Вверх страницы

Вниз страницы
Форум Православная Дружба риа Катюша

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Слово пастыря » архиепископ Аверкий (Таушев)


архиепископ Аверкий (Таушев)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Современное беснование.

Как это ни странно, но до сих пор еще существуют люди, которые сомневаются
в реальном бытии темной бесовской силы, способной вселяться в людей
и делать их своими послушными орудиями. В особенности, непростительно это
для православных русских людей, переживших весь позор нашей несчастной Родины
за последнее пятидесятилетие.

А между тем, Святое Евангелие ясно нас учит, что бесы действительно существуют
и могут вселяться в людей, которые и становятся «бесноватыми», потерявшими контроль
над собой и сделавшимися жалкой игрушкой в руках бесов.

Как раз в 5-ую неделю после Пятидесятницы читается за Литургией Евангелие,
которое повествует об одном таком разительном случае.

Христос приходит в страну Гергесинскую и исцеляет там двух страшных бесноватых,
которые были так люты, что никому не давали пройти тем путем, вблизи коего они жили.
Но что же гергесинцы?
Вместо того, чтобы с благодарностью припасть к ногам Иисусовым и просить Его остаться у них,
они вдруг просят Его всем городом уйти от них вон.
Что же это за страшное ослепление? Что за непонятное омрачение умов и сердец?
Облагодетельствованные гонят вон своего Благодетеля, не желая даже воспользоваться
дальнейшими благодеяниями, которые несомненно в изобилии полились бы на них,
если бы Христос-Спаситель у них остался. Но в чем же дело?
Им жалко стало свиней.

Вопреки ясному запрещению закона Моисеева, они разводили свиней,
а Господь, изгнав бесов из несчастных бесноватых, повелел бесам войти в свиней,
после чего взбесившееся свиное стадо бросилось с крутизны в озеро и утонуло.

И это сделал Господь, конечно, не без умысла, уничтожив таким образом для их вразумления
плоды их беззаконного занятия! Но им все – нипочем. И совесть их от этого не пробудилась,
и то, что двое их сограждан, избавившись от мучения, перестали быть страшилищами и стали
нормальными людьми, им не дорого, и того, что Сам Господь пришел к ним просветить их
светом Своего Божественного учения, они не ценят. Все их существо объяла жалость
к погибшим свиньям и опасение, как бы дальнейшее пребывание у них Господа не принесло им
новых материальных ущербов и не нарушило бы излюбленного ими и давно заведенного
греховного образа жизни, к коему они все привыкли.

Какая это жизненная картина и поныне постоянно встречающаяся!

И не есть ли такое настроение гергесинцев – то же самое беснование, только в менее заметных для внешнего взора формах?

Ведь в чем сущность беснования – разве не в противлении Богу и Его Божественному Закону?

А виды и внешние формы беснования могут быть многоразличны: от самых страшных и буйных
– до самых малозаметных и искусно укрывающихся, иногда даже разными благовидностями,
от невнимательного взора.

«Бесы, вселяясь в человека», говорит наставник духовной жизни святитель Феофан Вышенский:
«не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются, изподтишка научая своего хозяина всякому злу,
и отклоняя от всякого добра: так, что тот уверен, что все сам делает, а между тем только исполняет
волю врага своего» («Мысли на каждый день года (СКАЧАТЬ)» стр. 245).

Как передают все три евангелиста-синоптика, повествующие о чудесном исцелении гадаринских бесноватых,
бесноватые, при виде Господа Иисуса Христа, стали кричать «гласом велиим»: «Что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий?
Пришел еси прежде времене мучити нас» (Мф. 8:29).
Но разве Христос-Спаситель пришел мучить этих несчастных, а не спасти их от мучивших их бесов?

В этом-то и состоит разгадка ужасной тайны вселения бесов в человеческую душу.
Коль скоро человек, по неосмотрительности, допустил в свою душу беса, бес, вселившись в него,
поглощает собою его личность, пленяет его «я», овладевает его волею и делает человека
послушным орудием своей злой воли. Такой человек думает, что он самостоятелен в своем поведении,
что он «сам все делает», а в действительности всеми его поступками руководит поселившийся в нем бес,
или даже целый легион бесов, как в этом несчастном бесноватом. Поскольку воля его в плену у беса,
то он и начинает отождествлять себя с живущим в нем бесом: все, что приятно бесу, ему приятно;
все, что враждебно и мучительно бесу, и ему враждебно и мучительно. Вот почему, увидев своего Спасителя,
этот несчастный человек, вместо того, чтобы радоваться, отчаянно кричит: «Что Тебе до меня?
Умоляю Тебя, не мучь меня!» (Лк. 8:28).

Каким же образом можно дойти до такого ужасного состояния?
Как бес может получить доступ в душу человека?
На это мы находим много указаний и в Слове Божием и в писаниях святых отцов Церкви
и великих христианских подвижников благочестия. Каждое забвение Бога, в чем бы оно ни проявлялось,
каждое произвольное нарушение заповедей Божиих, сколь бы маловажным оно ни казалось, всякий проступок
против совести, этого голоса Божия в душе человека, уже открывает бесу доступ в его душу.
Особенно же любезны бесу греховные страсти, то есть часто-повторяющиеся грехопадения, которые вошли
у человека в привычку, стали как бы его второй природой.

«Гордость – демон», говорит наш великий праведник святой Иоанн Кронштадтский: «злоба – тот же демон;
зависть – тот же демон; мерзость блудная – тот же демон; насильная хула – тот же демон;
насильное сомнение в истине – тот же демон; уныние – демон; различны страсти, а действует во всех один сатана;
различны страсти, а вместе – лай сатанинский на различные лады, и человек бывает одно – один дух с сатаной»
(Моя Жизнь во Христе» т. 2, стр.6).

И весьма характерно: каждый, одержимый какой-либо страстью, как бы эта страсть его ни мучила и не терзала,
с самой крайней враждебностью относится ко всему, что противится его страсти. Так: гордый ненавидит смиренных,
злобный и гневливый не выносит кротких и тихих, блудник пылает крайним раздражением на целомудренных,
и т.д. и т.п.

И самыми большими врагами своими одержимые страстями считают тех людей, которые обличают их
или как-то стараются помочь им освободиться от той или иной страсти, указывая на нее, уговаривая и вразумляя их
или принимая какие-либо решительные меры к их отрезвлению и возвращению на путь нормальной, здоровой,
духовно-трезвой жизни. Совершенно точно так, как враждебно встретили Христа-Спасителя гадаринские бесноватые
или жители той страны, не пожелавшие, чтобы Господь у них остался: ведь и они были в сущности тоже бесноватыми,
хотя и в менее заметной форме. Сжившись вполне с своими любимыми страстями, или, что тоже, с обитавшими в них
бесами, они не желали исцеления от Господа-Чудотворца, а потому и не приняли Его.

Как убеждает нас повседневный жизненный опыт, а особенно в страшное, как никогда прежде, переживаемое нами время,
одержимость страстями и есть беснование.  Посмотрите, как преданный греховным страстям и сам внутренне терзается
и других мучит. Страсти, как учат наставники духовной жизни, это – тайные змеи, которые постоянно грызут сердце человека
и никогда не дают ему покоя. Одержимый страстями не знает душевного мира, да и не может приобрести его,
пока не преодолеет своих страстей. Мало того: он способен разрушать душевный мир и всех тех людей,
с которыми приходит в соприкосновение.

Искоренить страсть – это и значит изгнать мучающего беса.

Чтобы убедиться в истине всего вышесказанного, надо только хорошо понаблюдать окружающую нас
современную жизнь и углубиться в собственную душу.

Все то, что произошло на нашей несчастной родине, да и теперь еще не изжито,
– разве это не подлинное беснование и притом в самых ярко-выраженных формах?

А то, что происходит сейчас в так называемом «свободном мире» и что в начале лишь тайно,
изподтишка подготовлялось; разве это не то же самое беснование?

На наших глазах и оно начинает принимать те же самые грубые формы, что и у нас на родине,
ибо источник всего этого ведь один и тот же – все та же темная злая бесовская сила, жаждущая гибели человека!

Страшно сказать, но и то, что творится сейчас во всех поместных православных церквах
и в так называемом «христианском мире» – мире «инославном» – со всем этим подрывом всех вековечных устоев,
с этой беспощадной ломкой древних установлений Церкви, ведущих свое начало от апостольских времен, порою грубым,
а иногда хитро-лукавым ниспровержением всех исконных верований и благочестивых традиций, завещанных нам
первохристианством, – кто, положа руку на сердце, по чистой совести, осмелится возразить, что все это не самое
настоящее беснование – попытка диавола через верных слуг своих искоренить истинную веру и Церковь?

Сатана, нагло подняв голову, триумфальным маршем шествует уже по всему миру, пожиная себе обильные плоды.

Жутко становится, когда подумаешь, как мало сейчас осталось людей, трезво смотрящих на все в мире происходящее,
людей честных и искренних, не продавших душу свою сатане за те или иные земные блага, не работающих всецело
своим греховным страстям и не беснующихся, подобно огромному большинству.

Весь мир сейчас становится похожим на страну Гадаринскую, не желающую исцеления от Господа-Исцелителя
и изгоняющую Его прочь от себя.

Пусть даже слышим мы иногда лицемерно произносимые слова правды, но самые дела произносящих ясно показывают,
что это – только одни слова: на словах – одно, а на деле совсем другое! А ведь Господь понятно и вразумительно сказал:
по плодам их узнаете их (Мф. 7:16-20).

Сколько красивых слов нередко произносится сейчас о мире и любви, но где этот «мир» и «любовь» видны в делах?
А если и показывается иной раз видимость таких «добрых» дел, то за ней ясно скрывается грубый расчет
и то или иное своекорыстие, совершенно обесценивающее их.

Фальшь и ложь воцарились в мире, как это и предрекал святой Апостол Павел в своем Втором Послании к Солунянам,
говоря, что наступит время, когда люди «будут верить лжи» (2Фес. 2:11), «да будут осуждены все, не веровавшие Истине,
но возлюбившие неправду» (там же, ст. 12).

Надо знать, что об этом опасно сейчас открыто говорить вслух перед всеми: возненавидят и заклюют,
не дадут жить на этом свете, или объявят сумасшедшим, как это и в действительности нередко теперь практикуется
в отношении неприятных и нежелательных людей, которых нужно куда-то запрятать подальше, чтобы они не беспокоили
и не мешали. Поистине мы дожили уже до того времени о котором предрекали древние отцы-подвижники, говорившие:
Наступит время, когда люди будут безумствовать, а тому, кто не безумствует, станут говорить:
«Ты безумствуешь, потому что ты не похож на нас».
Но не думают, не помышляют эти безумцы-бесноватые мира сего, во зле лежащего, о том, какая участь их ожидает.
Бесы, изгнанные Господом из Гадаринских бесноватых, вошли в свиней, а свиньи, взбесившись, бросились в Генисаретское озеро
и утонули. Подобная же участь ожидает и этих людей, одержимых бесами, но с тою разницею, что ввержены они будут
в «озеро огненное, горящее огнем и серою», где будут мучиться «во веки веков» (Апок. 21, 8; 20, 10), вместе с диаволом,
зверем-антихристом и лжепророком, которым они верно служили на земле, ведя борьбу с Господом Иисусом Христом
и Его истинными и искренними последователями.

А нам, которые хотят работать Господу нашему Иисусу Христу и только Ему Одному, необходимо вооружиться в переживаемые нами
страшные времена терпением, памятуя Его наставление: «В терпении вашем стяжите души ваши!» (Лк. 21:19) и другое:
«Претерпевый до конца той спасен будет» (Мк. 13:13).

Пусть другие беснуются – пусть даже все беснуются вокруг нас – не будем принимать никакого участия
в этом всеобщем бесновании, чего бы нам это ни стоило!

Аминь.

архиепископ Аверкий (Таушев)

Публикуется по изд.:
Аверкий (Таушев), архиеп.
Современность в свете Слова Божия. Слова и речи.
Том III. Джорданвилль, 1975.- С.68-74 (Репринт.)

https://azbyka.ru/otechnik/Averkij_Taus … rechi/3_10

+3

2

Реформация в Православии – Иудино предательство.

«Бодрствуйте, стойте в вере мужайтеся, утверждайтеся!» (1 Коринф. 16, 13)

Содержите Христианство все, как оно есть и хранится в Церкви Христовой,
и твердо стойте в нем, не покушаясь изменять, или отменять что в нем,
а себя непрестанно совершенствуйте по образцу его!»
(Еп. Феофан – «О Православии».)

Приближается к концу св. Четыредесятница – время подвига, время покаяния.
После поклонения Кресту св. Церковь приводит нам на память два дивных образа
– преп. Иоанна Лествичника и преп. Марии Египетской.

Преп. Иоанн Лествичник с его замечательной «Лествицей» внушает нам,
что истинное христианство заключается в непрестанном стремлении к христианскому совершенству,
в полном согласии со словами-увещанием Христа Спасителя: «Будите убо вы совершени,
якоже Отец ваш небесный совершен есть»  (Матф. 5, 48). А его «Лествица, возводящая на небо»,
указывает путь к этому совершенству чрез непрестанную борьбу со своими греховными страстьми
и похотьми и чрез насаждение в своей душе противоположных им добродетелей.

Преп. Мария Египетская для всех грешников являет высокий пример истинного и действенного покаяния,
которое способно изглаждать все грехи, сколь бы велики и тяжки они ни были, и также открывать путь
к тому же христианскому совершенству для тех, кто, казалось бы, столь далек был от него.

И вот, после дивного чуда Воскрешения Лазаря и торжественного Входа Господня в Иерусалим,
Церковь вводит нас в святые и великие дни Страстной седмицы, когда вспоминаются последние дни
земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, Его крестные страдания, «нас ради человек
и нашего ради спасения», и погребение.

И тут, сверх замечательных событий, совершившихся в эти поистине пречестные дни, и исключительных
по глубин и силе последних речей и наставлений Господа, св. Церковь обращает наше внимание на страшный,
зловещий образ одного из ближайших учеников Господа, удостоившегося избрания в число Двенадцати,
но ставшего предателем – Иуды Искариотского. Каких только красноречивых слов и выражений ни употребляет
она в своих песнопениях в эти дни, чтобы ярче и наиболее отталкивающим образом охарактеризовать
его мрачную личность!

«Дышя же благодать Твою ученик неблагодарный, сию отлагает, и смрадом одевается, сребролюбием продая Тебе»...
так поет Церковь в Великую Среду на утрени: «Иуда льстец, сребролюбия рачительствуяй, предати Тя, Господи,
Сокровище живота, лестно поучашеся»...

«О слепотнаго сребролюбия, нечестиве... отчаянием бо сам себе удавил еси, вжегся, предателю!...»

«Иуда раб бываше врагу...»

«О Иудина окаянства! зряше блудницу, целующую стопы, и умышляше лестию предания целование.
Оная власы разреши, а сей яростию вязашеся, нося вместо мiра злосмрадную злобу...»

«Простре блудница власы Тебе, Владыце, простре Иуда руце беззаконным: ова убо прияти оставление, ов же взяти сребренники».

«Нрав сребролюбия, и образ твой безумия исполнен, несмысленный Иудо...
заключил еси жестокаго твоего сердца утробу,» так восклицает Церковь в Великую Среду на повечерии:
«Лобызаеши и продаеши, Иудо, целуеши и не стыдишися, лестию притекий! Кто ненавидя лобызает, преокаянне,
кто любя продает на цене? Лобызание твоего безстуднаго злосоветия обличает произволение».

«Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе Праведнаго Судию предает.
Виждь, имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия!...»
так поет Церковь в День Великого Четвертка и дальше:
«Хлеб прием в руце предатель, сокровенно тыя простирает, и приемлет цену создавшаго Своима рукама человека,
и неисправлен пребысть Иуда раб и льстец».
«... тому обаче добро бы врата жития пройти никогдаже: сего, иже бе предатель, являше Бог отец наших».

«Законныя дружбы злоименитый Искариот волею забыв, яже нозе умы, уготови на предание:
и Твой ядый хлеб, Тело Божественное, воздвиже ков на Тя, Христе...»

«Приимаше решительное греха Тело безсовестный, и Кровь изливаемую за мiр Божественную,
но не стыдяшеся пия, юже продаяше на цене, о злобе же не негодова...»

«Иуда беззаконный, Господи, омочивый на вечери руку в солиле с Тобою, простре к беззаконным руце прияти сребренники».
«Иуда предатель льстив сый, льстивным лобзанием предаде Спаса Господа и Владыку всех, яко раба продаде иудеем...»
«Иуда раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол от дел явися,..»

«Днесь Иуда нищелюбия сокрывает лице, и лихоимства открывает зрак... течет ко иудеом, глаголет беззаконным,
что ми хощете дати, и аз вам предам Его? О сребролюбия предателя!»

«Нрав твой льсти исполняется, беззаконный Иудо... аще бо богатство любил еси, почто ко учащему о нищете пришел еси?»

«...никтоже отнюдь яко Иуда льстивно да приступит к трапезе... образом убо сый ученик, вещию же сый убийца... ненавидя лобызаше, лобызая же продаваше...»

«Рождение ехиднов воистину Иуда... сей злочестивый на Спаса предательство содела. О нрава несытнаго и дерзости безчеловчныя!...»

«Лобзанием льстивным Иуда тогда уста распираше Тебе, имиже Тело Твое, Слове, недостойно омакаше, вопия Тебе: радуйся Учителю, лобзатель и предатель, раб и льстец».
«О лестнаго лобзания! Радуйся Учителю, Христу Иуда глаголет, вкупе со словом предает на заколение...»
«Лобзание твое льстивное и целование горькое, кому зовеши лестче?»

А в Великий пяток на утрени, живописуя все происходившее тогда, Церковь восклицает по адресу Иуды
многократно: «Беззаконный же Иуда не восхоте разумети».
«Днесь Иуда оставляет Учителя, и приемлет диавола, ослепляется страстию сребролюбия, отпадает света омраченный...»

«Днесь Иуда притворяет богочестие, и отчуждается дарования, сый ученик бывает предатель!
во обычном лобзании лесть покрывает, и предпочитает Владычния любве, несмысленно работати сребролюбию,
наставник быв соборища беззаконнаго...»

«Ученик Учителя соглашаше цену, и на тридесятих сребреницех продаде Господа лобзанием льстивным, предал Его беззаконником на смерть».

«Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела?.. о коликих благ непамятлив был еси! И твой убо неблагодарный обличается нрав...»

Можно было бы и еще много мест привести из нашего Богослужения в дни Страстной седмицы, где обличается Иуда,
но и этого более чем достаточно! Много было попыток в прошлом так или иначе оправдать предательство Иуды,
суть дела ясна из Евангелия, и св. Церковь в своих песнопениях еще более ясно и углубленно обрисовывает нам
отвратительный образ ученика-предателя!

Иуда представляется здесь, как сребролюбец, нечестивец-лицемер, неискренний «льстец» (обманщик),
способный на притворство, жестокосердый и безсовестный, ни перед чем не останавливающийся для достижения своих целей
и удовлетворения гнусной страсти. Страшный этот образ стал синонимом особенно-гнусного предательства и вошел в поговорку.

Но существуют и до сего времени не оскудевают «Иуды-предатели» в собственном смысле слова.
Это те, кто предают Церковь врагам Ее, ибо Церковь есть Тело Христово, Глава Которого Сам Христос,
а потому предающий Церковь предает Христа. В полном смысле «Иудами-предателями» являются особенно те,
которые делают это за деньги или вообще за какие-либо земные блага и ценности, за карьеру, высокое положение в обществе,
за удовольствия и наслаждения. Точными копиями «Иуды» будут эти люди, в особенности тогда, когда они льстивно, притворно
и лицемерно состоят сами в Церкви и занимают в ней то или иное высокое иерархическое положение.
Безсовестно и безстыдно, как настоящий Иуда, дают и они теперь льстивое лобзание Христу, кощунственно скверня святыню
и недостойно причащаясь Св. Христовых Таин, «воздвигают ков» на Христа и на Его Святую Церковь, «ненавидя лобзая»
и «нося в сердце злосмрадную злобу».

К таковым «Иудам» естественно относятся все те, которые покушаются сделать Церковь Христову «солью обуявшей»
через Ее мнимое «обновление», которое в наши дни усиленно пропагандируется и противники которого ими всячески
дискредитируются, вплоть до обливания их грязью.

По существу то, чего они хотят и чего добиваются, это – настоящая реформация в чисто-протестантском духе,
которая должна обезличить и уничтожить подлинное Православие и нашу Св. Церковь.

В своей неистовой злобе они договорились до того, что «из православия не надо делать идола»,
что есть якобы какое-то «православие черносотенное, злобное, человеконенавистническое»
(это, у кого-то злоба, как не у них самих!), что «современное православие» будто бы
«представляет из себя сосуд заржавленный», что «на православии налипла тысячелетняя плесень» и даже «грязь» (??!!)…

Страшно даже читать такие слова!

А где же Христос, не смогший будто бы уберечь от всей этой «плесени» и «грязи» Церковь Свою,
о Которой сказал и Которой дал такое великое обетование: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют Ей»  (Матф. 16, 18)?

И неужели ошибся св. Апостол Павел, когда писал своему любимому ученику Тимофею:
«Церковь Бога жива – столп и утверждение истины»  (1Тим. 3, 15)?

До сих пор, к несчастию, жив еще иудин дух «живоцерковников» и «обновленцев», так нагло боровшийся у нас
на несчастной родине, подпавшей лютому игу богоборцев, с помощью этих самых богоборцев, с нашей исконной
исторической Русской Церковью, в лице лже-митрополита Александра Введенского, Антонина, Евдокима, Красницкого,
Боярского и других против подлинных исповедников Православия и новых священномучеников Российских
– Святейшего Патриарха Тихона, Петроградского Митрополита Вениамина и всего остального сонма иерархов
и священников, оставшихся до конца, «даже до смерти», верными Христу-Спасителю и Его истинной Церкви.

Этот иудин дух измены и предательства истинной Церкви иногда любит прикрывать себя разными будто бы
«высокими» мотивами своего «обновленчества», но весьма часто на практике он прорывается открыто,
обнаруживая свою подлинную сущность.

В самом деле. Нуждается ли наша св. Церковь в таком «обновлении», при котором священнослужители ее могли бы
вести вполне светский образ жизни, нося вместо рясы пиджаки и брюки, а порою и рубашки нараспашку, дымили бы
папиросами и сигарами, посещали бы театры, балетные представления и балы, танцевали бы, ухаживали бы за женщинами,
купались бы на общем пляже и позволяли бы себе все то, о чем «не леть и глаголати» и что без зазрения совести
позволяют себе современные «христиане"-мiряне? Нуждается ли наша Церковь в сокращении Богослужения до такой степени,
когда от него почти ничего самого умилительного, назидательного и существенного не остается, и оно сводится к какой-то
теплохладной проформе, ничего и никому духовно не дающей?

Нуждается ли наша Церковь в упразднении постов и монашества, бывших всегда во все времена мощными духовными опорами
подлинной духовной жизни в христианском обществе и оплотом самой Церкви? Нуждается ли наша Церковь в том, чтобы мы
слепо подражали во всем давно отступившим от истинного Православия римо-католикам и протестантам?

Но именно этого-то и хотят мнимые «обновители» нашей Церкви, якобы «застывшей в параличе»!
Конечно, многие из них запротестуют, утверждая, что у них самые высокие стремления, – но на деле-то они сами себя выдают,
обнаруживая своим поведением свои подлинные настроения и стремления.

Правда, и раньше были и теперь встречаются в нашей Церкви нежелательные явления,
порою даже весьма отрицательные и нетерпимые.

Но разве в этом Церковь виновата?

Не сами ли люди в этом виновны, не желающие жить по заповедям Евангелия,
по канонам Святых Отцев и по уставам Церкви?

Церковь Христова неизменна и не должна ни в чем изменяться, а вот люди меняются
– и в одну и в другую сторону: могут становиться святыми праведниками, а могут и грешить
и даже весьма тяжко грешить, уготовляя себе в будущей жизни вечные адские муки.

Следовательно, что надо обновлять?

Не Церковь надо обновлять, а самих себя!

«Бегайте новин в делах веры и благочестия!» –
Так наставлял более 100 лет тому назад великий российский святитель, богослов и наставник духовной жизни
Епископ Феофан и предостерегал уже тогда от появившихся при нем пропагандистов церковного «обновления», взывая:
«Блюдитеся от этих лживых пророков, которые приходят в одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы,
– проразумевайте ложь, кроющуюся в привлекательных словах льстецов, ищущих растлить вас
под видом доброжелательства»
  («О Православии» стр. 17).

Вот эти «лживые пророки» использовали безбожный революционный переворот в нашей несчастной России,
чтобы широко развить свою разлагающую «деятельность». Теперь они «работают» и в среде нашей русской эмиграции
во всех странах мiра, облекаясь в «одежды овчия», а духом их заразились многие и в иных поместных православных
церквах, где теперь готовятся будто бы к восьмому «вселенскому собору», долженствующему «обновить»
всю Православную Церковь.

Всех противников этого мнимого «обновления» они награждают кличками «черносотенцев», «ретроградов»
и «мракобесов» – точно так, как это делали революционеры, подготовившие в России торжество безбожия,
в отношении всех подлинных русских патриотов, любивших до самозабвения свое отечество
– Историческую Россию, Святую Русь.

Трудно поверить, чтобы вся эта «работа», ведущаяся для разложения Церкви Христовой, велась чисто идейно
и вполне безкорыстно. И мы знаем, что «кем-то» на нее ассигнуются деньги и, порою, немалые, конечно,
в соответствии с «искусством» и «успехами» «работников».

Именно эти люди и добились расколов в нашей Русской Православной Церкви заграницей и теперь
ведут «работу» на полное ее уничтожение, дабы ничто им больше в мiре не мешало, как мешала прежде
Историческая Православная Россия, бывшая в течение ряда веков мощным и сильным оплотом
истинно-христианской веры для всего мiра.

Они располагают большими материальными средствами и имеют в современном богоотступническом мiре
мощную поддержку всякаго рода. Мы – наоборот: бедны, порою до полной нищеты, и ни от кого здесь
на земле никакой поддержки не имеем, да и не ждем.

Но от этого отнюдь не следует падать духом, ибо с нами Сам Христос, если только и мы с Ним, а не с Его врагами!
Не будем бояться и целого полчища современных «Иуд-предателей», памятуя, что и у Христа-Спасителя был Иуда;
но он безславно погиб, наложив на себя руки, а Христос со славою воскрес из мертвых.

А если иной раз и начнет грызть нас скорбь от естественно-горького чувства нашей оставленности,
нашего одиночества в этом во зле лежащем мiре, вспомним для бодрости замечательный ответ,
который дал «обновленцам» великий святитель нашей Российской Церкви Архиепископ Феофан Полтавский,
когда они пришли к нему на Московском Соборе 1917–1918 г. г. с льстивыми предложениями перейти на их сторону.
«Мы чтим Вас, Владыко», обратились они к нему: «знаем Вашу церковную мудрость...
Но волны времен текут стремительно, меняя все, меняя нас, приходится уступать им.
Уступите и Вы, Владыко, нагрянувшим волнам... Иначе с кем Вы останетесь? Один останетесь!» –
– «Я с кем останусь?» – кротко ответил им Владыка: – «Я останусь со св. Владимиром, Просветителем Руси.
С Антонием и Феодосием, чудотворцами Печерскими. Со святителями Московскими и чудотворцами.
С преподобными Сергием и Серафимом и со всеми святыми мучениками, преподобными и чудотворцами,
в Земле Русской просиявшими. А вот вы-то, братие, с кем останетесь, если и при вашем многолюдстве
отдадитесь на волю волн времени? Они уже снесли вас в дряблость керенщины, и скоро снесут
под иго жестокаго Ленина, в когти краснаго зверя
».

Церковные модернисты молча отошли от Владыки, не имея дальше, что сказать.

Так и мы должны быть настроены. И авторитетами для нас в наше лукавое время должны быть
не мнимо-православные богословы – Владимир Соловьев, Флоренский, Булгаков, Бердяев
и их ученики и последователи, столь напористо-рекламируемые современными модернистами,
стремящимися «обновить» Православие, а подлинные столпы чистого и безкомпромиссного Православия
и наставники православного благочестия – Епископ Игнатий (Брянчанинов), Епископ Феофан,
Вышенский Затворник, и св. праведный Иоанн, Кронштадтский чудотворец.
Их духовному опыту и наставлениям и будем следовать!

https://azbyka.ru/otechnik/Averkij_Taus … rechi/4_11

+1


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Слово пастыря » архиепископ Аверкий (Таушев)