То, что сейчас происходит в России с присвоением и отказом от номеров, с чем столкнулись и Вы, имеет давние аналоги.
С этим ухищрением диавола христиане сталкивались еще в первые века по Рождестве Христовом.
Для примера приведу свидетельство свт. Григория Богослова из его "Первого обличительного слова на царя Юлиана".
Святитель приводит пример того, как хитро Юлиан Отступник прельщал христиан-воинов при раздаче наград после военного похода.

Нужно было сделать всего лишь малое: перед получением награды положить на жертвенный огонь
жертвенный ладан, т.е. засвидетельствовать свое почтение к "отеческим" богам.
И многие христиане, прельстившись золотом и почестями, пренебрегали "малыми" языческими действиями,
продавая за это "малое" всю душу.

Святитель пишет:

"Некоторые из обманутых по неведению, когда, подвергшись обольщению, возвратились домой разделить с товарищами трапезу,
и когда пришло время, по обычаю, прохладиться питием, как будто с ними не случилось ничего худого, приняв прохладительную чашу,
стали возводить очи горе и с крестным знамением призывать имя Христово; тогда один из товарищей удивился и сказал:
"Что же это? После отречения вы призываете Христа!"
Они полумертвые спрашивали: "Когда же мы отрекались?    Что это за новость?"
Товарищ объяснил: "Вы возлагали фимиам на огонь, а это значит то же, что отречение".
Немедленно оставив пиршество, как исступленные и помешавшиеся в уме, пылая ревностью и гневом, бегут они по торжищу и кричат:
"Мы — христиане, мы — христиане в душе!
Да слышит это всякий человек, а прежде всех да внемлет Бог, для которого мы живем и готовы умереть.
Мы не солгали Тебе, Спасителю Христе!
Не отреклись от блаженного исповедания.
Если и погрешила в чем рука, то сердце не участвовало.
Мы обмануты царем, но не уязвлены золотом.
Совлекаясь нечестия, готовы омыться кровию".
Потом прибегают они к царю, повергают пред ним золото, и со всем мужеством вопиют: "Не дары получили мы от тебя, царь, но осуждены на смерть.
Не для почестей были призваны, но приговорены к бесчестию.
Покажи милость своим воинам: предай нас на заклание для Христа. Его одного признаем мы Царем.
Воздай огнем за огонь, и за пепел нас обрати в пепел; отсеки руки, которые простирали мы на зло, — ноги, которыми текли к злу.
Отдай золото другим, которые не будут раскаиваться в том, что взяли: для нас довольно одного Христа; Он заменяет нам все".
Так говорили они, и в то же время увещевали других познать обман, истрезвиться от упоения, и оправдать себя перед Христом кровью.
Царь вознегодовал на них, но удержался умертвить явно, чтобы не сделать мучениками тех, которые были уже мучениками,
сколько состояло то в их власти; царь осудил их в изгнание, и таким мщением оказал величайшее благодеяние, потому что удалил от своих скверн и козней".


В приведенном историческом примере свт. Григория Богослова полная аналогия с сегодняшними днями.
Под видом блага, удобства и выгоды присваиваются номера, но сущность их — в отречении от всего того,
что установил Творец: от имени, от своего человеческого достоинства, от образа Божия.
Таким образом, происходит падение и начинается помрачение ума.
Человек теряет страх Божий, который не может пребывать в личности, вся жизнь которой и работа которой протекают теперь
в иной антагонистичной системе измерений, в личности, в которой хотя бы началось раздвоение бытия, бытия со Христом и с Его противником.