Вверх страницы

Вниз страницы

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Люди православные » Истории из жизни подвижников


Истории из жизни подвижников

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Истории из жизни подвижников из православной литературы.

Конечно, читая, например, жизнеописания старцев, невозможно сказать,
что есть что-то не-интересное, но всё же встречаются особенно яркие истории,
которые как правило сопряжены с наставлениями, пусть даже неявными, иногда
даже с юмором. Не хотелось бы раскидывать такие драгоценные рассказы
по разным темам, а лучше собрать их в одной теме.

Если вы любите читать православные книги, и встречали такие рассказы,
пожалуйста, делитесь ими в этой теме :)

Можно придумать название рассказу самому, если в книге он никак не был озаглавлен.

Отредактировано yozhik (2019-06-20 19:09:28)

0

2

Торжество Православия

http://s5.uploads.ru/t/bvrYU.jpg

Однажды отца Гавриила в его келье посетил некий Тенго Джавердашвили, последователь индуизма, по национальности грузин. Он на протяжении многих лет следовал этой религии и часто надолго отлучался в Индию, где у него был свой учитель – Сатья Саи Баба. Он не мог воспринять простоту и скромность христианской жизни и поэтому всегда спрашивал:

– Есть ли у вас кто-нибудь, обладающий дарованиями, с кем стоило бы повидаться и побеседовать?

Он узнал от друга, что таким человеком был проживающий в монастыре Самтавро старец Гавриил. Он один поехал из Тбилиси в Мцхету, чтобы лицом к лицу поговорить с отцом Гавриилом. Когда он приехал, отец Гавриил был один в келье.

После короткой паузы Тенго начал задавать вопросы о христианском учении, которое казалось ему нестройным и неверным, притом заявил, что он был последователем индуизма. Отец Гавриил настолько исчерпывающе ответил на все его вопросы, что у Тенго новых вопросов уже не было. В конце Тенго заговорил на тему, в которой он чувствовал себя более уверенно:

– Все это хорошо, отец Гавриил, но что вы скажете о том, в чем вы, христиане, глубоко заблуждаетесь. Вы, христиане, тему Троицы в вашем учении взяли из индуизма и не очень-то хорошо вникли в индийский Тримурти (Тримурти в индуизме – триада Божеств – Брахмы, Вишну и Шивы. - прим.) – учение о Брахме, Вишну и Шиве. Потому что Тримурти, несмотря на гармоничный и взаимный союз божеств, не является единосущным. Вы, правда, говорите о Троице, но считаете ее единосущной, что является элементарной ошибкой.

Отец Гавриил спокойно выслушал его до конца и, когда Тенго окончил свое слово, сказал ему:

– Ошибаетесь, ближний мой, в нашем учении нет ничего человеческого, все богооткровенное, и как это может быть, чтобы в нем наличествовала ошибка? Но, так как вы убежденно не верите, я покажу вам это на наглядном примере.

Отец Гавриил достал из эмалированной кастрюли круглый цельный хлеб, положил на небольшой столик и сказал Тенго:

– Видите, ближний мой, хлеб единый и неделимый.

Затем он во имя Пресвятой Троицы перекрестил хлеб, и перед Тенго вместо хлеба появились вода, пшеница и огонь. Ошеломленному от этого чуда Тенго отец Гавриил сказал:

– Хорошо взгляните, ближний мой, и убедитесь – вместо хлеба появились вода, пшеница и огонь. Также и Святая Троица – по ипостасям делится на три: Отца, Сына и Святого Духа.

Затем он во имя Пресвятой Троицы опять перекрестил их, и вода, пшеница и огонь опять превратились в хлеб.

– Однако, как этот хлеб един и неделим, также и Святая Троица Божеством единосущна и неделима».

Эту историю я в душе своей именую Торжеством Православия.

Из книги архимандрит Кирион (Ониани) "Юродивый Гавриил (Ургебадзе) Преподобноисповедник"

Отредактировано yozhik (2019-06-20 22:21:25)

0

3

Вуйки

http://s8.uploads.ru/t/5WRms.jpg

Вуйки – так можно назвать этот рассказ, который мне поведал один мой знакомый... Когда ещё батюшка исповедовал в старом храме, мой знакомый, раб Божий Олег присутствовал при этом событии... К батюшке на исповедь по очереди стояли люди, и перед ним как раз стояли три взрослых в годах западэнца и весело себе так болтали между собою... Окружающие смотрели на них с удивлением: «На исповедь к Богу... И так себя ведут... У них что... грехов, что ли, нет, что они ничего не бояться?» Но западэнцы, – Вуйки, – Олег их почему-то так всегда называет, – продолжали себе спокойно болтать, как ни в чём ни бывало... Как раз вспомнилась одна интересная проповедь архимандрита Амвросия Юрасова, который в своё время очень многих людей исповедовал в Почаевской Лавре. Среди них было много западэнцэв, которые не видели в себе почему то никаких грехов. Батюшка вспоминает, спрашивая её:

«Ну давай, говори свои грехи», – а она мне в ответ: «У мэнэ грехов нэмае».

Я ей говорю: «Как так нэмае?» «Есть же какие-то грехи, все люди грешные. Ты же на исповеди – называй свои грехи..». А она мне опять своё: «Нэт у мэнэ ныкаких грэхов... У менэ грэхов нэмае...» И как я ни пытался, – ничего не выходило... В ответ звучало только одно: «У мэнэ грэхив нэмае...» И вот так исповедались большинство западэнцэв... Очередь на исповеди подошла к вуйкам. Первый из них – видно, заводила, что-то пошутил и пошел на исповедь к отцу Ионе. Встал перед ним на колени Батюшка посмотрел на него внимательно и стал что – то тихо ему рассказывать. Я смотрю, а он постепенно перестал дёргаться и весь ушел в слух, во внимание – это было видно по его фигуре, как он слушал отца Иону, – он внимал каждому его слову... Что ему батюшка говорил, кто знает... Но когда он встал с колен, по его щекам ручьями текли слёзы... Он направился прямо к выходу, пройдя мимо своих друзей, даже не обратив на них внимания... он плакал навзрыд... Всё то время, пока отец Иона говорил что-то первому западэнцу, два его товарища всё так же продолжали болтать, посмеиваясь... но когда они увидели лицо своего товарища, в слезах проследовавшего к выходу, даже не обратив на них внимания, они смолкли и переглянулись... До них постепенно дошло, что кто-то же должен сейчас туда идти – их же очередь... Пошел, кто посмелее и тоже встал на колени перед отцом Ионой и... отец Иона стал также что-то говорить и ему... Картина повторялась один в один... Среди присутствовавших людей в маленьком левом притворе храма воцарилась мёртвая тишина. Все ждали: что же сейчас будет? Оставшийся третий вуйко с широко раскрытым ртом и с широко распахнутыми удивлёнными глазами озирался вокруг... Он задержался взглядом на дверном проёме выхода и было видно, что он подумывал уже смыться, но... И тут второй вуйко стал подниматься с колен. Он так же, как первый, проследовал прямиком к выходу, даже не обратив внимания на своего товарища. По его лицу ручьями текли слёзы... глаза были красными... Он плакал ещё сильнее... Третий вуйко с широко раскрытым ртом и весь белый подошел к отцу Ионе и встал перед ним на колени... Батюшка накрыл его епитрахилью и тоже стал ему что то тихо рассказывать... Все люди в мёртвой тишине ожидали развязки... одна и та же картина на их глазах повторялась в третий раз... Когда мужчина встал с колен... на нём не было лица... Красные глаза... ручьи слёз... Этот плакал сильнее других... Он пошел к выходу, ладонью размазывая по лицу слёзы... Его шатало из стороны в сторону.

Он чуть не наткнулся на Олега... От слёз в глазах он ничего перед собою не видел... Все люди молча провожали его взглядами... Потом стали молча переглядываться... Никто не произнёс ни слова, – все и так всё поняли... Отец Иона каждому из западэнцэв рассказывал грехи их жизни... А он видел их впервые, как и они его... Но они его уже никогда не забудут... Этот случай они запомнят на всю жизнь... Для них троих Господь явил чудо: показал человека, через которого Он говорит к людям... Дивен Бог во святых своих! Как мало их осталось на земле и как мало мы знаем про них... Про то, что только благодаря их совместной молитве хранится этот мир... Ибо, как сказал святой Силуан Афонский, «...схимник – это молитвенник за весь мир»...

Из книги Послушник N "Плач о духовной жизни. Одесский старец схиархимандрит Иона (Игнатенко)"

+3

4

О пляже и массаже

http://sd.uploads.ru/t/KHDRe.jpg

Мои духовные чада спросили меня как-то: «Можно ли церковнослужителям ходить на пляж?» Я рассказал им случай, который произошел со мной в пору моей молодости.

Находясь как-то по делам Патриархии в одном приморском городке на Румынском побережье, я сильно мучался от жары. Жара была невыносимая, в доме, где я жил, почему-то не работал водопровод. Служил я там в одной небольшой церквушке и после службы одному из певчих посетовал на то, что помыться мне совершенно негде. Тот с удивлением спросил: «Что это Вы, отец Кирилл, на море разве не ходите?» Я ему в ответ: «Какое море? Там же люди, а как я, священник, да еще и монах, буду там пред всеми обнажаться?» На что он возразил: «Какие проблемы? Мы Вас переоденем в специальный костюм для купания, да и кто Вас там узнает?» Делать нечего, я согласился. Действительно, кто мог меня там узнать, да еще в таком костюме, который мне организовали мои отзывчивые прихожане! Костюм, надо сказать, подобрали прямо-таки отменный: вид у него был настолько пижонский, что даже примерять его не хотелось. Глянув в зеркало, я содрогнулся, увидев свое отражение.

И вот мы с моим певчим поехали на море. На пляже отдыхало немного народу, но мне все равно было не по себе. Я переоделся дома, чтобы сразу же из машины нырнуть в море и, вынырнув, быстро залезть обратно. Костюм мой состоял из «тирольских» шорт с лампасами, атлетической, с большими проймами, полосатой майки с пестровызывающей расцветкой и черных солнцезащитных очков. Ну черные очки это понятно для чего. Чтобы глаза от стыда прятать. А «тирольские» шорты с почти генеральской полосой да «тигровая» майка! Как они вызывающе и нелепо смотрелись в совокупности с моими длинными (в ту пору) распущенными волосами и бородой! Перед самым выходом в открытое море я чуть было не пошел на попятную, но меня все-таки убедили вылезти из машины. Я, собравшись с духом, надев черные очки и не оглядываясь по сторонам, направился к морю легким бегом. И вдруг слышу откуда-то сбоку: «Здравствуйте, батюшка!» Я так и обмер: справа от меня на песке сидело несколько моих знакомых, которых я когда-то исповедовал. Я хотел тут же провалиться сквозь землю! Кивнув нежеланным знакомым, я стал набирать скорость, продолжая движение к морю. Когда стал заходить в воду, то услышал уже с другой стороны: «Отец Кирилл, какими судьбами?» Упорно делая вид, что у меня проблемы со слухом, я быстро нырнул в пучину морскую. Плыл я долго, не снимая черных очков. И вдруг впереди по курсу из-под волны показалась чья-то голова. О ужас! Это была голова одного из светских начальников, с которым я имел честь встречаться как-то на официальном уровне. Я стал было резко менять курс, но вынырнувшая голова меня опередила: «О! Отец Кирилл, рад вас видеть!» «Взаимно!» – пробулькал я в ответ. Тонуть было уже поздно.

Больше меня не под каким предлогом никому не удавалось затащить на пляж. Строго говоря, христианину, а священнослужителю в особенности, на общественных пляжах лучше не бывать. Сплошной соблазн и для себя, и для других.

Меня еще спрашивали насчет массажа: в этом нет ничего антихристианского, поскольку это лечение. Правда, смотря к кому попадешь. Нужно быть аккуратным в выборе массажиста. Желательно, чтобы он был православным человеком, а то сейчас много всяких «специалистов»... Главное, все надо делать с умом. Один раз врачи мне назначили массаж. Я пришел на процедуру пораньше. Медсестра мне сказала, чтобы я подождал в кабинете, и я стал ждать. Вдруг в дверях появилось нечто огромное. Вы представляете себе античного Геракла? Вот что-то похожее. К моему ужасу это оказался массажист, огромные плечи которого не пролезали в узкую дверную раму. Увидев, что я священник, он иронично улыбнулся и, потряхивая стальными мускулами, стал приближаться ко мне. Я признаться, немного смалодушествовал и недоверчиво спросил моего возможного мучителя: «А я Богу душу не отдам?» На что гигантский массажист громовым гласом загоготал в ответ: «Хы, хы, хы, так ведь это же ваша цель!» Как он точно заметил! Все же я возразил: «Вы знаете, я пока туда не готов, да и хочется хоть немного пожить еще в теле». С того раза я к массажам более не прибегал, да и все равно мне этим уже не помочь.

Из книги Алексей Кузьмин "Исцеление духом: Жизнеописание приснопамятного архимандрита Кирилла (Бородина), воспоминания о нем, его беседы и проповеди"

Отредактировано yozhik (2019-06-20 22:17:27)

0

5

А для чего этот новый раздел? У нас же есть соответствующие темы в других разделах, для чего плодить дублирующие?
Большинство жизнеописаний подвижников - это как раз и есть из православной литературы. Так до сих пор в разделах и было.
Если создавать новый раздел форума, так для того что бы разместить там то, что больше вроде бы у нас некуда разместить?
Или я чего то непонял? Тогда прошу пояснить.

0

6

maxcom110 написал(а):

А для чего этот новый раздел? У нас же есть соответствующие темы в других разделах, для чего плодить дублирующие?
Большинство жизнеописаний подвижников - это как раз и есть из православной литературы. Так до сих пор в разделах и было.
Если создавать новый раздел форума, так для того что бы разместить там то, что больше вроде бы у нас некуда разместить?
Или я чего то непонял? Тогда прошу пояснить.


Да, я тоже сначала подумал, что лучше раскидать по темам. Но что-то не нашёл тему "Из жизни подвижников" (может, невнимательно искал...), обычно много тем с конкретными старцами, а хотелось бы собрать такие случаи в одной теме. Если уважаемый Администратор не против, то пусть переместит содержимое этой темы в соответствующий раздел в новую тему, которую лучше назвать "Интересное из жизни подвижников". Лучше в раздел "Люди православные". Первый пост в этой теме тоже можно перенести - я его потом подкорректирую.

Всё-таки темы в разделах "Слово пастыря" и "Люди православные" больше для проповедей, наставлений. А здесь интересные истории, не лишенные, однако, определённой доли наставлений и юмора.

Как-то так...

Отредактировано yozhik (2019-06-21 09:32:24)

0

7

yozhik написал(а):

Но что-то не нашёл тему "Из жизни подвижников"

Смотрите, какой объемный список подвижников: в разделе "Слово пастыря"
Если вы не нашли там тему о том, о ком хотите разместить отрывок, есть : Беседы на духовные темы, нравственные поучения.
Если же история из жизни мирян, то: Люди православные

Когда много перекликающихся тем и разделов, можно даже самому запутаться, не говоря уж о посетителях сайта.
Я бы предложил данную новую тему либо удалить, как дублирующую. Либо оставить, но размещать здесь какие либо очень интересные и нестандартные истории реально происходящие и произошедшие с кем либо.
А о делах и словах подвижников Божиих все таки размещать в темах с соответствующим названием. Так людям будет легче найти именно о том, о ком хотят узнать больше.
БРАТЬЯ И СЕСТРЫ, КТО ЧТО ДУМАЕТ?

0

8

maxcom110 написал(а):

Смотрите, какой объемный список подвижников: в разделе "Слово пастыря"
Если вы не нашли там тему о том, о ком хотите разместить отрывок, есть : Беседы на духовные темы, нравственные поучения.
Если же история из жизни мирян, то: Люди православные

Когда много перекликающихся тем и разделов, можно даже самому запутаться, не говоря уж о посетителях сайта.
Я бы предложил данную новую тему либо удалить, как дублирующую. Либо оставить, но размещать здесь какие либо очень интересные и нестандартные истории реально происходящие и произошедшие с кем либо.
А о делах и словах подвижников Божиих все таки размещать в темах с соответствующим названием. Так людям будет легче найти именно о том, о ком хотят узнать больше.
БРАТЬЯ И СЕСТРЫ, КТО ЧТО ДУМАЕТ?

В том-то и дело, что не подходят эти рассказы под собственно проповеди (Слово пастыря), нравственные поучения (т.к. сама история научает, даёт пример, а не слова святого отца), и к мирянам не совсем подходит. Поэтому я и попросил перенести тему (изменить название на "Интересное из жизни подвижников") в раздел "Люди православные". Это именно истории из житий старцев (особенно нашего - последнего времени). Хотелось бы, чтобы это были печатные рассказы, а не видео или аудио. Некий мини-блог, где каждый желающий может выложить подобного рода истории, сопроводить их изображениями, придумать заголовок (если в источнике история никак не озаглавлена).

Отредактировано yozhik (2019-06-21 12:52:50)

0

9

Об истинном смирении

http://s3.uploads.ru/t/Vfsr9.jpg

В пору моей молодости, когда я работал в Издательском отделе Московской Патриархии, мне часто приходилось дежурить в патриаршей приемной, выполняя секретарское послушание.

Однажды в приемную зашел немного странноватый старичок. Надо сказать, в те годы у пенсионеров была мода на спортивные костюмы кальсонного типа с неофициальным названием «Прощай, молодость». Этот странный посетитель был одет именно в такой костюм. На ногах у него были короткие кирзовые сапоги, на голове красовалась бархатная темно-зеленая скуфейка (крестик на которой я не сразу заметил). Мне показалось странным такое сочетание стилей в одежде, но я не придал особого значения этому обстоятельству. Правда, лицо посетителя мне показалось немного знакомым. Я спросил странного старика:

– Вы что, на прием?

– Да, – ответил он с грузинским акцентом.

– Тогда Вам придется часа два подождать, поскольку Святейший очень занят.

– Ничего, ничего, я подожду, – смиренно сказал старичок.

Прошло два часа. Старец-грузин, кротко потупив глаза, сидел на стуле и смиренно ожидал. Я связался с Патриархом, и он мне сказал, что очень устал и ему требуется хотя бы один час на то, чтобы отдохнуть.

– Вам придется подождать еще часа полтора, – опасаясь недовольства старика, сказал я. – Его Святейшество очень утомлен. Ему необходим отдых. Но на мое удивление грузин, нисколько не смутившись духом, ответил:

– Хорошо, хорошо, я подожду. Конечно, отдохнуть надо человеку, у него ведь тяжелая работа.

У меня снова проскользнула мысль: «Странная скуфейка». Примерно через час я, чувствуя уже некоторую неловкость, сам заговорил со стариком:

– Я еще спрошу у Святейшего, может, он примет Вас сейчас?

– Спроси, сынок, спроси дорогой.

Я вновь связался с Патриархом – результат тот же.

– Вы знаете, ну подождите еще часок. Можете сходить пообедать.

– Да ты, дорогой, не переживай, ты бы сам лучше пообедал, а то смотри, какой худой. В Грузию тебе надо. Мы бы там тебя так откормили, барашков бы наших отведал.

– Извините, но я ведь монах, мне мясо нельзя.

– А раз нельзя, тогда кур наших попробуешь.

– Но куры – это тоже мясо.

– Да ты что, дорогой! Куры – мясо? Какое же это мясо? Это куры!

Вообще говоря, в мире сейчас только русские монахи не едят мяса, а все остальные – грузинские, румынские, болгарские и отчасти греческие – мясо вкушают. Что поделаешь – немощи человеческие!

Поговорив еще немного с очаровательным старичком-грузином, я удалился по делам. Примерно через полчаса я вернулся. Старец продолжал смиренно ожидать патриаршего приема. Взглянув на часы, я понял, что шансов попасть на прием у бедного старичка совсем не осталось.

– Вы знаете, – обратился я к смиренному посетителю, – Вы уж лучше завтра приходите. Я передам Святейшему, чтобы он Вас первым принял. Простите, что так вышло.

– Спаси тебя Бог, сынок. Я вряд ли завтра смогу. Ты тогда передай ему, что Ефрем Второй заходил...

Я чуть было не потерял дар речи, меня словно громом ударило. Неужели!!! Как же я сразу не догадался? Ведь зеленая скуфейка, да на ней еще и крестик! Зеленую скуфейку носят только патриархи! О горе мне! Ведь это же грузинский Патриарх, Его Святейшество Ефрем II.

– Ваше Святейшество, – я бросился к нему под благословение, – да что же Вы сразу-то не сказали? Просидели-то сколько времени, да все зазря! Сейчас, сейчас Вас немедленно примут. Эх, что же Вы сразу-то не сказали?!

– Да говорили, что Святейший занят. А как я могу отвлечь от важных дел такого человека, как Патриарх Алексий?

Какое смирение! Имея высокий сан, вести себя так кротко. Вот это и есть истинное смирение! Блажени нищие духом, яко тех есть Царствие Небесное /Мф. 5:3/. Есть, чему поучиться нашим современным священнослужителям и мирянам.

Из книги Алексей Кузьмин "Исцеление духом: Жизнеописание приснопамятного архимандрита Кирилла (Бородина), воспоминания о нем, его беседы и проповеди"

0

10

Фронтовой хлеб и 90-й псалом

Владимир Дзюбанин (в первом постриге Игнатий, в схиме Иларион) родился 5 марта 1924 года в г. Щигры Курской области;
родился в тот год, когда в неблизком Стеблёве разрушили Воскресенский храм. Семена веры ему в душу посеяла его тётя
– монахиня Нектария. В 1942 году Владимиру исполнилось 18 лет. Провожая его на войну, матушка Нектария вручила ему
заветный поясок, на котором был напечатан 90-й псалом: «Живый в помощи вышнего…».

Когда-то адмирал Фёдор Ушаков учил своих матросов: читайте 26-й, 50-й и 90-й псалмы и ничего не бойтесь.

Старец Иларион всю жизнь почитал святого воина Фёдора Ушакова.
В 19 лет Владимиру довелось участвовать в одном из самых крупных сражений Великой Отечественной – в Курской битве.

Старец вспоминал:

«И когда в 1943 году на Курской дуге я, ефрейтор артиллерии, в жесточайших боях, казалось, был на дне ада,
когда пулями и осколками снарядов убивало находившихся рядом товарищей, я вспоминал о благословении тети,
читал этот псалом, и Господь не раз спасал меня от, казалось, неизбежной гибели».

Ещё он рассказывал, как однажды на фронте в буханке хлеба обнаружил записку,
с 90-м псалмом и поучение: читать на войне («Кто будет читать, того пуля не убьет и штык не возьмет»).
Неведомый православный хлебопёк-подвижник заботился о спасении душ русского воинства.

Мы знаем имена монахов, которые уверовали в Бога на войне. Таким был о. Руф (Василий Резвых),
монах Киево-Печерской лавры, на войне - лётчик-истребитель. Таким был о. Иларион.
Во время боя, находясь под сокрушительным огнём вражеской артиллерии, Владимир дал обет Божией Матери,
если выживет, посвятит жизнь Богу.

http://www.stoletie.ru/sozidateli/ja_va … sa_292.htm

+3

11

Оказывается, автор популярнейших в советское время песен (которые наверняка все форумчане слышали и знают), азербайджанец Онегин Гаджикасимов, неожиданно для всех принял Православие и стал монахом Оптиной.

Отче Симоне, моли Бога о нас!

Об иеросхимонахе Симоне (Гаджикасимове)

http://sg.uploads.ru/t/dhyZM.jpg

«Не может быть! По меньшей мере, странно! Возможно, он принял это решение в порыве эмоций! Возможно, под действием импульса!» Именно так, отказываясь понимать, все тогда «рассуждали». Это сейчас некоторые из тех, кто знал его в те годы, готовы снять кавычки и действительно рассудить, попытаться понять. Но те, кто так и остался в той, прошлой для него, жизни, никогда не поймут.

Даже многие из паствы, не имея представления о том, кем он был до крещения, узнав, давались диву и, может быть, так же, как и те, кто оставался по ту сторону, в прошлом – в их общем прошлом и с ним прежним, до конца поймут его не скоро.

Можно подумать, речь идет об отчаявшемся человеке, потерянном для друзей, бесславно забытом, или о том, кто ушел – и сделал это самым безрассудным образом. Так, именно так мы склонны воспринимать людей, которые в одночасье лишают себя славы, денег, имущества и даже возможности быть сытым и в тепле. Почти как самоубийц. Но он ушел спасаться. Спасать тех, кого любил.

Православие иеросхимонах Симон, на то время в миру Онегин Гаджикасимов, принял в 1985 году. В возрасте 49 лет. Вскоре состоялся и постриг. Подвиг этот разрубил навсегда не только жизнь его на «до» и «после», но родных и друзей разделил на тех, кто «за» и кто «против».

Для того чтобы понять, кем он стал, важно знать, кем был. Слава и деньги сыпались как из рога изобилия. Статный, спортивный, красивый, любимец богемы 60–80-х годов прошлого столетия. Он приехал в Москву из Баку в 17 лет. Перспективный, талантливый и обаятельный поэт, создававший также и тексты к песням прославленных эстрадных композиторов. Его романтичная, лирическая поэзия пришлась по вкусу даже режиму того времени. Что уж говорить о советском человеке, у которого нарочитый патриотизм был на завтрак, обед и ужин. На смену идеологическим текстам песен пропагандистского характера приходят сонеты, баллады о любви О. Гаджикасимова.

Исламское происхождение Онегина во многом предопределяло его судьбу. Это был потомок прославленного иранского рода, что в каком-то смысле диктовало условия жизненной миссии. Его предками были муллы, дипломаты, политики, юристы, литераторы, врачи. Для любого восточного человека связь с предками неразрывна. Мусульманская культура, передавая из поколения в поколение дух, навыки, ориентиры, обязывает детей поддерживать и продолжать дело отцов. Полагаю, ислам в своем роде единственная религия, определяющая этнос и образ или даже смысл жизни в нем. Вот почему отказ от религиозной принадлежности мусульман словно обескровливает, лишает связи с предками, уничтожает традиции.

Человек, теряя богатства, мог бы надеяться на родных и друзей. Но когда лишаешься возможности рассчитывать и на близких, никого, кроме Бога, больше не остается. Тем самым возникает христианская форма потерь и форма действий – ради Бога. Найти силы разорвать связь с тем, что веками накапливали и создавали предки, а потом воплотилось в тебе, означало уничтожить память о себе, а в себе – то, что было до тебя. Предстояло расставаться и с имуществом, комфортом. Он никогда не знал того Бога, Которого принял сейчас. Генетическая память его предков всегда работала на борьбу с христианством. Невероятно для осознания и беспрецедентно в XX век. Подобные подвиги совершали в период раннего христианства. Случаи крещения мусульман случались, но в наши дни, тем более в эпоху социализма и приближающегося капитализма, а в реальности – в период разрушения и хаоса, это выглядело, по меньшей мере, дико. Что заставило его обратиться к христианству, а в скором времени уйти в монастырь? Не думаю, что смогу дать полный ответ на этот вопрос. Вероятно, поиск истины. Но очевидно – Промысл Божий. Возможно, нам не дано понять многое из того, что происходит с нами и вокруг, но ясно: любые перемены олицетворяют Господа, проявление Его воли.

В какой-то момент Онегин стал остро ощущать одиночество, интриги, зависть. Все это вполне в духе той среды, в которой он жил, и сопровождает публичный успех. Любой человек, искушенный славой или даже не прославленный, но подорванный отсутствием морали, смысла, подменой понятий, проходя через все те двери, которые якобы распахиваются на его пути, видит вовсе не то, чего жаждет душа как индикатор истины, и, вероятно, имеет возможность впасть в уныние. Но Господь не оставляет жаждущих истины. Готовый искать свое место, Онегин теряется из виду тех, кого знал, путешествует, ищет себя. Возникает потребность в изучении религиозной литературы, духовных практик. На глаза ему попадается издание Библии. Невозможно в это поверить, но человек неподготовленный, совершенно далекий по внешним признакам от глубоких да и воцерковленному человеку не всегда понятных библейских текстов осилил все главы в три дня. Когда он окончил читать, перестал видеть. Фактически ослеп. Зрение восстановилось три дня спустя. Но именно в тот момент, по его признанию, когда внешнее зрение было потеряно, открылось внутреннее.

Через два года после крещения он решает ехать в монастырь и принимает монашеский сан с именем Силуан. Там, в молитвенном подвиге и тяжком труде, проводит некоторое время. У отца Силуана никогда не было прихода, и настоятелем он не был. Но невероятный труд, постоянный подвиг – все это совершенствовало его, и уже он сам представлял собой храм души своей, вмещавшей огромное количество любви, людей, духовных сил и доброты. Возможно, в тот момент, когда он принимает решение подвизаться как монах, находясь в уединении, сам не осознавая того, встает на этот путь ради тех, кого ему только предстоит повстречать. Ради тех, кто так нуждался именно в его молитвах, наставлениях и просто заботе. Обладая невероятной мощью характера, своим примером и умением понимать любого приходящего к нему и просящего о помощи, отец Силуан укреплял в вере. На моей памяти никогда и никто не говорил о Боге с такой любовью. Это было на грани откровения. О любви он учил всегда, и главным образом выделял ту самую любовь и милосердие. Но величайшего благоговения исполнялся в тот момент, когда говорил о Боге. Временами, поучая в наставлениях, отец Силуан мог быть суров и даже, казалось, строг сверх меры, но сила, с которой он жалел, превышала ту меру в разы. Трепетная и трогательная была его любовь. Потому и истинная. Та, которую так боишься потерять.

Внешне отец Силуан обладал невероятной статью. Высокий, борода и длинные волосы с благородной сединой. И всегда бедно и, как мне казалось, холодно одет. Запомнились и стоптанные сапоги огромного размера. Кажется, они были у него одни. Впрочем, внешнее впечатление производили только две вещи – осанка и взгляд. Смотрел он чаще внутрь себя, но когда останавливал свой взгляд на мне, все нутро освещал. Видел насквозь. Страх и интерес бежали от меня к нему наперегонки. Возможно, подобные ощущения испытывала только я. Как правило, так случается с теми, кому есть чего бояться. Но, кроме всего прочего, сильнее была защита, которую он давал своей заботой, равносильным участием в решении самых сложных и самых малых проблем жизни. С любовью и терпением бесконечно повторял простые истины. Ведь это то, что в суете и за бытовыми заботами захламляет основы христианства.

Последние годы своей жизни и почти все время монашества он проповедовал. Он всегда был открыт для любой аудитории. Проповеди были разными. Образованный, эрудированный, он прекрасно ориентировался не только в духовных вопросах, но и в науке, медицине, искусстве и был во многом просветителем как для верующих христиан, так и для светских людей. И его ждали одинаково как на пресс-конференциях, так и в маленьких деревенских храмах.

Кетеван Циклаури

Краткая биография иеросхимонаха Симона (Гаджикасимова):

Онегин Юсиф оглы Гаджикасимов, в монашестве Симон: поэт-песенник, автор стихов множества популярных песен советского периода, впоследствии иеросхимонах Оптиной пустыни – родился 4 июня 1937 года в Баку. Родители принадлежали аристократическим семействам, давшим множество известных в истории и культуре Азербайджана политиков, юристов, врачей, литераторов. Мать Онегина Гаджикасимова – Махтабан-ханум, происходила из дворянского рода, родилась в 1905-м году в городе Шамахи, и отец ее был «кази», то есть судьей. Отец Онегина Гаджикасимова – Юсиф-бей Гаджикасимов (1892-1960), окончил юридический факультет Московского университета. Юсиф-бей и Махтабан-ханум поженились в середине 30-x годов в Баку.

Махтабан-ханум (1905-1980) прекрасно знала русскую литературу и поэзию и поскольку сын родился в 1937 году, накануне того дня, когда отмечалось 100-летие со дня смерти Александра Сергеевича Пушкина, мать дала ему имя своего любимого героя – Онегин.

Онегин Гаджикасимов был красив, высок, широкоплеч, с вьющимися иссиня-черными волосами, пользовался дружбой и симпатией ровесников. Четыре года Онегин прослужил на военно-морском флоте.

Онегин прекрасно владел русским языком, как и мать, любил русскую литературу, умел изъясняться образно, поэтично и с легкостью поступил в Литературный институт имени Горького в Москве. Онегин окончил Литературный институт, став затем одним из самых популярных и востребованных поэтов-песенников в СССР. Обаятельный статный красавец-жизнелюб, талантливый и энергичный, он слыл «баловнем судьбы». Мог зарифмовать любую фразу, чем приводил в восторг друзей. Знал толк в вине и, как восточный мужчина, прекрасно готовил. Любил женщин, и они не могли устоять перед его обаянием.

Из-под пера Гаджикасимова выходили добрые и искренние стихи о любви, и равных в этом среди поэтов-песенников ему не было. Вскоре он становится широко известным поэтом. В 60-80-х годах прошедшего столетия на его стихи писали песни известнейшие композиторы тех лет – Давид Тухманов, Сергей Дьячков, Арно Бабаджанян, Полад Бюль-Бюль оглы, Александр Зацепин, Юрий Антонов... Их с удовольствием включали в свой репертуар самые популярные певцы и исполнители – Валерий Ободзинский, Муслим Магомаев, Олег Ухналев, Валентина Толкунова, ВИА «Веселые ребята», «Синяя птица»… Без песен Гаджикасимова не обходился ни один концерт, его песни исполнялись не только по радио и телевидению – они звучали в каждом доме, они слышались из окон многих домов, где только был проигрыватель... И «Эти глаза напротив», и «Алёшкина любовь», и «Восточная песня», и «Дождь и я», и ещё десятки других любимых песен той поры – это всё Гаджикасимов, Онегин Гаджикасимов… Несметное количество зарубежных шлягеров стали достоянием российской культуры благодаря изумительным переводам Гаджикасимова. Пластинки с его песнями выходили огромными тиражами, достигшими к концу 70-х годов почти 16 миллионов. Такого еще никогда не бывало! И, тем не менее, они не залеживались на прилавках, людям приходилось выстаивать за заветной пластинкой долгие очереди.

Многие люди старшего поколения прекрасно помнят эти песни, которые во времена их юности звучали буквально отовсюду: «Льет ли теплый дождь, падает ли снег...», «Быть может, ты забыла мой номер телефона…», «Говорят, что некрасиво, некрасиво, некрасиво отбивать девчонок у друзей своих...», «Желтый дождь стучит по крышам, по асфальту и по листьям...». Простые и трогательные, они выбивались из общей массы официозных патриотических песен. И вдруг автор слов всех этих песен исчезает, уходит в монастырь… Почему?

Постепенно к середине 80-х у Онегина складывается всё нарастающее ощущение, что в его жизни как-то всё идет неправильно. Вроде всего добился – славы, признания, благополучия, а что дальше? Да и время было такое, когда все идеалы рушились и сгорали. Многие тогда не выдержали и сломались.

Возможно, вспомнив об этом, Онегин достал с полки давно пылившуюся там Библию, книгу, которую так и не прочел. Осилил Библию он за три дня и три ночи, буквально впитав ее в себя, после чего на несколько дней ослеп. Но эта слепота дала ему толчок к внутреннему духовному прозрению: «Господи, я прихожу к Тебе во имя Иисуса Христа. Ты видишь сердце мое. Оно пленено духом уныния. Я признаюсь Тебе, что согрешил, когда допустил этот нечистый дух в свое сердце. Я не могу, Боже, сам избавиться от него. Очисти меня, Боже. Освяти Духом Своим...».

В одночасье тот «мир искусства», в котором он так блистал, стал для него пустым, ненужным и неинтересным. И Онегин оставил этот мир. Ушёл, никому ничего не сказав…

В 1985 году, приняв окончательное решение, Онегин уехал из Москвы и в небольшой сельской церквушке крестился с именем Олег, приняв православие. Он давно уже любил Россию и считал себя русским, как по душе, так и по культуре.

Затем он был пострижен в иночество с именем Афанасий, а спустя три года, окончательно расставшись с мирской жизнью, в только что возращенном Русской Православной Церкви монастыре Оптина пустынь он постригся в монахи, получив новое имя Силуан. Был ему тогда 51 год.

Впоследствии он стал иеромонахом и принял схиму с именем Симон.

Многих удивило то, что успешный в жизни человек выбрал для себя монастырь, отказавшись от земных материальных ценностей.

Он стал одним из известнейших (для своего времени) проповедников Оптиной Пустыни. Он много проповедовал, послушать его люди съезжались из самых отдалённых от Оптиной Пустыни мест. Отец Симон вызывал необыкновенное доверие к себе, и люди к нему тянулись. А он учил их простым истинам – любви и милосердию, укрепляя их в вере. О своей прошлой жизни старался не вспоминать, считая ее потраченной впустую, и никому о ней не рассказывал. То, чему учит отец Симон – очень трудно выполнимо в реальной жизни...

Отец Симон совершал паломничества к святым местам. Там он рассказывал людям лучше любого гида – о том как зарождалось христианство. Рассказывал так, как будто сам присутствовал при этом...

Многие люди в том же положении (в котором он находился до принятия Православия) считают, что «жизнь удалась». Но он пренебрёг земными богатствами и выбрал для себя монашеский подвиг, решил себя до конца отдать Христу.
Завершился его земной путь 30 июня 2002 года.

Иеросхимонах Симон (Гаджикасимов) умер праведником, который с честью перенес все выпавшие на его долю скорби и страдания. Он был погребен на кладбище села Лямцино Домодедовского района Московской области.

http://www.blagogon.ru/digest/325/

Отредактировано yozhik (2019-06-29 13:44:53)

+5

12

Протоиерей  Аксо (Алексей) Бесаевич (Виссарионович) Колиев 1822 (1823) - 1866 гг.

https://blagos.ru/sites/default/files/styles/image_1050x460/public/pamiatnik_kolievu_1_0.jpg?itok=5-Gfih8M

12 ФАКТОВ О ПРОТОИЕРЕЕ АЛЕКСИЕ (АКСО) КОЛИЕВЕ

Протоиерей Алексий Виссарионович (Аксо Бесаевич) Колиев родился в 1822 году во Владикавказском ауле (Ирыхъкæу) (ныне г. Владикавказ). Его отец Беса Колиев, выходец из с. Нар, был сначала сторожем, а потом старостой во владикавказской церкви Рождества Пресвятой Богородицы (Осетинской).
Аксо Колиев стал первым осетинским священником в новое время – рукоположен 20 июля 1845 года и направлен на служение во владикавказскую церковь Рождества Пресвятой Богородицы (Осетинскую).

10 июня 1845 года назначен инспектором и учителем высшего отделения Владикавказского духовного училища по предметам осетинской грамматики, Пространного Катехизиса и Священной Истории. 31 декабре 1849 года утвержден в должности смотрителя Владикавказского духовного училища.
Отец Алексий всемерно добивался того, чтобы обеспечить детей из осетинских семей бесплатным образованием. В мае 1853 года о. А. Колиев направил рапорт архиепископу Исидору с настойчивой просьбой принять на полный казенный счет шесть осетинских учеников духовного училища, отличающихся хорошими успехами в учебе и поведении. В числе этих учеников был и будущий протоиерей Косьма Токаев. К 1860 году в северной части Осетии действовало уже 7 церковно-приходских школ.

М. Домба в своей исторической повести «Н.И. Пирогов во Владикавказе» описывает диалог между великим русским хирургом Н. Пироговым и комендантом Владикавказской крепости генерал-майором П.П. Нестеровым о протоиерее Алексее Колиеве:
- «А что, благочинный со всеми алдарами так себя независимо держит?»

- «Да, он знает себе цену, хоть и молод еще и у духовного начальства пока на хорошем счету. Осетин, и к интересам туземного населения столь рачителен, что и любому другому священнику в пример поставить можно».

- «А как народ к нему?».

- «Обожают, и не только православные, но и мусульмане из простых души в нем не чают, наш, мол, Аксо нам ближе отца родного. Не греша против истины, сказать можно, побольше бы таких пастырей, как Колиев, и дело просвещения начального не только среди осетин, но и в нашей деревне русской куда как улучшилось бы».

Много усилий о. А. Колиев потратил на строительство каменного здания владикавказской церкви Рождества Пресвятой Богородицы (Осетинской), в которой был настоятелем. Деревянная церковь, построенная в 1814 году при содействии Осетинской духовной комиссии, к тому времени пришла в ветхость. В конце 1861 года постройка церкви была завершена.

В конце 50-х годов XIX в. о. А. Колиев вступил в борьбу против переселения осетин, живших на территории Владикавказской крепости в поселении Дзауджикау – Владикавказском ауле – в район реки Камбилеевки. Этот вопрос обострился при подготовке проекта преобразования Владикавказа из крепости в город. В 1852 году во Владикавказском ауле (ныне Осетинская слободка) осетин насчитывалось 883 человека. Командующий войсками левого крыла Кавказской линии генерал-адъютант Н.И. Евдокимов обратился к начальнику Военно-Осетинского округа полковнику Муссе Кундухову уговорить осетин добровольно выселиться из Владикавказа. Но жители Владикавказского аула, возглавляемые протоиереем Алексием Колиевым, отказались от переселения и добились того, чтобы их оставили жить в их домах.

Еще раз Аксо Колиев выступил против начальника Военно-Осетинского и Чеченского округов генерал-майора Мусы Кундухова, когда тот стал одним из идеологов переселения осетин-мусульман в Османскую империю. Пытаясь предотвратить трагедию народа, отец Алексий направлял рапорты архиепископу Евсевию, в которых писал, что нельзя допустить подобную акцию. Аксо Колиев активно выступал против агитационных действий М. Кундухова. Возможно, благодаря этому, число переселившихся осетинских семейств было меньшим, чем предполагал М. Кундухов.

А. Колиев является основателем женского образования в Осетии. 10 мая 1862 года он открыл в собственном доме школу для девочек - осетинок, в которой изначально училось 10 человек. Расходы по содержанию осетинской женской школы о. Алексий взял на себя. Через несколько лет школа была преобразована во Владикавказское трехклассное училище с пансионом, и названа Ольгинской, в честь супруги наместника Кавказа Великой княгини Ольги Федоровны.

Протоиерей Алексий Колиев был одним из активных членов Комитета по переводу на осетинский язык священно-церковных и учебных книг. Он перевел на осетинский язык последования Св. Крещения, погребения мирских человек, венчания, чин причащения больных, Литургию Иоанна Златоуста. 6 декабря 1860 года Г. Мжедлов и В. Цораев сообщали в рапорте архиепископу Евсевию, что «перевод этот совершенно – слово в слово сходен с славянским и грузинским подлинником, но, несмотря на такое близкое сходство, переводчик умел соблюсти во всем труде своем конструкцию речи, свойственную осетинскому языку, – от этого перевод его для чтения легок и удобопонятен, речь везде оживлена, и мы уверены, что перевод, по отпечатании, войдет во всеобщее употребление в осетинских приходах и окажет животворно-спасительное действие на осетин-христиан»

Аксо Колиев переводил также произведения религиозного содержания в стихотворной форме. По мнению видного осетинского ученого Б.А. Алборова Аксо Колиев был «первым осетинским поэтом», с него, собственно, и началась осетинская литература. Им были написаны на осетинском языке: «Мады Майрæмы кады зарæг» («Хвалебная песнь Пресвятой Богородице», «Чырыстийы рухс райгасдзинад» («Светлое Христово Воскресение») и «Мах фыд» («Отче наш».
Протоиерей А. Колиев скоропостижно скончался 11 августа 1866 года от воспаления легких. Он был погребен в ограде церкви Рождества Пресвятой Богородицы (Осетинской). На белой мраморной плите золотыми буквами была сделана надпись:

«Нæ фыд Аксо!

Рухсаг у, рухсаг у, рухсаг у,

Дзæнæты бад.

Æгас Ир дæ бузнаг стæм! Здесь покоится прах первого из осетин иерея и протоиерея Алексия Колиева».

+1

13

Советское время. В одном из храмов только-только закончилось богослужение.
Верующие подходят ко кресту.
Вдруг распахиваются двери и в храм входят вооружённые чекисты, ведущие на верёвке… козла.

Подходят к священнику и говорят:

— Ну что, поп! Всё людей обманываешь? И не стыдно тебе! Нет?
    Тогда вот что — крести козла, или мы тебя расстреляем!

Люди в храме стоят, перешёптываются нерешительно, не знают, что делать.

А батюшка чекистам попался неробкий, из исповедников, не раз в лагерях сидевший, он им и отвечает:

—Простите, товарищи, а можно я с козлом сначала посоветуюсь?

— Ну, давай, бородатый! — отвечают чекисты.

Священник наклонился к козлу, гладит его по голове, в глаза смотрит.
Козёл блеет периодически. И так проходит минут пятнадцать.

Наконец надоело ждать воинствующим безбожникам и один из них спрашивает:

— Ну что, поп, с козлом посоветовался? И что он тебе сказал?

Батюшка отвечает:

— Посоветовался, товарищи, посоветовался…
    Козёл сказал, что креститься не будет, потому что тогда его в комсомол не возьмут!

http://www.vzov.ru/2019/03-05/42.html

+3

14

Старец отец Адриан: случай с бесом в Троице-Сергиевой лавре

Отец Адриан изначально был насельником Троице-Сергиевой лавры, откуда его сослали
«с глаз долой» в Псково-Печерский монастырь. И вот за что.

Еще в советские времена в нижнем храме Успенского собора он устраивал отчитки бесноватых,
и к нему приезжало отовсюду множество народа. А Лавра была в брежневские времена
официальной «туристической точкой» - туда возили и иностранные делегации,
и высокопоставленных лиц. Это имело важное идеологическое значение, ибо должно было
засвидетельствовать гражданам других государств отсутствие у нас гонений на Церковь
и полную свободу совести.

Привезли туда как-то раз группу важных чиновников, к тому же - иностранного,
капиталистического происхождения. И один из наших крупных чинов, ответственный работник,
повел их на экскурсию в Троице-Сергиеву лавру.

Они подивились ее величию, неземным красотам монастырских храмов,
особой благорастворенности воздухов, а ответственный работник, чтобы они не слишком
увлекались всем этим "опиумом", стал им рассказывать о монахах какие-то байки
– про подземный ход, по которому они якобы вылезают далеко за пределами монастыря
и вольно разгуливают по городам и весям, про то, как они якобы добавляют в воду
химические вещества, а потом выдают ее за святую, – словом, нес какую-то такую чушь.
Потом что-то «на юморе» от себя добавил, скабрезное, не уставая напрягать лицевые мышцы
иронической гримаской: мол: "Мы-то с вами все правильно понимаем!"

А стояли они стайкой на площади перед Успенским собором, по которой отец Адриан,
уже в епитрахили, в поручах, как раз шел на «вычитку» бесноватых в нижний храм.
И что-то зацепило его на ходу, так что он на минуту задержался возле этих экскурсантов
– какая-то фраза этого ответственного работника его насторожила: он даже подошел к нему
поближе послушать. И вот когда он приблизился, этот безбожный краснобай вдруг изменился
в лице, сложил губы трубочкой, прижал руки в груди, сломав их в запястьях, как собачка,
которая, стоя на задних лапках, «служит», и завыл по-собачьи, а потом еще и залаял.

Экскурсанты переглянулись, но поскольку лай был очень уж натуральным, они решили,
что это он так шутит. И талантливо шутит, надо сказать. Точь-в-точь немецкая овчарка заливается.
Поэтому они заулыбались, засмеялись, а потом еще и зааплодировали: «Ишь, артист!»
А он – минуту, другую - знай себе брешет. Схватил самого себя за горло и – не может остановиться.
Красный весь, глаза навыкате – вот-вот из орбит выпрыгнут, а он все: "гав-гав-гав-гав-гав,
гав-гав-гав-гав-гав…"

Постоял, постоял возле него отец Адриан, потом накрыл его голову епитрахилью, и тот умолк.
А старец ему и говорит: - Милый, тебе лечиться надо. Болен ты. Бес в тебе!
Приезжай ко мне, я тебе помогу. С тем и пошел себе в храм. …Через несколько дней этого старца
и услали в далекий провинциальный Псково-Печерский монастырь, подальше от людских глаз
и толп. На всякий случай. А то – мало ли какому высокому чиновнику еще понадобилось
бы посетить Лавру, и кто знает, какой еще конфуз мог бы там с ним при отце Адриане выйти:
стал бы вдруг орать, как ишак, ржать, как лошадь, или кричать петухом, смущая народ.
Мало ли что…

0


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Люди православные » Истории из жизни подвижников