоят крики и стоны. Раздаются голоса: «Помилуй нас! Спаси нас! Забери нас отсюда!» Тогда-то я понял, что нахожусь в аду. Я ощущал себя той же личностью, что и прежде, но у меня не было тела: ни рук, ни ног… Я наклонил голову вниз, чтобы оглядеть себя, но ничего не увидел. В какой-то момент передо мной появились красные горящие глаза, они смотрели прямо на меня. Потом я услышал властный и громкий голос: «Наконец-то ты пришел, я ждал тебя. Я – такой-то». И он назвал свое имя. Я не хочу произносить это сатанинское имя вслух. Потом он начал сильно бить меня и жечь мою правую руку огнём. Боль была невероятная. Меня хватали за шею и душили. Я пережил такое, что если бы я всё это записал и вы бы это прочли, то вы круглые сутки стояли бы на коленях, прося Господа о помиловании. Я не буду углубляться в подробности, чтобы рассказ не занял слишком много времени. Кроме того, многие мои муки были связаны с совершенными мною грехами, о которых можно сказать только на Исповеди.

Находясь в столь бедственном положении, я стал приходить в отчаяние и впервые за 48 лет обратился к Богу с молитвой. Я закричал: «Господи, помоги мне! Я в Тебя верю! Забери меня отсюда!»

И тут я увидел, что наверху появился свет. Этот свет приближался ко мне.

Надежда затеплилась в моей душе, и я укрепился духом. Тьма, окружавшая меня, рассеялась, и я увидел перед собой Юношу со светлыми волосами, светлой бородкой и зелеными глазами. Он положил мне руку на голову и сказал: «Не бойся, Я здесь».

После этого я открыл глаза и снова очутился в операционной. Мое лицо было накрыто простынёй. Три минуты назад у меня перестало биться сердце, и врачи обсуждали, как сообщить моей жене, что я умер. Я сбросил с лица простыню и сказал: «Куда вы идёте, ребята? Я здесь, я живой». Мой врач Костас со своим помощником Георгием подбежали ко мне, не говоря ни слова, сделали мне укол и продолжили операцию. Он не могли поверить своим глазам. Затем меня перевели в реанимацию… Когда в палату зашёл врач, он сказал: «Ты знаешь, что пережил клиническую смерть?» Я ответил: «Не знаю, был ли я мертв, но что я уходил куда-то – это точно»
Когда действие обезболивающего закончилось, я почувствовал сильную боль в правой руке и правой ноге. Невероятную боль, какое-то жжение. Ко мне подошла медсестра, чтобы покормить меня. Она посмотрела на мою руку и спросила: «Когда вы успели это сделать?»

Я повернул голову и увидел у себя на руке ожог в форме короны, над которой было три шестерки. Три шестерки, которые я получил там, в аду.

Мой врач давно со мною знаком, и ему хорошо известно, что я совершил в жизни много грехов, но я никогда не был связан с сатанизмом и подобными вещами. Он сказал, что не может понять, откуда взялся этот ожог. Врач был полнейшим атеистом и верил только в свою науку.

На четвертый день меня выписали из больницы. Я не мог высоко поднять руку, и от неё исходил скверный запах. Ожог с тремя шестёрками по-прежнему сильно болел. Думаю, что я получил его в аду, не иначе.

В то время я был знаком с одним очень верующим человеком по имени Димитрий. Да благословит его Господь за то, что он предложил отвезти меня в монастырь! Сначала я не хотел туда ехать: «Что за глупости? Какие еще монастыри?» Моя вера была еще очень-очень слабой.

Да, я забыл кое-что вам сказать. Когда я лежал в больнице, напротив моей кровати висела иконка, и святой, изображённый на ней, смотрел прямо мне в глаза. Я всё время ощущал его взгляд на себе. Я позвал медсестру и попросил её снять эту иконку и показать мне поближе. Она поднесла её ко мне. Это был святой Паисий Святогорец.

Так вот, когда я вышел из больницы, Димитрий отвез меня в монастырь (не стану вам говорить его название). Старец выслушал мой рассказ, и я исповедовался ему, впервые в жизни.

Надо сказать, что как только я вошел в монастырь, меня обуяла страшная злоба. Я готов был избить всех монахов и просто сходил с ума. Три дня и три ночи отцы и братия монастыря молились обо мне. Всё это время они были очень добры ко мне, и каким-то образом, с Божией помощью, мы пережили эти страшные дни. По ночам к ним приходил дьявол, он стучал и ломился к ним в двери и с нечеловеческим рыком кричал: «Где мой Аргирис? Отдайте его мне, он – мой!»

Но старец был настроен решительно. Он сказал: «Или тебе станет лучше, или я умру вместе с тобой». Это по-настоящему духовный человек, в высшей степени достойный, и я никогда бы не стал говорить о нём публично, если бы это было неправдой.

На третий день, когда я проснулся, то увидел, что клеймо с шестерками, которое мне выжгли на руке в аду, почти полностью исчезло. Но еще оставался скверный запах, и я не мог высоко поднять руку. Димитрий пришел навестить меня, и я попросил его об одном одолжении: чтобы он отвез меня в Суроти, на могилку св. Паисия Святогорца. Там произошло второе чудо, которое я не могу объяснить.

Димитрий отвез меня в Суроти, и я увидел у могилы святого Паисия множество людей, целую толпу. Неподалеку стоял домик, возле него было несколько монахинь вместе с игуменьей. Она подозвала меня к себе:

– Иди сюда!

– Это вы мне?

– Да, – ответила она. – Тебя зовут Аргирис?

– Откуда вы знаете?

Я подумал, что, может быть, Димитрий уже рассказал ей обо мне, но когда бы он успел это сделать? И тогда матушка говорит:

– Святой сказал нам, что ты приедешь. Иди за мной.

Она отвела меня к его могиле и сказала: «Помолись у могилы твоего отца». Я поклонился и поцеловал крест. А когда я уже собирался уходить, игуменья опять остановила меня. Она оказала мне величайшую честь: отвела меня в келлию святого, где он спал и где стоял его стульчик. «Если бы вы знали, как я его люблю!» – сказал я герондиссе. А она отвечает: «Ты встретишься с ним».
С тех пор моя жизнь очень изменилась. Я живу бедно, но в моем доме пребывает Христос, а святой Паисий – всегда со мной рядом. Для кого-то он просто святой, а для меня он как отец. С тех пор как я чувствую его присутствие в своей жизни, я начал жить совершенно иначе. Он направляет меня и советует мне.

Через 6 месяцев со мной опять случился сердечный приступ. Меня увезли на «скорой» в больницу. В ту же самую кардиологию. Врач сказал: «Надо срочно делать операцию на открытом сердце, иначе ты не проживешь и двух дней. Если её не сделать – это верная смерть, а если сделать, то вероятность, что выживешь – только 10 процентов. Состояние очень тяжелое».

Я попросил дать мне 10 минут на размышление. Оставшись наедине, я посмотрел на иконку святого, которая была у меня с собой, и приободрился. Кто-то словно тихонько сказал мне на ухо: «Иди и ничего не бойся». Тогда я позвал врача:

– Георгий, пошли в операционную. Ты будешь не один.

– Что это значит, Аргирис?

– Твоей рукой будет оперировать другой.

Я лег на операционный стол с вероятностью выжить 10 процентов. Операция длилась более 13 часов. Потом меня перевезли в реанимацию. Когда я очнулся, то не мог дышать. Прибежали врач с медсестрой и поставили мне в горло трубку для подачи кислорода. Врач сказал: «Новости не очень хорошие. Операция прошла как-то странно и не совсем так, как нам бы хотелось. Полежишь 3–4 дня здесь, а потом тебя переведут в другое отделение, и ты будешь подключен к аппаратам на 10 дней».

Тогда произошло еще одно чудо: первое в моей жизни явление святого. Я лежал и смотрел в потолок, как вдруг почувствовал, что палата наполнилась благоуханием. И тогда я увидел святого Паисия. Он сказал: «Вставай, лентяй, хватит валяться! У тебя всё в порядке. Поднимайся и уступи койку другому больному».
Я могу подтвердить медицинскими справками, что через два дня меня отключили от всех аппаратов, и я начал ходить. Мой врач скажет вам то же самое. На второй день, когда он пришел ко мне, я чувствовал себя прекрасно, как будто мне и не делали операцию. Врач подошел к моей кровати, посмотрел на стоящую на тумбочке икону и спросил: «Это батюшка, о котором ты говорил?» Обратите внимание: это был атеист, совершенно неверующий человек. Он встал на колени, перекрестился и приложился к иконе. Я не забуду этого никогда. Я смотрел на него и думал, что неизвестно для кого из нас двоих это чудо было более полезным…

Всё это происходило в субботу. А на следующий день, в воскресенье, в мою палату зашел старенький монах, чтобы навестить моего соседа. Все, кто попадали в эту палату, быстро выздоравливали и уходили домой, потому что там находился святой. Монах посмотрел на меня и спросил:

– Что с тобой, чадо?

– Я перенёс операцию на открытом сердце.

– Ко всем приходят посетители, а тебя некому проведать? Ты что, сирота?

– Да. У меня нет ни отца, ни матери.

Вот что он сказал мне на это:

– Чадо, твоя Мать – Пресвятая Богородица, а у твоего изголовья находятся ангелы. Они тебя защищают.

Я выписался из больницы и живу своей жизнью. Не знаю, что вы подумаете о том, что я вам рассказал. У меня нашли рак гортани, но до сегодняшнего дня я ещё ни разу не просил святого исцелить меня. Каждый день я молюсь за весь мир, а ещё… Я не знаю, может быть, это дерзость, но я прошу Господа, чтобы, когда настанет мой час отойти в мир иной, за мной пришел святой Паисий Святогорец. Чтобы он взял меня за руку, и мы ушли вместе…

Невозможно перечислить, сколько чудес произошло с тех пор, как он появился в моей жизни. Однажды я по неосторожности прикоснулся к оголённым проводам, и снова святой Паисий спас меня. Я даже не могу описать, насколько поменялась моя жизнь с тех пор, как в мою жизнь вошел этот святой.

Но, конечно, больше всего на свете я люблю Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа. Мой духовник, старец Кирилл, однажды сказал мне: «Аргирис, тебя воистину благословил Господь! Я с юных лет живу в монастыре, но Господь не сподобил меня получить такой бесценный опыт. Тем Юношей, Который спас тебя от ада, по всей видимости, был Сам Христос. Он дал тебе ещё один шанс и продлил твою земную жизнь, чтобы ты мог покаяться во всех своих грехах и предстать пред Господом с очищенной душою».

Я знаю, что мой рассказ может показаться вам невероятным, но я говорю вам правду, от всей души. Я всё это пережил на самом деле. Я совершил в своей жизни множество грехов, и сегодня я жив только по милости Божией.

Свидетели Иеговы предлагали мне финансовую помощь, чтобы я мог решить свои проблемы, но я отказался. В моем доме всегда будет пребывать только Христос.

Я рассказал эту историю без лишних подробностей, чтобы не утомлять вас долгим рассказом. Двери моего дома всегда открыты для тех, кто хочет пообщаться со мной на эту тему. Главное, что я хотел бы сказать: не знаю, сколько я проживу на этом свете и сколько будет биться мое сердце. Конечно, в какой-то момент я уйду. То, что я пережил в аду, преследует меня как кошмарный сон. Иногда ночью я вскакиваю с кровати от ужаса. Эти голоса до сих пор звучат в моей голове. Я не боюсь смерти, но боюсь попасть в ад. Не приведи Господи оказаться там снова. Да пощадит и помилует всех нас Господь!

В заключение я хочу сказать то, что очень не любит слышать моя жена. Да, конечно, сейчас приходится терпеть страдания и боль, но, как говорил мой любимый святой Паисий Святогорец: «От всех болезней нас излечит земля». Благодарю вас за внимание.

Аргирис Митцис
Youtube
30 марта 2021 г.
https://pravoslavie.ru/138303.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com

+2


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Люди православные » Разговор о смерти, её смысле в духовной жизни и подготовке к ней