Вверх страницы

Вниз страницы
Форум Православная Дружба риа Катюша

Близ при дверях, у последних времен.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Фильмы, книги, музыка » Духовные беседы и наставления старца Антония


Духовные беседы и наставления старца Антония

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Духовные беседы и наставления старца Антония

http://hramsatka.orthodoxy.ru/bib/bib00010.htm

https://zaistinu.ru/old/ukraine/church/antony1.shtml
https://zaistinu.ru/old/ukraine/church/antony2.shtml
https://zaistinu.ru/old/ukraine/church/antony3.shtml
https://zaistinu.ru/old/ukraine/church/antony4.shtml
https://zaistinu.ru/old/ukraine/church/antony5.shtml
https://zaistinu.ru/old/ukraine/church/antony6.shtml
https://zaistinu.ru/old/ukraine/church/antony7.shtml

книга в формате PDF:
https://yadi.sk/i/x4aRc50Pys3hV

книга в виде текста на сайте для чтения online:  http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_8605

Верстка для печати книжечкой в формате MS Word
http://www.zaistinu.ru/ukraine/church/A … erstka.rar

http://sa.uploads.ru/t/CPwcl.png

см. также тему    Духовные беседы и наставления старца Антония
Духовные беседы и наставления старца Антония

текст книги
http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_8605/

+4

2

А в Почаеве ее рекомендуют читать.
Я одно скажу - эта книга, вполне возможное наше будущее, если не повернемся и не побежим за Богом, как народ.

Во Франции и Голландии ещё года три назад было всё отлично и в шоколаде.
А сейчас происходит то, что говорил преподобный старец Паисий. А почему?
А потому что ислам им был удобнее, а теперь выворачивают булыжники
из мостовой "желтые жилеты", тоесть безработные рабочие, на которых всем наплевать.
Ожидали такого французы лет пять назад ?
Не думаю.

Голландцы скоро станут у себя нац.меньшинством, причем с содомскими отклонениями. 
Ожидали такого развития сюжета сами голландцы?
Не думаю.

Вот так и с нами, не станем идти по жизни правильно,
все сказанное в этой книге превратится в жизнь.

И негры по дорогам бегать будут.

+1

3

Встречи.

Прошло время, и мы встретились. Я не буду пытаться восстановить хронологию,
последовательность встреч – в книге о пророчествах достаточно ясно все сказано.
Важно, что встреча состоялась. Была возможность не только спокойно рассмотреть
старца, его келию, но и вести неторопливый разговор. Обаяние личности подвижника
было так велико, что сомнения в пользе такой беседы быстро отпали.

Ко времени встречи со старцем у меня накопилось множество вопросов, и все они начинались со слова:

«Почему?...».

Улучшив момент, я высказал ему свои недоумения. Думаю, если бы в тот момент
не прозвучал вразумительный ответ, то не состоялись бы и после­дующие длительные беседы.

Слова старца потрясли своей простотой и ясностью: «Отче, а за чем тебе нужны ответы?!
Ответ ли на эти вопросы спасет тебя, или твой ответ на вопрос Бога о содеянных грехах, отец Александр?!
Милый ты мой, отбрось все и перестань мучаться! Не во благо это.
Вспомни святых подвижников первых времен хри­стианства – они не хотели и слушать о мире,
а не то, чтобы увлекаться рассматриванием язв его, потому и спасались.

И вопросы твои, уж прости отче, лучше изменить: после слова «почему...» ставить
не «то и то плохое происходит», а «почему мы грешим? почему мы сотворяем неугодное Богу?»».

Старец откинулся на подушки, глаза были полу­закрыты, а длинные тонкие пальцы
равномерно пере­бирали потертые четки. От постоянного употребления они казались
уже не вязанными, а точеными из какой-то черной кости.

Залог спасения.

Я хотел тихонько удалиться, но старенький гнутый стул скрипнул, и отец Антоний открыл глаза:

«Убегаешь?! Чай, не обидел тебя, отче?
Останься, побудь – ты ведь не очень доволен ответом, а надо разобраться.
Не хочу оставлять тебя недоуменным.

Кажется, все просто, ты сам, мню, не раз говорил в проповедях о подобном.
Трудно другое, трудно принять это сердцем, душой, трудно веру свою выразить делами.
Вот сидели мы и тянули «лямку» лагерной жизни. Не год, не два, даже не десять.
И знаешь, довольно много духовенства выживало и думаю, что во многом благодаря
стяжанию умиротворенности, отрешенности от зла царившего вокруг.
Сказали – сделал, и сделал хорошо, наказали – спаси Господи.
Отобрали уголовники хлеб – Господь пропитает, а обидевших мя, прости, Господи, не ведают бо что творят!
И все с молитвой, все от души. Но вот пошли в лагеря «строители коммунизма».
С возму­щением в душе они писали во все органы письма о совершенной в отношении их ошибке,
что-то говорили о справедливости и пр. Ломались, и ломались очень быстро.

Вот и теперь мир все силы бросил в сей час на то, чтобы отвлечь человека от главного – СПасения.
Самое страшное, что для этого используются темными силами и вроде бы благие цели и намерения.
Кажется, каким благом было бы соединение всех православных церквей, русских, по-сути.
И тут враг не дремлет. И увлекаются люди в «борьбу за истину»! Все, для спасения места уже нет!
Все что-то доказывают, все сказанное подтверждают цитатами, какими-то подобными случаями
из истории Византии и Руси...
А где спасение?!
Где борьба со своими страстями, со своим грехом?!

Вот как-то приехали ко мне люди, не первый раз приехали, называют себя духовными чадами моими.
Увещевания слушают, да не слышат, а, значит, и не выполняют. Настаивая на своих правах духовных чад,
они, не взирая на людей, собравшихся у кельи, и на то, что у меня была вдова, с которой мы молились
и плакали об ее заблудшем сыне, вошли ко мне. Послушать – исповедники веры, щит и меч Церкви воинствующей.
Но все это – в страсти, вне себя, в некоем исступлении.

Выслушал их, рассадил по стульям и стал принимать братию свою смиренную, жизнью и миром униженную.
Молились и плакали с ними. Я грешный не давал советов, старался, чтоб человек сам услышал голос Господа своего.
Склонил выю на исполнение святой Его воли.

Так прошло несколько часов. Недоумение сменилось у моих «чад» размышлением.
Потом – молитвой, а там и слезы потекли. В конце концов – стали просить прощения и благодарить за науку!
А наука-то какая - мир вам, – как сказал Спаситель! Мир в душе, как залог ее спасения. Мира нет – нет и спасения.
А мир – это стремление ко спасению, отрешение от всего того, что не имеет к этому никакого отношения.

Вот твои «почему». Да, это существует, да, это весьма и весьма смущает.
Но ты же не думаешь целыми днями над тем, почему на небе тучи, и не светит солнце? Так, отче?
Да, холодная погода летом – это не свойственно. Но подходит осень – и это уже естественно.
Кому придет в голову ругать ноябрь за холод и промозглость?! Мил ты мой человек, отец Александр,
да разве мы можем знать – что сейчас на духовном дворе, то ли ноябрь, то ли декабрь?!
Должно знать только то, что будет еще холоднее, будет еще большая нравственная стужа, будет...
А то, что сейчас происходит – воспринимай за теплый день, за сияние солнышка.
На вопросы же свои ответ получишь, только они, эти ответы, будут тебе уже не нужны...».

В силу ли своего характера, или наболевшего, я не унимался и опять спросил старца:
«Ну, и все же, отец Антоний, как быть, как поступать мне, священнику?».
Ответ был на первый взгляд прост, но думаю я над ним и по сию пору: «А не поступаться, батюшка!
Ты же говорил в Верхнедонском, мне сказывали, что Бог и в городе, и в пустыне Один и Тот же.
Захочет – даст, захочет – нет! Не поступайся, вот тебе и ответ. Нет в природе, сотворенной Господом,
примера, когда можно было бы столкнуться с нечистотой и не понести на себе печати этой грязи.
Говорил мне один ученый человек, что когда выходят люди из джунглей, они несут на себе запах тления.
Какие бы сапоги ты не одел, но, пройдя по скотному двору, и сам выпачкаешься, и запах дурной приобретешь.
Сторонись греховного навоза, отче!

Вот сейчас говорят – все сотворено Господом. Да, только продукты тления не суть сотворенные,
но являются результатом грехопадения – смерть едим, смертью и заканчиваем.
А продукты этого соприкосновения со смертью – жизнь, только не для нас, а для растений.
Господь даже это обращает к нашему благу. Нам же о смерти напоминает лишь запах животных отходов.

Оставь ты свои «почему», отче, ты ведь знаешь, хоть понаслышке, от. Алексия. Праведник!
Молитвенность, исповедничество, постничество, любовь... Какой был человек!
Я с ним в лагерях познакомился, да какой там познакомился – сошлись мы с ним, как две части одной разбитой вещи.
Потомственный священник, потом­ственный! Что-то века до XIII он всех предков своих знал, все несли крест Христов.
Наградной наперсный крест принимал он из рук самого императора-мученика. Страстотерпец и к руке у батюшки
приложился – любил царь Николай благословение брать у простого, не столичного духовенства. А тот молодой еще,
да сту­шевался, ну, на колени перед императором! А может, душа восчувствовала, что рядом с мучеником обретается.

Так вот, пришел Алексий из лагерей. Казалось все – и судимость сняли, и времена полегче, хоть как-то люди жить стали,
а не бороться. Ан, нет – не принимают его на епархии. Мой сразу сказал: «Не возьму, своих проблем хватает»,
– правда дал денег на первое время. Другие же ходят кругами: ни да, ни нет. И вот один архиерей стал с ним разговаривать.
Долго они сидели, часа два, если не больше. Я ждал Алексия в приемной, а приемная – коридор, ни табурета, ни лавочки,
ноги-то у меня слабые, извелся весь. Не знаю, о чем уж шел у них разговор, но вышел он – как говорится, никакой.
Была бы кровь, наверное, был бы красным. Я Алексия таким не видел, даже в лагерях. «Что такое, – спрашиваю,
– что ты разошелся?». А он и отвечает, лучше б уж молчал, право слово, до сих пор его слова сверлят мозг:
«Я ему говорю, простите, дескать, великодушно владыко, а Страшного суда не боитесь?
А он мне: «То ли будет, толи нет, а пожить и тут хочется!»».

Но я не к тому, отче, я к тому, что через пол часа, час отошел отец Алексий, и по-прежнему перебирал свои четки в руках.
Мню, что молитва была в том числе, и за сомневающегося архиерея. Алексий больше к этой теме не возвращался,
а я – не спрашивал. Все вместе, бывшие лагерники, мы помогали ему, как кто мог. Где-то в середине шестидесятых
он таки устроился на епархию. Хотя и тут ему пришлось на приходе претерпеть негаразды, да ты и сам это знаешь.[1]
И все же батюшка служил без всяких «почему». Не наше это дело – «почему» выпытывать. Если бы лошадь, вол,
а теперь – машина, спрашивали «почему», вряд ли бы что-то с места сдвинулось. Человек богообразен, не машина
и не животное. Но эти «почему» и его могут низвести до ада!».

Старец – молился, я молчал. А что можно было сказать – даже чтоб просто «переварить» услышанное необходимо было время.

Истина и человеческие мудрования.

Молчание затянулось. Старец, закрыв глаза, шептал молитвы, перебирая четки.
Я уже готов был и удалиться, но по опыту знал, что отец Антоний отнюдь не в дреме,
а просто мне дает время для раздумий и молится, молится и о моем вразумлении.

«Видишь ли, дорогой отец Александр, – не открывая глаз, продолжил отец Антоний,
– самое трудное для человека – это восприятие истины.
Человеку проще принять какую-то точку зрения, или просто обсудить ее, обговорить,
но только, если в ней заложен элемент человеческого же заблуждения.
Ко мне тут довольно часто приходят и артисты, и ученые. Пытаясь говорить об Евангелии,
они вначале переводят разговор на сравнения с изобретениями человеков – кораном,
буддистскими писаниями, и только тогда разговор начинается, вроде бы как о Евангелии.
Вначале желание низведения Истины до человеческих мудрствований, а потом – разговор.
И оно-то понятно – как можно обсуждать Истину?!
Истина требует, или призывает к поступкам в соответствии с Собой, соответствующим Себе.
А вот тут и возникают все основные трудности для нас. Поговорить-то мы можем, а вот исполнять
– с этим уже сложнее. Вот и придумываются теории о том, что все религии, фило­софские течения,
это как луг с разными цветами. Все должны существовать, все украшают жизнь, без этого
многообразия мир обнищает.

Хитрый пример, и возразить сразу что-то трудно. Но может эти цветы не пример воплощения
человеческих суемудрений, может это пример просиявших праведников в святой Истине подвизавшихся,
как мыслишь? Тогда понятно становится и другое – почему при уничтожении цветов и трав,
луг сразу зарастает сорняками. И не лебедой какой-нибудь, а все ядовитыми колючками!

Ревность, тобою высказываемая, нужна только в деле спасения; своего, если речь ведем о мирянине,
и паствы, если говорим о пастыре. Я тебя понимаю, увы, все не так, как нам бы хотелось.
Но подойди с другой стороны – вот Ветхозаветная Церковь. Казалось бы, и дух Истины в последнее время
там отсутствовал, чего стоят одни только учения саддукейские[2]?! Ан нет!
Для Христа все возможно и Он оживотворяет мертвое.
Но, не приняв Его, оживший было мертвец опять почил...

Впрочем... – старец как-то вдруг встрепенулся, – Нет, иудаизм почил только духовно, а так не почил,
он переродился едва ли не в сатанизм! Большая беда православным будет от него.
И от него и от мусуль­манства. Это как две ноги грядущего антихриста, сейчас они вроде бы, как и спорят,
порой даже дерутся. Но когда ребенок учится ходить – тоже нога за ногу заплетается, хотя этот страшный демон уже не дитя.

Вот его ноги – иудаизм и мусульманство на глазах всего мира перечат друг другу, но это они только нас вводят в заблуждение.
И ты смотри, отче, как хитро враг действует – иудаизм проповедует свободу, полную свободу от заповедей Божьих,
правда не для самих иудо-евреев, а для нас всех, гоев, выходцев из язычников. А мусульманство – наоборот,
кажущиеся строгости, законы, и о морали что-то там говорят... Но ждут они одного и того же, и с приходом антихристовым
быстро между собой договорятся. Да, тяжко вам будет, а я не доживу...

Детей жалко... Они, рожденные в похоти, без благословения и воцерковления, суть –каиниты.
Сколько их пойдет на удовлетворение низменных потреб при­спешников антихристовых!
Вначале они будут исполь­зовать для утехи своей их тела, но дойдет дело и до блюд из них.
Впрочем, и сейчас крещеные младенцы право­славные закалываются для жутких обрядов.

Как спасаться.

Антихрист же и слуги его будут собирательны во всех своих негодных делах.
Нет такого греха на земле, кроме Богоубийства, который бы они не повторили - все будет!
В том числе - и поедание себе подобных.
Все будет, все.

Труднее сказать чего не будет, какая только мерзость не будет ними производиться. Что поделаешь – дыхание ада...
Все греховные поступки, творимые заблудшими людьми на протяжении семи тысяч лет, все будут воспроизведены
за 3,5 года правления антихриста. Все! И это будет делаться не только по тому, что сын греха есть воплощенный грех,
но и чтобы увлечь всех, у кого хоть какая-то в душе червоточина есть. Есть то, за что хоть как-то можно зацепить,
и зацепится, дабы увлечь в омут ада. Только тот, кто сейчас в пустыне, он и сможет спастись.

Да ты не смотри так удивленно, отче! – старец приоткрыл глаза, – Речь не о песках, а о пустыне!
А пустыня она для каждого может быть в разном месте. Но для всех она в состоянии души..
Помнишь того монаха, который обижался на братию, входил в гнев и покидал очередной монастырь?
Но, даже обретя полное отшель­ничество, он не перестал гневаться, теперь уже на вещи.
Поэтому я и говорю, что обрести пустыню можно и в лесу, и в большом городе, а можно не иметь ее
и в настоящей пустыне.   Но без обретения пустыни – не спастись!

Хотя и понятно, что вернулся наш монах не в город, а в монастырь.
Город – не лучшее место для спасения даже для мирянина, а уж для монаха тем паче.
А большой город и для жизни не годится – растлевает, ибо исполнен соблазна, нечистот
и духовных, и телесных. Где гордыня взлелеяла дерзкую мысль построить башню до небес?
В самом большом городе того времени, Вавилоне. Где растление дошло до такого безумия,
что переполнило чашу терпения Господа? В двух больших городах, Содоме и Гоморре.

Поэтому надо отрешаться от внешнего мира. И тут дело не в том, конечно же, чтобы не видеть ближних,
закрывать глаза на скорби и беды ближних наших. Нет, нужно не видеть чужой грех. Это позволит
не впадать в осуждение, высокомерие о своих поступках, гордыню. Кроме того, и самому лучше будет
уберечься от падения. И второе, отбрасывать прилоги вражеские, стремиться не обращать на них внимания.
Это еще труднее, но только исполнение всего этого и удалит нас в пустыню. Пустыню – как место,
где нет ничего притягивающего взгляд, нет зримого соблазна для чувств человеческих. Кроме мыслей.
Их-то, как игривых и неистовых лошадей, и надо обуздывать.

Увы, отче, сам знаешь, нет сейчас Фив, нет Синая времен Лествичника, нет и Нитрии[3].
В Нитрии, по различным оценкам, было до 300 тыс. подвижников.

Нет и пустынь, как мест особого уединения, единения молитвенного с Богом.
Поэтому пустыню обрящешь только в душе, и только в ее отрешенности от мирских соблазнов,
от мирского рассеяния, внимания чужому греху. Ведь когда человек внимает чужому греху,
так или иначе, но он повторяет этот грех, пусть даже мысленно, но повторяет.
Кем-то сотворенное рождается заново и, может быть, даже в большем неистовстве страсти.
«Не судите, да не судими будете», – не стоит понимать только как ограничение на злоречие.
Отнюдь. Высота Еван­гельских слов теряется где-то в Небесах, как нечто недоступное
для полного разумения оскверненного грехом человеческого разума.
Призыв к отказу видения чужих грехов, это и отеческий совет не идти стопами согрешившего.

Обсуждая чужое падение, мы сами падает, ибо смакуем грех нашего знаемого, представляя грехопадение,
возрождая его в мыслях своих. В этом и сила бесовская кинематографа. Как оценивают величину таланта
постановщиков этого исчадия ада – по производимому впечатлению на желающих оскверниться потреблением
продукта лицедейства: заставят их смеяться или плакать – хорошо. Рыдать и хохотать начнут – еще лучше.
А ведь это ни что иное, как способ заманить смотрящего в другую жизнь, где на первом месте восседает грех!

Вот тебе и пустыня. Сто лет проведи в песках, а пустыню можешь и не обрести. И в столице, «аще хощеши»,
можешь ее стяжать, хотя путь и будет более тернистым. Призыв же бежать в пустыню для спасения
в последние времена так и следует понимать, как даже не бегство, но удаление от всего того, что предлагает нам
для соблазна мир, в том числе, и прежде всего, от открытия всевозможных чужих грехов.

Я сознательно не говорю, отец Александр, познания. Нет! Чтобы заразиться простудой, отнюдь не обязательно
пить чай с больным из одной чашки – достаточно поговорить с ним на близком расстоянии. Так и с грехом,
человек может и не участвовать в оргиях согрешающих, но одно слышание о грехопадениях, подробности
в совершении греха, уже поведет человека по пути нечестивых. И даже если не вызовет желания повторить,
то одно вспамятование греха будет осквернять и разлагать душу человеков. Вспомни праматерь,
змий ее именно словом соблазнил на грех.

А для исправления в последние времена уже времени не будет. Тут: да - да, нет - нет!
Увы, это не тысячу лет назад, когда можно было полжизни грешить, а остав­шуюся половину – каяться.
Поэтому в последние времена, где только можно, будет вестись разговор о чужих грехах,
будут смаковаться подробности грехопадений.

В прочем, уже даже не грехопадений, ибо это и падением не будет считаться, а только одной из форм проявления свободы.
Кто-то будет защищать блуд, содомию, обжорство, кто-то будет все это ругать, видимо обличать. Но суть-то не в этом,
цель всего этого адского театра – заставить людей обсуждать грех, причем, самые низменные формы его, вот что важно
для соблазнителей. Они будут стремиться провести людей сквозь грязь и мерзость пусть и чужого, но греха.
Уже и сейчас это есть, но дальше будет пуще. А имея в доме этих двоих соблазнителей – радио и телевизор,
просто не скроешься от предлагаемых духовных нечистот.

Так праматерь наша Ева вначале просто рас­сматривала запрещенные к еде плоды и соблазнилась их видом.
Потом же стала искать оправдание претворению греха в жизнь и рассуждала так: «Дай-ка, попробую я этих плодов,
говорит же змий, что будет только лучше!» И Адам, увидя, что жена жива, также соблазнился на ослушание воле Божией.
Что из этого вышло, все мы знаем, но в поступках своих мало чем отличаемся от прародителей. Вот и думает человек:
«Все говорят, что это хорошо, а я еще сих поступков не познавал. Надо попробовать, или хотя бы посмотреть на других!»
Да и включил телевизор, а там до воплощения греха действием уже рукой подать.

Внимать же надо Евангелию и истинному толко­вателю его, превносителю духа евангельского в мир – Святой Православной Церкви.
Православие – идеально, ибо это Истина, это знание, данное людям Богом о Себе. Православие не может нести на себе родимых пятен
язычества, человеческих мудрований, потому что это уже будет не Православие, а противление ему – про­тестантство.
Люди, называющие себя православными, могут иметь и имеют множество родимых, переданных от давних пращуров, пятен язычества.
Но именно эти-то люди и составляют всю полноту церковную, поэтому враг и стремится соделать в их душах еще большее число
пятен от грехов, дабы опорочить святость Православия, Боговедения, Богопознания. Выставляя напоказ согрешения православных
– соблазнять этим маловеров и просто людей, не стойких в истине.

Только пустыня. Только она может стать надежным убежищем для мятущейся души человека конечного времени.
Вот ты, отче, рассказывал о бездомных на своем приходе[4]. А веди они православный образ жизни – исповедовались,
причащались – вот тебе и спасение в самые страшные времена! Можно выжить? – можно! Даже не понимая этого,
люди отвергли блага этой бесовской «цивилизации» (вот уж не люблю этого слова). Для них нет сомнения, выражаемого в «почему»,
они принимают все так, как оно есть: дождь – это дождь, а не плохая погода. Мороз – значит мороз: теплее оденься и не хули Бога
недовольством за посланную стужу. Потому и Отец наш Небесный их питает и одевает, согревает и балует – по простоте их, непосредственности.

Мы же постоянно придумываем для себя массу вопросов, на которые либо вообще нет ответа, либо ответ на них для нас не полезен,
не спасителен. Ум не должен отвлекать, мешать единению души с Богом, ни что не должно нас извлекать из пустыни.

Я не случайно сказал тебе – извлекать. Отвлекать – это одно, извлекать – совсем другое. Отвлечь можно от какого-то,
пусть даже доброго дела, но чего-то временно творимого, скажем, от молитвы. «Я вот вижу по твоим четкам, только не обижайся,
дорогой отец Александр, что часто тебя хозяйственные дела да инно что отвлекают от молитвы, а?»

Я даже сравнивать не стал четки отца Антония и свои – его буквально костяные от постоянного перебора и молитвы,
а у меня на руке новенькие, не так давно купленные в Троице. Были домашние, повседневные, так сказать,
но выезжая куда-то, всегда старался брать новые.

Старец, видать, понял те аргументы, которыми я руководствовался, беря в руку четки не вседневные.

«А знаешь, в первую войну фронтовые офицеры даже из знатных высокопоставленных семей не здорово любили,
чтоб денщики и сапоги особо начищали, чтоб отличаться от тыловых щеголей. Но даже начищенные фронтовые
не меняли на другие, на которых не было стольких набивок, натертостей от стремян, в общем, всего того,
что выделяло истинного воина от ряженного в военного.

Четки – не сапоги, и подвижнику гордиться ними не след ни новыми, ни потертыми. Но последние, намол­енные,
они обязывают и призывают к молитве. Это некий мостик между простым принесением молитвы, от которого можно отвлечь,
к постоянному молитвенному состоянию, непрекращающейся беседе с Богом. Но кольми паче извлечь – это уже действо
сопротив самой основы жизни. Уже от состояния молитвенности отвлечь невозможно, можно только «извлечь»,
извлечь из жизни, чтобы поместить в смерть».

«Отец Антоний, но если говорить об извлечении из жизни к смерти, почему, как вы говорили, будет это извлечение
и буквальным, т.е. извлечением из жизни земной. Собственно, уничтожением этой земной жизни», – спросил я.

«А ты вернись на начало, не заходи с конца. Что сказал Господь Адаму в ответ на совершенное про­тивление установленному порядку:

«...Проклята земля за тебя; со скорбью в сердце будешь питаться от нея во все дни жизни твоей.
Терние и волчцы произрастит она тебе...»(Быт. 3; 17, 18.) Земля наказывается за грех вместе с Адамом,
с тем, кто совершил грех. Лишается некоей первоприродной благодати обильности плодоношения.

На первый взгляд – явная несправедливость. А глянь-ка ты отче, с другой стороны.
Хороший царь правит страной, и держава его благополучна, благословенна. Приходит нечестивец – весь народ страдает.
Человек же – венец всего творения. Вот от его-то похоти и рождается грех, а грехом – смерть.
И смерть эта входит не только во всех человеков, но и во всю жизнь. Во всем грех и его спутница – смерть.
Причем заметь, что Апостолы не говорят об этом, как о чем-то прошедшем, нет!
Пра­ведный Иаков сказал нам это, не оставляя никакого сомнения: «Сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1; 15.)
Не родил, но рождает! Апостол Павел, великий про­светитель язычников, говорит немножко в иной окраске:
«Возмездие за грех смерть...». Но смотри, смысл-то тот же. Дальше Апостол продолжает:
«А дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем». (Рим. 6;23).
Но дар этот, жизнь, оказывается нам и не нужен.

За один грех уже была проклята земля, лишилась дара родить только жизнь.
Господь называет ее после падения прародителей прахом, землю, которая была прекрасна
после сотворения, и Сам Творец сказал: «Хорошо».

Грехи жителей двух городов были причиной того, что земля, на которой они стояли, обращается в мертвое море, мертвое!
Водоем, в котором нет жизни! Столько было греха, что это вызвало абсолютную смерть. Некоторые «паломники» наши
в Израиль (они ведь в Израиль едут, а не на Святую Землю, поэтому иудеи эти туры организовывают с большой охотой)
все благо­словение берут купаться в Мертвом море и подлечиться грязями. Лечить следствие собственных грехов – болезни,
воплощенным в грязь и мертвую воду грехом ветхо­заветных нечестивцев!

А ты, мил человек, думаешь, что сегодня греха меньше?! Да паче прежнего вдесятеро, в сто раз больше этой дьявольщины.
Именно дьявольщины, ибо, словами Апостола же, «кто делает грех, тот от диавола». А значит и больше на земле смерти.
Больше смерти, я бы сказал, –непоправимой. Смерти безысходной, ибо нет времени для вымаливания душ, попавших в ад.
Поэтому и с землей будут происходить явления непоправимых трагедий.

Вся жизнь последнего времени – это одна сплошная беда и боль. И здесь не столь важно, кто именно винен в той или иной,
отнюдь. Сама греховная жизнь – уже катастрофа. Чем больше «цивилизовано» место прожи­вания людей, тем больше
произойдет ужасов от техни­ческих и природных апокалипсических негораздов. Видел я современный Содом – Нью-Йорк в огне,
печь адская, развалины и неисчислимые жертвы. Но жертвы ли?! Жертва всегда чиста, там же гибли оскверненные,
не сохранившие своей чистоты, отвергшие Истину и ввергшие себя в пучину человеческих, считай, бесовских суемудрений.
Они, пытающиеся создать новое подобие Вавилонской башни, этакого процветающего государства без Бога, вне Его закона,
и будут первыми жертвами его. Жертвами своих правителей, к тому же. В качестве одной из ступеней к мировому господству
власти принесут на алтарь Ваалов жизни своих соотечественников. Эти власти, состоящие из людей, исповедующих
выро­дившийся в сатанизм иудаизм, в ожидании лже-мессии, антихриста, пойдут на все, чтобы вызвать войны
и трагедии мирового значения.

Но огонь и разрушения от него еще не конец, а только начало. Ибо первоначальный огонь и разрушение вавилонских башен
нового времени взрывом – дело рук человеческих, хоть и по попущению Божию. Это злодеяние, как особо тяжкий грех,
вызовет и природные негоразды. Взрыв в море произведет огромную волну, которая зальет новозаветный Содом.
Гоморра же будет уже вскоре подвергаться разрушениям от страшных морских бурь, от воды».

«Подождите, отец Антоний, вы говорите о гибели от воды, а как же обещание Бога не насылать новый потоп?!» – перебиваю я старца.

«А при чем тут потоп? – удивленно возражает он, – душа моя, разве не было возможности у ветхозаветных греховодников спастись?
Была! Даже строителям ковчега Ной предлагал вместо платы взойти с ним ко спасению. Не захотели, отвергли.
Но сейчас и не потоп главное. Что тянет людей в эти исчадия ада – современные города? Неумеренность.
А кроме неумеренности еще то, от чего предостерегал и Спаситель, и Апостолы – страсть рассеянности.
Разве я сказал слово о возможном потопе? Не будет общего наводнения. Паче того скажу, вода не главное.
А главное в том, что грех будет разрушать землю и все стихии ее дадут людям ощутить ужас отторжения благословения Божия.

Но рассеянность, пожалуй, все же главное. Все сейчас в этом мире настроено против предупреждения Спаси­теля: «Бдите!».
Мы не внимаем ни словам Писания, ни Святоотеческим увещеваниям. Знаешь, отче, мне привозят люди много,
много книг современных богословов. Скорее, авторов, говорящих на православную тему. Скажу тебе как на духу
– большая часть из них пожи­гается. Прошу чад почитать ту, или иную, а спасения то в них нет!».

«Отец Антоний?!» – воскликнул, не удержавшись, с удивлением я.

«Нет, отче, нет! Это, дорогой мой, то, что в университетах называлось критикой.
Что только не критикуют – и протестантизм, и оккультизм, и шаманизм и что-то еще неудобовоспринимаемое!
Что-то кто-то в исступлении доказывает, что-то проповедует, убеждает, но на сколько это связано со спасением?!
Не связано и далеко от него. На столько далеко, что трудно и понять. А понять трудно потому, что все люди сегодня,
так или иначе, но живут в современном мире с его дьявольскими законами. Точнее, по этим законам.

+1

4

vik.mi.67 написал(а):

И негры по дорогам бегать будут.

в Москве уже их немало, в метро часто встречаются,
возле метро ходят с рекламой,
в подземных переходах торгуют...
мне даже кажется, что негры в Москве уже стали встречаться чаще,
чем цыгане или там японцы.

и не вчера это началось... ещё в году 2011 или около того:

https://matchgirl-ru.livejournal.com/1709225.html
https://www.the-village.ru/village/city … listovkami
https://www.yaplakal.com/forum1/topic356957.html

+1

5

togiya написал(а):

https://www.yaplakal.com/forum1/topic356957.html 
Крихели: Анастасия говорит, что жизнь с узбеками и таджиками ни в какое сравнение. Граждане стран СНГ ангелы на фоне африканского народа, заполонившего подмосковные Люберцы.

Во времена СССР пришлось длительное время пожить в Казахстане. Потом уехал в командировку в республику Гвинею и ... , что значит все познается в сравнении, негры показались намного лучше казахов. А тут вон как дело повернулось, теперь узбеки, таджики, казахи - ангелы на фоне ... Странно, кто же так негров в России испортил?

+2

6

проходимец написал(а):

тут вон как дело повернулось, теперь узбеки, таджики, казахи - ангелы на фоне ... Странно, кто же так негров в России испортил?

Да хватает и таких и сяких. Вспомнить хотя бы резню и погромы, которую устроили русским их бывшие соседи коренных азиатских национальностей в бывших союзных республиках? Но были и такие, которые помогали русским уехать и спастись.
А сейчас эти "коренные" понаехали деньги зарабатывать в Россию. Все пушистые и на все согласные. ой надолго ли белый пух?
Также и с неграми. Там они вроде как хозяева и гостей привечают. Хотя пхуту и тутси кошмарили друг друга с завидным упорством.
А у нас они пытаются зацепиться и выжить. У нас им вольнее и слаще, чем дома. А в Европе хватает своих понаехавших...
Кстати, по криминальным сводкам в Москве и Подмосковье украинских проституток на 70% - 80% заменили черные девочки. А в общем соотношении их почти 50%-60% от всех путан.

0

7

Вот его ноги – иудаизм и мусульманство на глазах всего мира
перечат друг другу, но это они только нас вводят в заблуждение.
И ты смотри, отче, как хитро враг действует – иудаизм проповедует свободу,
полную свободу от заповедей Божьих, правда не для самих иудо-евреев,
а для нас всех, гоев, выходцев из язычников.
А мусульманство – наоборот, кажущиеся строгости, законы, и о морали что-то там говорят...
Но ждут они одного и того же, и с приходом антихристовым быстро между собой договорятся.
Да, тяжко вам будет, а я не доживу...


вот уже и эти слова начали исполняться с точностью:

Синедрион призывает арабов исполнить свою роль в строительстве Храма.
В Израиле заговорили о скором приходе нового Мессии (Антихриста)

Зарождающийся синедрион, состоящий из 71 старейшины, опубликовал письмо на иврите, английском
и арабском языках, в котором арабам, сыновьям Измаила, предложено сыграть свою роль
в поддержке строительства Третьего Храма, о чем пророчествовал Исаия:

4  Возведи очи твои и посмотри вокруг: все они собираются, идут к тебе;
    сыновья твои издалека идут и дочерей твоих на руках несут.

5  Тогда увидишь, и возрадуешься, и затрепещет и расширится сердце твое,
     потому что богатство моря обратится к тебе, достояние народов придет к тебе.

6   Множество верблюдов покроет тебя – дромадеры из Мадиама и Ефы; все они из Савы придут,
     принесут золото и ладан и возвестят славу Господа.

( Исаия 60: 4-6 )

По словам раввинов, это обращение к сыновьям Измаила на много больше, чем просто символический шаг
ибо это есть шаг к глобальному миру, который будет характеризовать мессианскую эпоху.

В письме говорится:

«Дорогие братья, выдающиеся Сыны Измаила, Великая Арабская нация.

«С милостивой помощью защитника и Спасителя Израиля, Создателя мира завета, мы объявляем, что шаги Мессии,
очевидно, услышаны и что настало время восстановить храм на горе Мориа в Иерусалиме на его древнем месте.

Мы, евреи, выступающие за строительство Храма, обращаемся к вашим достопочтенным, которые были назначены
их народами, чтобы дать клятву и принести дары Храму, как пророчествовал  Исаия о вашей важной роли
и почетном положении в сохранении Храма, в поддержке  его жертвами ягненка и ладана и для получения  Божьих благословений.
В силу этого мы уверены, что вы выберете для этого мирные средства и будете избегать всех  путей к вражде и насилию.
И мы уверены, что вместе мы откроем двери для любви и уважения».

Письмо было подписано 23 уважаемыми раввинами, получившими смичу  (рукоположение) с целью воссоздания синедриона.
Сейчас эти раввины находятся в процессе получения подписей полного кворума из 71 членов синедриона, после чего они
отправят письмо главным  арабским учреждениям и лидерам. Они надеются провести конференцию с арабами.

Раввин Йехошуа Холландер, член синедриона, подписавший это  письмо, в интервью «Breaking Israel News» говорит,
что  этот шаг  станет для других народов важным мостом к Храму, где евреям приказано быть  нацией священников.
В этом их цель жизни как евреев.

Раввин Ахарон Ицхак Штерн, член синедриона, известный в обществе ортодоксов, считает, что пришла пора
для  такого приглашения для арабов, поскольку время Храма близко:

«Время Геула (искупления) очень близко и теперь сыновья Измаила могут либо вступить в войну и трудные времена,
либо прийти в мир и милость. Мы приглашаем сынов Измаила выбирать мир и благочестие».

Цитируя Элияху бен Шломо Залмана, выдающегося  еврейского мистика  18-го века, известного как «Виленский Гаон»,
раввин объяснил «Breaking Israel News»:

«Если в Третьем Храме будет принесена первая жертва – ветер прихода Мессии начнет сразу дуть».
Рабби Гиллель Вайс, еще один представитель синедриона, объяснил так же про мотивы, руководствуясь
которыми синедрион написал арабам письмо:

   «Письмо не требует денежной поддержки. Так же синедрион не просит ни у кого ни на что разрешения.
Строительство Храма вообще не является не является политическим актом или актом  юридическим.
Это мицва (заповедь Торы), лежащая на евреях. И теперь мы обращаемся к арабам из-за их родовой роли
как детей Исава и детей Измаила чтобы они были готовыми принять участие в служении Богу».


оригинал: 
Sanhedrin Calls on Arabs to Take Their Role in Third Temple as Prophesied by Isaiah
By Adam Eliyahu Berkowitz March 19, 2018
https://www.breakingisraelnews.com/1044 … jpjMcYF.97


https://qps.ru/DNrHf  )

http://protivkart.org/main/12106-sinedr … rista.html

+4

8

и папа римский теперь в унисон им подпевает:

Ватикан, 24 июня.

Папа Римский требует больших знаний об исламе для католических исследований, сообщает «Седмица».

По мнению понтифика, должно быть больше иудейских и исламских элементов в католических теологических исследованиях.

Студенты должны быть обучены диалогу с другими религиями, сказал Папа 21 июня в Неаполе.
В мусульманах особенно важно видеть «партнеров для построения мирного сосуществования.

Эти слова были произнесены на конференции Папского теологического университета Южной Италии.
Папа призвал католические учебные заведения внедрять курсы по арабскому и еврейскому языку и культуре.

По словам Папы Франциска, средиземноморский регион «открыт для встреч, диалога
и взаимного культурного проникновения» из-за своей природной среды.

http://www.blagovest-info.ru/index.php? … p;id=83303

впрочем, с иудеями католики уже и прежде братались:  https://apologet.spb.ru/ru/3045.html

0

9

vik.mi.67 написал(а):

Вот так и с нами, не станем идти по жизни правильно,
все сказанное в этой книге превратится в жизнь.
И негры по дорогам бегать будут.

уже у нас на глазах превращается

и негры уже появились, притом даже там, где их уж никак не ожидали
( Новости России 2 - 2018 )

часть вторая

Пророчества и наставления о спасении старца Антония.
Часть 2

Как спастись в последние времена?

Старец Антоний 

«Именно города будут под особым взором темных сил, именно там и проще поставить людей на колени.
Не завези хлебушек, через день согласятся поставить число антихристово куда угодно…

Мир можно победить только неприятием его законов и абсолютным следованием Закону Божьему.
Именного этого он больше всего и боится, именно против этого мир и восстает.

…Православие от другого Господина, поэтому и ненавидимо, поэтому и гонимо по всему свету.
Как не может быть двух истин, так не может быть даже двух религий. Истина одна и религия одна.
Заблуждений, увы, много…

На антихристовом соборе произойдет не только объединение «церквей», но и всемирное отречение человечества
от Бога Вседержителя. А это тоже, что спилить сук, на котором сидишь…»

Старец Антоний

Антихрист. Прошлое и грядущее – «Борьба за истину», мир душевный и спасение – Вера и дела.
Закон Божий и закон человеческий – Власть. «Кесарево кесарю, а Богу Божье» – Голод – Город и село.
О спасении в городе – Грех рождает смерть – Ереси, лжеучения, секты. Православие и католики
– ИНН, электронные паспорта, печать антихриста – Искушения современного мира
– Истина и человеческие мудрования – Литургия во времена гонений – Последние времена.
Конец естественного миропорядка. «Пустыня» – Православие – Предсказания о судьбах мира
– Предсказания о будущем России. Где лучше спасаться? — Раскольники – Рождение катастроф.
Неумеренность в потреблении – Россия. Немного истории – Священники – Телевидение – Церковь

Антихрист. Прошлое и грядущее

«Антихрист же и слуги его будут собирательны во всех своих негодных делах.
Нет такого греха на земле, кроме Богоубийства, который бы они не повторили — все будет!
В том числе — и поедание себе подобных. Все будет, все.
Труднее сказать чего не будет, какая только мерзость не будет ними производиться.
Что поделаешь – дыхание ада… Все греховные поступки, творимые заблудшими людьми
на протяжении семи тысяч лет, все будут воспроизведены за 3,5 года правления антихриста.
Все! И это будет делаться не только потому, что сын греха есть воплощенный грех,
но и чтобы увлечь всех, у кого хоть какая-то в душе червоточина есть.
Есть то, за что хоть как-то можно зацепить, и зацепится, дабы увлечь в омут ада…»

«Иудаизм почил только духовно, а так не почил, он переродился едва ли не в сатанизм!
Большая беда православным будет от него. И от него и от мусульманства.
Это как две ноги грядущего антихриста, сейчас они вроде бы, как и спорят, порой даже дерутся.
Но когда ребенок учится ходить – тоже нога за ногу заплетается, хотя этот страшный демон
уже не дитя. Вот его ноги – иудаизм и мусульманство на глазах всего мира перечат друг другу,
но это они только нас вводят в заблуждение. И ты смотри, отче, как хитро враг действует
– иудаизм проповедует свободу, полную свободу от заповедей Божьих, правда не для самих
иудо-евреев, а для нас всех, гоев, выходцев из язычников. А мусульманство – наоборот,
кажущиеся строгости, законы, и о морали что-то там говорят… Но ждут они одного и того же,
и с приходом антихристовым быстро между собой договорятся.
Да, тяжко вам будет, а я не доживу…

Детей жалко… Они, рожденные в похоти, без благословения и воцерковления, суть – каиниты.
Сколько их пойдет на удовлетворение низменных потреб приспешников антихристовых!
Вначале они будут использовать для утехи своей их тела, но дойдет дело и до блюд из них.
Впрочем, и сейчас крещеные младенцы православные закалываются для жутких обрядов».

Прошлое и грядущее

«Отец Антоний, вы ведь пребывали в таких же жутких условиях, какие и при царстве антихриста,
думаю, будут, но спаслись. Значит, возможно спасение?»…
«Нет уж, мил человек, то время с грядущим и сравнивать нельзя!
…Те годы попытки дьяволизации Руси заработали грехами, но это была лишь часть подготовки людей
к принятию антихриста. Конечно, было страшно – вначале Святую Русь обезглавили убийством царя
и всей семьи его. Потом стали ломать становой хребет православной державы: уничтожали крестьян,
духовенство, верующих. Кощунство паче всего оскверняло души. Самым отравляющим было вскрытие мощей,
надругательство над ними и над святостью вообще. Смотрел на это слабый духом и думал:
«Мне говорили этого делать нельзя – Бог тут же накажет. А эти вон что творят, и ничего, ни грома нет,
ни молнии!» И сам пускался во все тяжкое.
К счастью, таких было меньше, чем тех, кто сохранял веру. Но отступники были наказаны.
Сколько их, осквернявших святости, танцевавших на иконах, приходило ко мне каяться!
Кто приходил сам, а кого и привозили. Через десятилетия ощутили на себе карающую десницу Божию.
Лагеря, ужасные северные ссылки, голод, холод, многие ломались и сами просили себе смерти.
Когда война началась, знаешь, сколько было желающих «смыть преступление кровью»?!
Конечно, свойственная русской душе боль о судьбе Родины тоже была не на последнем месте.
И все же, это была лишь проба адских сил. Само отступничество от веры не носило сути полной смерти
– было время покаяться. А вот в жуткие три с половиной года отступничество станет смертью.
И человекоубийца не просто примет отречение от Христа, но для пущей уверенности еще
и закрепит свою власть над погибшей душой печатью. Все, клетка захлопнулась. Смерть.

Понимаешь, о чем я говорю?

Последнее время начало свой отсчет от Первого пришествия Христа на землю,
об этом Сам Спаситель говорил, а Апостолы Евангелием оповестили о сем весь мир.
Но тогда даже после предательства Сына Божьего и Иуде дорога ко спасению не была закрыта.
Благоразумный разбойник, сотворив столько зла, спасся в последние минуты своей жизни.
Не то в конце. Тут не будет времени на раздумья. Да и земля, страдая от желания людей
взять не по мере, а по желанию, изнеможет совсем. А ее все терзать будут, вгоняя и в без того
израненное тело всякие столбы, трубы, ковыряя шахтами, какими-то карьерами.
Ты спрашивал, откуда возьмутся все землетрясения? Был как-то у меня видный ученый, геолог.
Он местный, я его знал, когда он еще мальчишкой был, а сейчас в столице живет и работает.
Так вот такое сказал – там, где из земли-матушки достают адское топливо, там обязательны
сотрясения. Больше – меньше, раньше – позже, но будут. Вот тебе пример воздействия
на природу неумеренности человеческой.

Какой смысл в машинах, самолетах, во всем, что требует адского топлива?
Разве изменилась к лучшему жизнь человека, или ощущение счастья и горя изменились?
Все это вражеская уловка – собрать людей вместе для совместной работы на заводах,
оторвать от Божьего мира. А сами заводы тоже использовать по прямому назначению
– уничтожение сотворенного Зиждителем!
Это тебе одна причина.
А сколько их?
Мню, только Богу ведомо, а коль нам нет, стало быть, и неполезно».
«Отец Антоний, – спрашиваю старца, – как же от этого уберечься?
Кто может сказать, где будет трясти, а где нет?»
«Душа моя, – отвечал старец, – тебя еще учить?! Я тут тебе целый день об этом только и говорю.
Плохой врач лечит следствие, а хороший, прежде всего – ищет причину болезни, дабы ее устранить.
Отчего земля начнет трескаться и дрожать? От страшных грехов человеческих она содрогнется и не раз.
Стало быть, следует самому следить за чистотой жизни и место проживания выбрать такое, где меньше греха.
Пусть даже не из-за праведности жителей, а малого их числа».

«Деревня?» – перебиваю я с тайной надеждой, что старец даст оправдание проживанию в большом городе.
«Отец Александр, прости, но я уже говорил тебе по этому поводу, не отпущено мне столько времени,
чтоб повторяться. Ты услышал то, что тебе не нравиться, но другого я и не скажу. Разве только вместо деревни
можно принять маленький городок без этого сатанинского изобретения – многоэтажек.
Скажем, отдаленный одноэтажный райцентр.
Это одно.
Второе – источники вод.
Лучше всего, если место проживания будет расположено при истечении многочисленных вод.
Тем паче, что места эти малолюдны, а то и вообще одичавшие. Значит, и более безопасны.
Я же говорил тебе, что деревня тоже будет убежищем относительным. Видел я толпы голодных,
осатаневших от происходящего, от своих грехопадений горожан, выходивших на разбой в села.
Евангелие следует понимать буквально – сказано беги в пустыню, вот и беги, не обдумывая
святые словеса.  И Господь пребудет с исполняющим Его святую волю, а это надежнее,
чем следовать плодам пораженного грехом разума.

Вселенский масштаб антихристова действа возможен только потому, что люди сами этого хотят,
мил он им. Поэтому сатана столько раз и пытается проверить подготовленность человечества
к приему его, боится очередной неудачи. Великий святитель предупреждал, что именно злоба
человеческая станет порождающей средой для него. Добавлю, и все грехи, суть порождение злобы.
Но даже при том, что будут служить ему все силы адские, выявлять каждого, кто остался верен
истинному Творцу, не сможет он, не сможет охватить контролем всех…»

«Вера в Бога и вера Богу, надежда на Бога и любовь о Господе
– вот единственное, что не даст человеку на земле обречь себя на вечные муки ада.
Не позволит в сердце войти унынию от происходящего; не приведет к отчаянию
из-за видения мерзости запустения в святом месте; остановит лукавый разум,
оправдывающий принятие сейчас кода, потом – печати.

Человек, не имеющий полного упования на Господа, не верящий Ему – уже мертв.
Участь такого ужасна будет и на земле, и после стояния ошуюю Спасителя на Страшном суде.

Даже сейчас мы часто сотворяем такое, от чего хочется локти кусать. Последним судом судимые
и определенные своим собственным выбором зла в ад, готовы будут грызть себя, да будет поздно».
Веки старца опустились и из глаз закапали слезы.

Видно было, что для него разговор на тему конца света и Страшного суда был сильнейшим надрывом.

А у меня вдруг мелькнула мысль: «Если человек праведный, но все равно человек,
так страдает из-за гибели людей, то сколько и каких огорчений мы приносим Христу безгрешному,
Кровь Свою пролившему для искупления нас, безумных?!»

«Отец Антоний, – прервал молчание я, – вот при бегстве в пустыню,
как вы считаете, что лучше всего с собой брать?»

Не отирая слезинок, старец тепло, но с грустью улыбнулся:
«Ты-то куда бежать собрался, мил человек?  Гонения уже за спиной носишь,
так что и бежать не придется – будет время спокойно отъехать».
«Как это, батюшка», – холодок прошел по спине.
«А так это, отче, как там – «ножи источены», не помню дальше.
Будет, уже есть. Да не пугайся, Господь не оставит.
Больше молитвы, больше аскезы – претерпишь!
А брать? Навык молитвы и веры Богу, упование на помощь Его, добрые дела и смирение духа, конечно.
Из материального то, в чем человек обязательно будет иметь необходимость – строительный инструмент,
топоры, лопаты, упоминавшуюся уже «буржуйку». Конечно, одежду и обувь, простую и надежную,
в общем все, что может помочь продержаться три с половиной года.
Это и лекарства различные, спички, соль».

«А книги, отец Антоний?», – допытываюсь я.

«Их людям стоило бы читать раньше, да исполнять написанное святыми отцами.
С собой же, в зависимости от возможностей унести, обязательно следует брать Евангелие, Апостол, Псалтирь.
Желательно взять Библию, «Лествицу», «Невидимую брань» старца Никодима Святогорца, Пролог,
«Училище благочестия». До чтения и исполнения «Добротолюбия» не думаю, что дойдет,
хотя тоже лишним не будет...


По книге: «Священник Александр Краснов. Духовные беседы и наставления старца Антония. В 3-х частях». Часть 2

https://web.archive.org/web/20160621020655/https://nasledie77.wordpress.com/2015/01/27/пророчества-и-наставления-о-спасении-2/

+1


Вы здесь » Близ при дверях, у последних времен. » Фильмы, книги, музыка » Духовные беседы и наставления старца Антония